Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Благоденствие и мирное житие

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

«Конец настоящей жизни несправедливо,
думаю, называть смертию, а скорее
избавлением от смерти».

Св. Максим Исповедник

31 марта 2008 года отошёл ко Господу архиепископ Кемеровский и Новокузнецкий Преосвященнейший Владыка Софроний.

По окончании панихиды в Кемерово, в Знаменском соборе, 4апреля 2009 года Владыка Кемеровский и Новокузнецкий Аристарх в сопровождении клира и прихожан отслужил литию на могиле Владыки Софрония.

День был солнечный и тёплый. Та же теплота и солнечность была в душах поминавших Владыку.

В новом здании епархии, в фойе конференц-зала, священнослужители и прихожане знакомились с выставкой, посвященной Дню памяти Владыки Софрония. Здесь мы видели портреты Владыки, исполненные художниками Кемерова, Белова, графику о жизниПравославной Церкви, фотографии Владыки и его служения из архива епархии и домашнего архива архипастыря, его личные вещи. Отец Константин Федяев (зять Владыки Софрония) и его жена – матушка Вера (дочь Владыки) как-то тихо и светло, по-домашнему спокойно и с любовью пребывали в атмосфере встречи, в атмосфере благодатной памяти об отце своём, готовые дать пояснения на возникшие вопросы. А вопросов почти и не было, так как все присутствующие хорошо знали и любили Владыку и помнили его всем сердцем. Тихо, в умиротворении рассматривали личные вещи Владыки, так ярко хранившие облик его: клобук, очки, Евангелие. Слышу тихие восклицания рассматривающих фотографии Владыки:

- Везде радостный такой!..

- Да, да!..

Я вдруг удивляюсь похожестью отца Константина на молодого Владыку, ещё семинариста.

- Отец Константин, - обращаюсь я к нему после благословения, - Вы похожи на молодого Владыку.

- Да, - улыбнулся он. – Духовное родство... Духовное родство выше кровного...

Я вспоминаю венчание тогда ещё просто Константина и Веры в Знаменском соборе. Вспоминаю радость этого момента. Радость встречи двух сердец, соединяемых в Господе. Радость Владыки. А теперь вот они – отец и матушка.

Сын Владыки, также священник, отец Геннадий служит в Германии. Сегодня его на Дне памяти нет, приезжал в прошлом году на похороны Владыки.

Возле портретов Владыки автор, художник Виктор Пономарёв. Он рассказывает о Владыке, о его последних земных днях, о теплоте, о радости встреч с ним, о своём желании запечатлеть на холсте и в красках Владыку. Вспоминает его согласие и благословение.

Отец Сергий Веремеев, ответственный за День памяти, приглашает всех в зал, на экране демонстрируются фотографии Владыки. Нет в этой хронике и капли печали, есть радостный труд, светлая память – стойкое ощущение праздничности. Владыка всего себя жертвенно отдавал Богу и людям. Служба в Кафедральном Соборе, поездки по епархии, храмы, встречи с прихожанами, совместная работа с Губернатором, другие важные дела, дом.

Далее отец Сергий Веремеев приветствует всех собравшихся на встречу, посвященную Дню памяти владыки Софрония и предоставляет первое слово настоятелю Знаменского Собора протоиерею Владимиру Курлюте.

«У Бога нет мёртвых, у Бога все живы, - говорит отец Владимир, - и наш Первый Владыка предстоит ныне Престолу Божию и молится о всех нас. И мы молимся о нём и сердечно вспоминаем его труды, понесённые во благо Церкви. Владыка Софроний – первый архипастырь нашей епархии. До него мы находились под окормлением Митрополита Новосибирского и Барнаульского Гедеона, затем под управлением Владыки Иркутского и Ангарского Вадима, потом Владыки Антония, епископа Красноярского и Енисейского. С 1993 года наша епархия выделяется в самостоятельную епархию Русской Православной Церкви и её возглавляет Владыка Софроний. Приснопоминаемый Владыка – самый яркий из руководителей нашей епархии. Он основательно обустроил её, наладил связи с общественностью. Он оставил нам хорошо сформированную, укреплённую епархию. Пусть Господь упокоит его за его труды. Вечная ему память.»

