Журнал Огни Кузбасса
 

Наталья Ахпашева. Единоборство богатырских дев

Рейтинг:   / 8
ПлохоОтлично 

От переводчика


Дева Алтын-Арыг – одна из самых загадочных героинь хакасского эпоса. Она чудес-ным образом, сама собой, родилась на вершине хребта Кирим, внутри священной Белой скалы. Причем появилась на свет сразу же в полном боевом облачении и вместе с вол-шебным конем бело-игреней масти. Богатырка покровительствовала народу, чьи юрты стояли у подножия Кирима. С мечом в руках противостояла захватчикам, разорявшим се-ление и угонявшим людей на чужбину. В мирное время объезжала округу дозором.
Главой здешнего народа, владельцем скота и земли был малолетний хан Чибетей, рано оставшийся сиротой. Сказание описывает его человеком, наделенным и положитель-ными, и некоторыми отрицательными качествами. Тем не менее, Алтын-Арыг безогово-рочно почитает хана как младшая сестра старшего брата. А когда Чибетею приходит пора жениться, сопровождает его в поисках невесты.
Чаян, творец мира в хакасской мифологии, предназначил Чибетею в жены неукро-тимую богатырку Хыс-Хан, живущую у далекого хребта Ханым. Но прежде над ней надо было одержать верх в поединке – только после этого Хыс-Хан лишится богатырства, за-будет о военных набегах и станет обычной женщиной, удел которой – домашнее хозяйст-во. Выполнить это условие Чибетей поручает сестре, и безжалостная Алтын-Арыг вступа-ет в схватку с будущей невесткой…
Посвященное Алтын-Арыг сказание составляет больше 10 тысяч стихотворных строк. Один из вариантов, в которых древняя поэма дошла до современности, принадле-жит сказителю Павлу Васильевичу Курбижекову (1910-1966). Запись была осуществлена в 1964 году хакасским фольклористом В.Е. Майногашевой. В 1988 году в издательстве «Наука» состоялась академическая публикация сказания, также подготовленная В.Е. Майногашевой. К этому тексту я и обращалась, задумав отобразить поединок Алтын-Арыг и Хыс-Хан в художественном переводе на русский язык.

Наталья Ахпашева




ЕДИНОБОРСТВО БОГАТЫРСКИХ ДЕВ

Фрагмент из хакасского сказания «Алтын-Арыг»

Солнце взойдёт над землёй и скроется,
тьмой хребет Ханым-сын укроется –
свой поединок девы не прерывают,
до появленья новой луны продолжают,
до завершенья года не отдыхают.
Одна другую тесня, быками пыхтят,
против другой кружась, конями хрипят.
Год за годом шестой год пролетел –
никто из двоих противницу не одолел,
верх одержать никто из них не сумел.
Девы, пока поединок вели, исхудали,
между собой борясь, совсем отощали –
начали кости их с боков выпирать,
рёбра, кожей обтянутые, выступать…

Этой порой достойный хан Чибетей
стал на земле девы Хыс-Хан проживать,
править владеньем чужим по воле своей –
главой хороших людей, вокруг обитающих,
хозяином тучных стад, на раздолье гуляющих.
Дева Хыс-Хан увидела и не стерпела,
ранее гнева не зная, гневом вскипела:
«В просторном владенье, что я от отца приняла,
ныне ничтожный главенствовать-править посмел!
В богатом селенье, что матерь мне передала,
захожий без роду, без племени ханствовать сел!»

Силы собрав, дева борьбу продолжает –
хочет она противницу к небу поднять,
оземь ударив, ей спину переломить.
Но Алтын-Арыг могучая не уступает,
не позволяет себя сильней обхватить,
не переставая Хыс-Хан увещевать:

«На этой обширной земле в степных табунах,
среди сотворённых Чаяном быстрых конях
может ли добрый скакун-бегунец народиться,
чтобы с моим Бело-игреним сравниться?!
Может ли снова в обжитых народом краях
всем Алтын-Арыг подобная дева явиться,
равная мне богатырка вдруг объявиться?!
Не миновать, если свыше определено.
Не избежать того, что случиться должно.
Если тебе творцом богатырь предназначен,
старший мой брат деве в мужья назначен –
выходи за него, Хыс-Хан, как то суждено.
Пока не искалечила я тебя – выходи.
Пока не изувечила – замуж, дева, иди.
Если согласна добром – быть посему.
Не согласна – тогда против воли тебя поведу».