Ведущий, отец Сергий, благодарит отца Владимира за слово памяти и предлагает посмотреть небольшую по времени (последнюю)

видеозапись Владыки, его прошлогоднюю проповедь на 40 мучеников Севастийских, за девять дней до своей земной кончины. Это его последняя проповедь, последние заботливые слова к нам.

«Моё служение уже сокращается... Помните и знайте веру Православную. Не слушайте чуждых и не уклоняйтесь, увлекающих вас в другие конфессии или секты. Ничего там правильного нет, чего бы не было в Православии...»

До последних дней Владыка заботился о своей пастве, о людях, которых ему дал Господь. Предостережение об отклонении от Православия, помню, звучало у него во многих проповедях. Оберегал он овец своих от волков. А много их разнообразных проповедников хлынуло на Россию в последнее время, много сект набросилось на Русь, поднимающуюся из мглы забытия. Много жаждущих поглотить души человеческие. Призывал Владыка укрепляться в вере.

«Всем пожелание возрастания в вере... Друг друга любите, чтобы исполнить закон Христов... Молитесь... Здравия, благополучия и всего самого лучшего в жизни.»

Последние слова видеозаписи. Живой, заботливый, родной Владыка.

- Вот такая короткая последняя запись Владыки, - говорит отец Сергий. – А сейчас мы представляем слово Детскому хору Знаменского Собора. Владыка очень заботился о детях и конкретно о Детском хоре. Трудами Владыки, отца Владимира, настоятеля Кафедрального Собора, и матушки Веры Курлюты, трудами регента Жанны Владимировны Чеботарёвой этот хор есть.

Вышел хор, первое песнопение – кондак Рождества «Дева днесь», запел хор, восклицая в благодарности своей:

Дева днесь Пресущественного рождает,
и земля вертеп Неприступному приносит,
Ангелы с пастырьми славословят,
волсви же со звездою путешествуют,
нас бо ради родися
Отроча млада Превечный Бог.

Радостная, ликующая весть: Бог родился! И нет смерти, если мы с Богом. И Владыка радуется, слыша родные детские голоса. Сколько за своё служение сердце его трепетало от этой радостной вести! Сколько раз по всему миру и конкретно в Кафедральном Знаменском Соборе возносилось это благодарственное песнопение!

Тропарь иконы Божией Матери «Знамение», следующее песнопение поет хор, восхваляя Заступницу нашу Богородицу:

Яко Необоримую стену, Источник чудес...

- Кондак Великого канона Святого преподобного Андрея Критского, - объявляет регент, и плачет хор, пробуждая к жизни вечной души наши.

Душе моя, душе моя, восстани. Что спише?

Конец приближается...

Отец Сергий предоставляет слово руководителю издательского отдела епархии отцу Виктору Соловью.

«Прошёл год со дня кончины Владыки Софрония, - говорит отец Виктор. – Благословением Владыки Аристарха, помощью Губернатора Тулеева и трудами издательского отдела нашей епархии мы издаём книгу «С Божией помощью и вразумлением». Название книги – самого Владыки. Владыка сам хотел её издать, но не успел за множеством дел и смертью.

Первая часть: «Жизнь – есть служение» - автобиография Владыки. Вторая часть – воспоминания о Владыке. Редакцию книги делали его родные: отец Геннадий Будько, отец Константин Федяев, матушка Вера Федяева. Общая редакция книги Андрея Правды. Через некоторое время можно её приобрести в епархии. Она также будет направлена во все библиотеки. А пока вы можете посмотреть десять сигнальных экземпляров книги.»

Отец Виктор передаёт книги для просмотра по рядам.

- Спасибо, отец Виктор, - говорит отец Сергий. – Здесь присутствует человек, который профессионально помогал в издании книги, вложил в неё свою душу и сердце – Андрей Владимирович Правда.

Андрей Правда подходит к микрофону:

«12-го января у нас произошло первое собрание по изданию этой книги, сигнальный экземпляр которой вы сейчас смотрите. Времени было мало. Мы считали секунды. Мы – это матушка Вера и ещё двадцать пять авторов воспоминаний. Труд был большой и вот я приобщился - и рад - к жизни человека, о котором эта книга. Спасибо.»

- Сегодняшняя наша встреча, - продолжает ведущий отец Сергий, - собственно, началась с предложения Союза писателей Кузбасса о проведении Дня памяти Владыки, Дня встречи со священнослужителями и прихожанами, и по благословению Владыки Аристарха это предложение наших поэтов принято и встреча состоялась.

Я вспоминаю, что ещё в прошлом году Союз писателей Кузбасса обратился к Владыке Аристарху с предложением о проведении Дня памяти Владыки Софрония, послал письмо ему и Владыка благословил это начинание. Вспоминаю декабрьскую 2007-го года встречу делегации Союза писателей Кузбасса с Владыкой Аристархом, на которой он сказал так запомнившиеся нам всем слова: «Слово – это Глагол Вечной Жизни. Слово – это Бог. И потому мы должны идти дорогой Жизни, а не дорогой смерти. Ответственность большая перед Словом. Перед Словом-Богом и перед словом, произносимым и печатным. И в этом смысле – мы делаем с вами одно общее дело, в этом смысле – мы с вами коллеги».

Я приглашаю к микрофону поэта и главного редактора журнала «Огни Кузбасса» Сергея Донбая, - говорит отец Сергий.

«Дорогие друзья, сейчас Андрей Правда сказал о выходе книги о Владыке Софронии, а я вспоминаю о другой книге. Книге стихов, которую мы издали несколько лет назад по благословению Владыки Софрония. Нас как-то пригласили выступить перед студентами Богословского института и нам захотелось, естественно, прочитать соответствующие стихи. И вдруг у нас у всех высветлились давно написанные стихи о Боге, о душе, о вечности. И всё это породило книгу «Собор стихов». Мы трепетали, как Владыка одобрит нашу задумку? И Владыка благословил. Эта книга вышла. Вышло уже два её издания. И получила она признание и у нас, и в Москве, а в Петербурге Премию святого Александра Невского получила.

И ещё вспоминаю (и горжусь этим), когда я был на X-м Всемирном Русском Народном Соборе в храме Христа Спасителя в зале церковных соборов, то для меня было так радостно, что увидев меня там, Владыка Софроний, улыбнулся, узнавая меня. Вот эта узнающая меня улыбка, мне очень дорога. Именно там, где-то далеко, в Москве.

Здесь кроме меня присутствует на встрече поэты Дмитрий Мурзин, Владимир Ерёменко, Андрей Правда и Вера Лаврина.

Вот мы сейчас по очереди почитаем вам свои стихи.
Там, где ангелом воздух уже поцелованный,
Озарённый весною, пречистый притих,
За прозрачной железной оградой церковной
Люди строят пять солнц куполов золотых!
Колокольня пока не взметнулася около,
Лишь трамвай невпопад прозвонит на бегу,
Но видать, повидать, словно ясного сокола,
Отовсюду наш Знаменский храм на торгу!
И отныне в любом уголке позаброшенном
Осеняется наша с тобой нищета –
Боже мой, Боже мой, наравне, как положено,
Золотым троеперстьем большого креста!
А сейчас я передаю слово Дмитрию Мурзину.

Дмитрий Мурзин:

«Я прочитаю два стихотворения: одно короткое и другое очень короткое. Но хотелось бы сказать в самом начале, что литература это, конечно, очень хорошо, но – молитва лучше. Хотя по нашей слабости, когда мы не можем молиться, лучше почитать, чем смотреть телевизор.

Первое стихотворение о поэтах, которые были вынуждены уехать после Октябрьской революции из страны и доживать свою жизнь на чужбине.

Носитель языка, чтоб уберечь язык,
Бежит из той страны, язык которой носит.
Настали времена и взяли за кадык,
И вот родная речь молчит, пощады просит.
Молчание всегда срывается на крик,
Изъята буква «ять», де-факто и де-юре.
И в колченогий стиль, как косточка в язык –
Войдёт порок и бич, бред-аббревиатура.
По планам ГОЭЛРО, ВКП(б), ЧК –
Пойди-ка разбери – что истинно, что ложно.
И, сгорбившись, идёт носитель языка –
И ноша тяжела, и бросить невозможно.