Тут Алтын-Арыг деву Хыс-Хан обхватила,
обхватив, богатырке могучей рёбра сдавила –
пригибает к самой земле, позвоночник гнёт.
Девятый год меж тем к завершенью идёт.
Стала сдавать Хыс-Хан, начала уставать,
но Алтын-Арыг не хочет она уступать:
«Пусть на землю моя голова упадёт –
за глупого айну* такого я не пойду!
Глаза мои чёрные высохнут – я не пойду!»

Тогда Алтын-Арыг, примериваясь, развернулась,
на месте семь раз, приноравливаясь, повернулась,
деву Хыс-Хан приподняла над собой,
шесть раз прокрутила противницу над головой,
шесть раз прокрутив – на твёрдую землю бросает,
со всей богатырской мощи к земле прижимает,
иным существом обернуться не позволяет,
по-прежнему замуж идти её принуждает.

Дева Хыс-Хан молчит – не отвечает…
Меж тем Алтын-Арыг пуще ей угрожает –
ножны о трёх застёжках расстёгивает,
из ножен тех заточенный нож вынимает…
Этим же временем на высокий хребет
лучший из добрых коней Тёмно-бурый взбегает,
лучший из богатырей Чибетей заезжает,
здоровается с Алтын-Арыг как с младшей сестрой.
«Здравствуй, – она отвечает, – брат дорогой!»
Сама же терзать-истязать Хыс-Хан продолжает –
доспехи вскрыв, грудную кость рассекает.
С лезвия кровь – капля за каплей – стекает,
на острие пламя живое играет.

Первый хрящик надрезала – дева молчит.
Рассерженная Алтын-Арыг ей говорит:
«Если упорствовать будешь, могу и убить.
А где-нибудь, верно, найдется ханская дочь,
которая за Чибетея выйти не прочь.
Точно такой же, как ты, станет женой –
разве что имя другое будет носить.
А может, уеду, оставив тебя чуть живой.
Будешь – недвижимая – чернеть, высыхать,
смерти желая – от муки великой страдать.
Одна – ни живая, ни мертвая – будешь лежать,
пока не потянет в родные места лебедей,
пока не вернутся сюда стаи гусей».

Сказав, Алтын-Арыг надавила сильней,
второй хрящик в груди Хыс-Хан надрезая.
За третий взялась – вздрогнула дева Хыс-Хан,
от муки-боли непереносимой страдая…
Смотрит на это лучший из богатырей –
жалеет прекрасную деву хан Чибетей.
Только пощады не просит дева Хыс-Хан,
замуж не хочет идти богатырка Хыс-Хан.
А от неё согласия не получая,
глубже и глубже нож Алтын-Арыг вонзает,
ночь подошла – останавливаться не желает.

Ночь прошла, и снова день наступил.
Крепкое сердце Хыс-Хан ноет-болит.
Дальше терпеть – не осталось у девы сил,
и Алтын-Арыг так она говорит:
«Если Вы решили меня погубить –
видно, такая судьба у меня – убивайте!
Но если решили меня жизни лишить,
пыткам-мученьям, прошу, не подвергайте!»

Тут задумался лучший из богатырей:
«Если в больший гнев Алтын-Арыг придёт,
строптивую эту Хыс-Хан непременно убьёт,
неукротимую деву совсем изведёт!
Придётся мне другую невесту искать!
В какой стороне смогу жену отыскать?!»
К сестре повернувшись, промолвил хан Чибетей:
«Дорогая моя Алтын-Арыг, надо ль тебе
прекрасную деву безжалостно так истязать?!»
Затем саму Хыс-Хан принялся убеждать:
«Чтобы не стать Вам супругой чтимой моей?»

Смотрит Хыс-Хан – вот ведь стоит перед ней
муж достойный, лучший из богатырей.
Видит Хыс-Хан – жалеет её Чибетей,
и за него замуж пойти согласилась.
На деву тотчас Алтын-Арыг как напустилась:
«Где же ты раньше, моя дорогая, была?!
Не отвечала – молчала? Чего же ждала,
пока я тебя, прекрасную, не искалечила,
невестку свою дорогую не изувечила?!»

Взялась Алтын-Арыг возле Хыс-Хан хлопотать,
снадобье-зелье чудесное применять,
стала невестку свою лечить-исцелять.
Встала Хыс-Хан, как будто снова рождённая,
будто творцом Чаяном опять сотворённая.
Сев на коней, молодые в долину съезжали,
перед народом-людьми вдвоём представали…

*Айна – враждебная человеку сверхъестественная сущность, обитатель подземного мира.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.