Второе стихотворение, которое как раз вошло в книгу «Собор стихов», и оно такое:

Я покопался в душе и нашёл Иуду,
Я покопался в сердце и нашёл Иуду,
Я покопался в умеи нашёл Иуду,
Я порылся в карманах и нашёл серебро.
Спаси, Господи.»

Следующим выступает Владимир Ерёменко.

Пока я иду к микрофону, думаю о только что прочитанном Димой глубоко покаянном стихотворении. Именно такая покаянность и пробуждает человека от смерти к жизни. Такое наблюдение себя помогает жить, трудиться во славу Божию, на радость людям. Как умел это делать Владыка. «И в этом смысле - мы с вами коллеги» - опять вспоминаются слова Владыки Аристарха. И дела Владыки Софрония.

«Когда одно из начинаний Владыки – открытие филиала Московского Свято-Тихоновского Православного Богословского института осуществилось, – произношу в микрофон, - я прихожу на работу, в институт культуры (ныне университет культуры и искусств), и вдруг вижу множество священников в актовом зале, около ста человек. Чудо такое? Что это? Первый набор филиала Московского Свято-Тихоновского Православного Богословского института. Ну, конечно, если милостью Божией, стараниями Владыки, в дом наш, где я работаю, пришел Богословский институт, то кроме священников в него многие поступили миряне и я в том числе. Поступил и закончил в 2001 году. (И вся семья, - подсказывает из зала Донбай.) Да, получилось так, что только маленький сын не учился в Богословском институте. А так – я, жена, две дочери учились. Старшая дочка, я, жена закончили. Младшая отучилась три курса и уехала в Иркутск. А вот сын не успел. Сейчас, к сожалению, филиалы института по всей стране закрылись. Приезжаю в Москву на государственные экзамены, спрашивают из деканата, а когда младшенький приедет?

Так вот - такая радость.

Лучших книг, чем, учась в институте, я не читал в жизни. На экзамены шёл с радостью, со страхом и трепетом. Это благодать. Я с юности мечтал к чему-то подобному прикоснуться, а тут – такое счастье. Господь давал Владыке очень много добрых дел делать. Мы все с вами свидетели. Помнится, как Владыка хотел, чтобы священнослужители учились! Он лично следил за всеми сессиями, за сдачей экзаменов, даже когда находился в больнице, переживал за нас. Интересная немаловажная деталь, говорящая о его поистине отеческой заботе: мы не только получали духовную пищу, но Владыка всех нас - и преподавателей, и священнослужителей, и мирян кормил натурально. Нам выдавались талончики во время сессий на бесплатное питание в столовой. Мы действительно были его детьми. И вся в целом забота о нас входила в его служение, которое он осуществлял с Божией помощью и вразумлением. Откуда и брались силы его.

Я прочитаю два маленьких стихотворения.

Служит Владыка Софроний

Служба идет
пять часов,
силы всё прибывают.
Старый Владыка,
как юноша!..
Помолодел на глазах.
Небо отверстое,
в рай, светлые,
радостно входим.
 

Духов день

Позолотились купола,
Звон благовестный!
И Церковь светлая светла,
И мир окрестный.
И в сердце каждого из нас
Любовь Господня.
Дух изливается, лучась,
На нас сегодня.
Как суждено даётся нам
Огнем креститься.
Сияет день, сияет Храм,
Душа святится.
Спасибо. Я приглашаю Андрея Правду.»

Андрей Правда:

«Я прочитаю одно стихотворение. Очень короткое.

Зелёный чай неспешно пью,
Не трогая костей игральных,
Опять весна, и сердца цвет миндальный...
Над влажной глиной ласточки снуют.

Спасибо.»

Весна. Владыка ушёл от нас весной. Ушёл ли он от нас? Думается и чувствуется, что нет. К микрофону подходит Сергей Донбай:

«Ещё была заявлена Вера Лаврина. У неё очень хорошие стихи. Как раз для нашего собрания. Её нет?»

А я сразу вспоминаю одно из Вериных стихотворений:

Шелест дождя...

Таким слышал его Иисус.

«Нет? – Переспрашивает Донбай, оглядывая зал. – Ну тогда я прочитаю ещё одно стихотворение.

Родной язык в нас снова растревожил
И русскую тоску, и нашу прыть.
От первых потаенных чувств: «Быть может...»
И до надежды страстной: «Может быть!»
Родной язык. Мы все уйдём и сгинем,
Но строчка будет жить, ей хватит сил:
«Скажи поклоны князю и княгине», -
Так Бунин в прошлом веке попросил.
А в детстве кто из нас, как небожитель,
Не отхлебнул из русского ковша?
Родной язык – и ангел наш хранитель,
И песня, словно общая душа,
Которую всё реже дарит радио,
Но верещит всё громче на износ.
Родной язык: «Не в силе Бог, а в правде», -
В тысячелетье прошлом произнёс.
Народа нет и не было немого.
И гордость, и смиренье на лице.
Он выразит: «В начале было Слово...»,
«Пусть... будет пухом...», - он вздохнёт в конце.
Он узелок на память нам и – затесь,
Он оберег наш и – сторожевой,
Он был и есть, как Бог, без доказательств.
Родной язык – наш промысел живой.»

И опять наплывает: «Слово – это глагол Божий... Слово – это Бог». Речь наша – «животворящая святыня». И здесь, на Земле, и там, в Царствии Небесном. Слышит ли нас Владыка?.. У Бога – все живы...

Отец Сергий представляет нам известный в стране инструментальный квартет «Благовест» из села Красное. Это – лауреаты Областных, Российских и Международных конкурсов и фестивалей. Наталья Ануфриева – руководитель квартета (домра), настоятель Троицкого храма села Красное отец Василий Ануфриев (домра), Олег Шогуров (контрабас), Евгений Храмцов, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, директор школы искусств села Красное (баян).

Отец Василий предваряет выступление коллектива вступительным словом: «Владыка освящал наш храм, в котором меня благословил настоятельствовать, наш старинный храм в селе Красное, храм Святой Троицы, который он любил, и любил служить в этом храме. И, действительно, Владыка был удивительный человек. Я всегда вспоминаю, что первый его вопрос, когда приедешь в Кемерово: «Как матушка? Как себя чувствует?». То есть, не оставлял без внимания. Был удивительным, чутким, добрым человеком. Конечно, мы Владыку всегда поминаем. Он всегда в нашем сердце. Но сегодня хотелось бы творчеством его помянуть. Мы исполним несколько произведений. Одно на стихи Есенина «Посвящение матери», второе – Антонио Вивальди «Концерт ля минор для двух скрипок с оркестром» и третье произведение – романс, который Владыка Софроний очень любил, «Белой акации гроздья душистые».

И мы погружаемся в красоту музыки. Прекрасное, профессиональное исполнение. Знакомые с детства родные мелодии. И вот - виртуозный концерт Вивальди. Вместо скрипок говорят домры. И как красиво говорят! Романс «Белой акации гроздья душистые»... Так и видится улыбающийся Владыка, слушающий эту красоту. Он и молча общался в любви. Он и сейчас с нами. Он благодарит нас за эту встречу, эту память. И мы это чувствуем.

Отец Сергий представляет слово иподиакону Владыки Софрония Дмитрию Самойлову.

«Мне хотелось бы сказать о Владыке, как о человеке в обыденной жизни, - говорит Дмитрий. – Так получилось, когда он ушёл за штат (был такой сложный период), мы практически каждый день гуляли в Сосновом бору, потом – по Набережной. Ежедневные, в любую погоду прогулки, в любое время года. Они продолжались минимум два часа. Иногда и два с половиной, а если хорошая погода, могли гулять и три часа. Помню, как-то зимой, в бору (я был легко одет и замерз), и говорю Владыке: «Владыка, давайте поедемте домой, а то я уже как-то вот замерз». Он остановился, заулыбался и сжав кулаки начал меня в бока бить. Так легонько. Говорит: «Ты замёрз?!. Ты что?!. Давай, давай пошли быстро!..» И взял меня под руку и мы так зашагали, как будто человеку не семьдесят с лишним лет. У него была эта сила. Он любил жизнь. Если вспомнить наш последний приезд в больницу, из которой Владыка уже не вернулся, скажем так, - Дима едва сдерживает слёзы, - то я помню, что вот в пятницу, когда мы попали туда, была тяжелая ночь, Владыка почти не спал, и утром, когда уже встали мы, он говорит: «Дима, знаешь о чём я сегодня думал?» Я говорю: «Нет, Владыка». А он: «Я думал, что вот начнется весна, мы начнём строить храм на Радуге». Вы все прекрасно знаете, что на покое он служил на Радуге, и у него это было настоящей мечтой - построить большой храм.»

Я тоже, едва сдерживая волнение, улыбаюсь: служил на Радуге! Есть в Кемерово такой район.

А Дмитрий продолжает:

«И Владыка рассказывает каким мы построим храм. Какие паникадила мы закажем в Софрино. Какие будут иконы. Как много будет иподиаконов. Какие будут служители. Какие будут красивые облачения. Не мог я тогда, в пятницу, подумать, что в понедельник его не станет. Несмотря на все свои тяготы за три дня до смерти человек не сдается, он до последних своих дней, до последних своих вздохов живёт Церковью. Это, конечно, говорит о многом. Это говорит, что он на самом деле сделал всё. Всё, чтобы послужить достойно. И лично моя уверенность, что он всё-таки у престола Божия предстоит. Знаете, однажды как-то зашёл разговор... И он, в общем, пообещал молиться. Это здорово. Это меня укрепляет в жизни. Хотя вот год уже как его нет. Для меня этот человек очень многое значит. Я благодарен Богу за то, - о чём я даже не думал никогда – что я буду у Владыки последним иподиаконом здесь на Земле. И мечтаю я о том, чтобы встретиться там с Владыкой и чтобы Владыка, увидев нас всех людей, которые его знают, которыепомнят его светлую замечательную улыбку, чтобы он, увидев нас, сказал словами апостола Павла: «Господи, вот я и дети мои, которых Ты мне дал».

– А сейчас я хочу предоставить слово, с вашего позволения, - говорит Дмитрий, – одному из врачей, обследовавшему Владыку накануне его ухода Ременской Елене Германовне.

«Когда мне позвонили, что на осмотр приедет Владыка Софроний, - говорит Елена Германовна, - я очень взволновалась: такой большой человек, как я буду с ним общаться? Но оказалось – всё очень хорошо. Владыка в общении был прост, весел, подбадривал меня. После осмотра я поняла, что не только я, но и вся офтальмология на сегодняшний день ему не поможет. Он понимал проблему и не только не печалился, но ещё и поддерживал меня. Мы разговаривали ещё некоторое время. Когда Владыка ушёл, было ощущение какой-то чистоты. Как после генеральной уборки. Таким чистым, простым, светлым и останется Владыка Софроний в нашей памяти.»

Отец Сергий предоставляет слово директору православной школы № 79 Татьяне Дмитриевне Зайцевой.

«Владыка Софроний – любимый человек для всех нас. Кроме большого уважения в епархии он обладал большим авторитетом среди всех кузбассовцев. Он был Почётным гражданином области. Все мы видели и видим радость восстановления православия, внимание ко всем слоям населения. Умиляется сердце верующего человека.

Дети – это была главная забота Владыки. Для этого и наша православная школа открылась в 1997 году. Владыка благословил меня быть её директором. В школе у нас есть и храм, и музей при храме. И пока свежа память о Владыке нужно собирать о нём воспоминания, фотографии, материальные свидетельства о жизни и служении Владыки.

К Владыке было уважение во всех кругах. И вот сейчас именем Владыки Софрония администрация предлагает назвать нашу школу.» Присутствующие встречают это сообщение аплодисментами.

Отец Сергий представляет новых выступающих:

- Мы приглашаем вокальную группу в составе иерея Александра Орлова, диакона Василия Вавринюка, диакона Вячеслава Ланского, протодиакона Виталия Макарова. Может быть, песня, которую вы сейчас услышите, покажется вам несколько неуместной в данном случае, но Владыка её очень любил. И с подачи Владыки эта песня стала также любимой песней нашего Губернатора. И мы сейчас её услышим.

Вокальная группа запевает песню из репертуара «Любе».

Выйду ночью в поле с конём,
Ночкой тёмной тихо пойдём.
Мы пойдём с конём по полю вдвоём,
Мы пойдём с конём по полю вдвоём.
А мне нисколько не кажется песня странной в данном случае.

Я думаю о судьбе священника, который живёт судьбой своей страны, своей паствы, её счастьем и бедами. Он всегда с народом своим и в мирное время и в грозные дни испытаний.

Сяду я верхом на коня,
Ты неси по полю меня.
По бескрайнему полю моему,
По бескрайнему по полю моему.

По полю жизни, которое нужно достойно и праведно перейти. Не сбиться с пути. Достичь Жизни Вечной.

Дай-ка я разок посмотрю
Где рождает поле зарю.
Аль брусничный цвет алый да рассвет,
Али есть то место, али его нет.

Есть То Место. Знает об этом верующее, влюблённое в Россию сердце. И стремится земным путём к Небесной цели, стремится, летит туда.

Полюшко моё – родники,
Дальних деревень огоньки.
Золотая рожь да кудрявый лён...
Я влюблён в тебя, Россия, влюблён.
Тихо и торжественно на душе.

- «Ах, ты, степь широкая», - представляет отец Сергий следующую песню коллектива. И сразу откликнулась сердце раздолью Руси. Её ширине и глубине, высоте духа.

Ах, ты, степь широкая,
Степь раздольная,
Широко ты, матушка,
Протянулася.
Ой, да не степной орёл
Подымается,
Ой, да то донской казак
Разгуляется.

Наша земная жизнь, устремлённая в Небо, тоскующая по Дому своему Небесному. Только бы пройти эту степь достойно, в любви к Тебе, Господи.

Ой, да не летай, орёл
Низко по земле,
Ой, да не гуляй, казак,
Близко к берегу.

А на экране – фотографии Владыки. Как он перешёл эту земную степь. Как служил. Как шёл к Тебе, Господи. Как звал за собой.

- Сегодня мы уже слышали в инструментальном исполнении «Белую акацию», - говорит по окончанию песнопения отец Сергий, - а теперь любимый романс Владыки исполняет, поёт наш квартет.

И нахлынула с «Белой акацией» в зал живая память о Владыке, Русь Святая, дореволюционное время.

Белой акации гроздья душистые
Вновь аромата полны.
Вновь разливается песнь соловьиная
В тихом сиянье, сиянье луны.
Юность. Первые встречи. Любовь.
Помнишь ли летом под белой акацией
Слушали песнь соловья.
Тихо шептала мне чудная, светлая:
«Милый навеки, навеки твоя».
Главные слова. Главные дела. Жизнь.
Годы давно прошли, страсти остыли,
Молодость жизни прошла.
Белой акации запаха нежного
Мне не забыть, не забыть никогда.

Хорошо на земле, Господи. Только... Только надо правильно жить.

- В завершение нашей встречи, - говорит отец Сергий, - я попрошу протодиакона Виталия провозгласить Владыке Софронию «Вечную память».

И не удивительно, что протодиакон Виталий вдруг начинает возглашать «Многая лета»… И спохватывается. И замолкает смущённый несколько... Ведь это же многолетие здравствующим... Но Владыка жив в наших сердцах... И мне вновь вспоминаются слова Максима Исповедника: «Конец настоящей жизни несправедливо, думаю, называют смертию...» Настоящей жизни... Настоящей... И через паузу протодиакон возглашает:

- Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, приснопоминаемому архиепископу Софронию и сотвори ему Вечную память…

- Спаси, Господи, всех, кто сегодня пришёл вспомнить архиепископа Софрония, - завершает встречу отец Сергий. - Спасибо вам за молитву, которую мы в храме совершили, за литию и за то, что мы здесь собрались, за те чувства и душевные движения, которые мы питаем к нашим родным, любимым, близким людям.

Спаси, Господи.

Всего вам доброго.

И уходим мы в покое, радости, любви. Уходим, а на экране – фотографии улыбающегося Владыки. На экране и в сердцах наших. Уходим, не уходя душами от пастыря нашего.

Он с нами и мы с ним, дети Твои, Господи.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.