Журнал Огни Кузбасса
 

Леонид Гержидович. Кузнечик рядом спит со мной

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
 
          ДУША
 
Уйду – душа останется.
У речки поутру
Присядет вечной странницей
К рыбачьему костру.
И рыбаков по случаю
На росном берегу
Я страстью неминучею
Незримо обожгу.
Им с сущим пониманием
Вселю благую мысль –
Чем дышит Мироздание
И как струится Высь.
Чтоб им в злобе нечаянной
В сердцах не замутить
Речушки нескончаемой
Божественную нить.
Не заболеть под кущами
От зги и нищеты
На жизни срок отпущенный
Нехваткой доброты.
В забои и на пахоту
Нести благую весть
И жизнь любить распахнуто
Такой, какая есть.
 
 
          БУРЁНКА
 
Во дворе мычит корова,
Квохчут куры у стрехи,
Приобщаюсь к жизни новой,
Забываю про стихи.
Был я тощий, словно спичка,
Как гулаговский скелет,
А теперь жена яичко
Мне изжарит на обед,
Из подойничка парного 
Мне нацедит молочка,
Скажет ласковое слово
И напоит, как бычка.
Отвернулся быт суровый,
В теле немощи тая…
Ой, вы, куры, ой корова,
Ой, кормилица моя!
Стал я с Музою неловкой
По другим законам жить:
Строки длинные литовкой
В росном поле выводить.
Чтоб в подойник струи пели,
Чтоб петух хохлатил кур,
Чтобы щёки пламенели,
Как в куплете каламбур.
А чтоб радость и надежда
Не загинули в лесу,
Я с утра Бурёнку нежно,
Как жену свою пасу.
Ей рефрен и ей эпитет,
Ей окрестный колорит,
А она знай, травку щиплет,
Рифму «му» мне говорит.
Насыщайся! И к обеду
Молочко домой неси,
Чтобы с голоду поэту
Не зачахнуть на Руси.
 
КОЛЮ  ДРОВА
 
Любо похозяйничать!
В глубине двора
Силою играючи
Я колю дрова.
На года – за семьдесят –
Сердцем не ропщу.
Чурбаки, как семечки,
Колуном лущу.
Внучек тож не ленится –
Малый любит труд.
И дрова в поленнице
К небесам растут.
Вечер серой горлицей
Кружит у жилья.
Будет жаром полнится
Горница моя.
Думает соседушка,
Глядя через тын:
«Мне б такого дедушку,
Жару б дали, блин!»
 
*     *     *
Светлые дни отблистали,
Тёмных ночей не избыть…
Ноги отказывать стали –
Буду помногу ходить.
Вышибу недуг клин клином,
Сброшу свою маету
И по дороге за тыном
Вновь сам себя обрету.
Эй вы, Светило в зените,
Ель и Лопух у плетня,
Силы свои проявите
И выручайте меня!
В помощи буду стараться
Я у беды на краю.
Вы мне поможете, братцы,
Немощь осилить мою.
Выбежит внучка к дороге
И не узнает меня.
Скажет: - «У путника ноги
Резвые, как у коня!»
 
*     *     *
 
Вдоль по улице пристойненько,
Обживая примитив,
Где-то пликает гармоника
Сверхлирический мотив.
А со мной, как света зарево,
Рядом девица идёт,
На меня такого старого
Всё глядит, разинув рот.
Как с картиночки лебёдушка,
На таких глядеть бы век.
Говорит: 
- Какой ты, дедушка,
Необычный человек.
Как твоя мне поступь нравится!
Восторгаясь и любя,
Даже солнце улыбается,
Сверху глядя на тебя.
А меня вот несусветная
Жизнь согнула пополам.
Я тебе, такому светлому,
Всё, что вздумаешь, отдам.
Наша встреча не напрасная,
Повстречались мы не зря.
Я идти с тобой согласная
Хоть за синие моря…
А загривок мой сутулится
И безрадостен мой вид.
И плетусь я долгой улицей,
Как отпетый инвалид.
Пусть девчонка рядом прыгает,
Пусть красива, как в раю.
Только ей, увы! – не выгорит
Слямзить пенсию мою!
 
 
 
 
*     *     *
 
Мне мил неприхотливый быт
И вольный дух родного края.
Душа нисколько не скорбит
О каменно-бетонном рае.
 
Когда край неба над бугром
На соснах поостудит ветки,
Земля, угретая костром,
Мне дарит сон благой и крепкий.
 
Сливаюсь накрепко с землёй.
И эта связь не оборвётся.
Кузнечик рядом спит со мной,
А утром нас поднимет солнце,
 
Чтоб всем нам вместе осязать
Великолепие земное:
Берёзу добрую, как мать,
И птичью радость над собою.
 
 
КОТ
 
От мира отгороженный,
Познав тоску и страх,
Я жил в сторожке брошенной 
На четырёх ветрах.
 
Однажды из урочища,
Как чародей из вне,
Без имени, без прозвища
Явился кот ко мне.
 
Он лешим неухоженным
Обшаривал мой дом,
И уши обморожено
Топорщились на нём.
 
Я принял это чудище
И накормил, чем мог.
И он, довольный участью,
Прибился мне под бок.
 
Там где-то воры шастали,
Чтоб сесть потом в тюрьму,
По улицам – глазастые
Машины шли во тьму…
 
А здесь, в углу заброшенном,
На ветхом топчане,
Мурлыча, плоть зверёныша
Рассказывала мне
 
О том, что в мире деется,
Где трудно жить, любя;
Где можно понадеяться
Лишь только на себя,
 
О том, как кушать хочется,
Когда съестного нет,
И то, что одиночество
Труднейшее из бед.
 
Студёною позёмкою
Стучала в дверь метель.
Но грела нас убогая
И жёсткая постель.
 
И слушал я участливо,
Что пел мне кот в тиши…
И были, были счастливы
Две сирые души.
 
 
УЛИЦА
 
Детство безотрадное, в суете дорог
Выветрить из памяти я тебя не мог.
По знакомой улице вот иду опять:-
Выходи, товарищи, гостя привечать!
Отвечает улица: «Обвенчал их крест.
Сгинули товарищи. Ты один, как перст.
Ермолай зарезан был  в драке, а с Петром…
Не вернулся в лайнере на аэродром.
Гитариста Зямина за стакан вина
Зарубила сонного глупая жена.
Ярослав Копеечкин – вовсе не бандит –
При побеге (лагерник) наповал убит.
Митя умер в тягости, был с рожденья квёл.
Ваньку с Витькой Уткиных алкоголь извёл.
Артамон повесился. Утонул Гришак…»
Как же это, Господи! получилось так? 
Не изведав старости, не познав детей,
Убрались друзья мои под посев дождей…
Я без вас, ребятушки, без колоды – туз.
Ой, какой навесили на меня вы груз!
Я бреду по улице, и за вас за всех
Изогнул мне спинушку непомерный грех.
 
 
 
ЛЕСОСЕКА
 
От кровавых мозолей
Пламенела рука.
Говорил Анатолий:
- Что, кишка, брат, тонка?
Ты для бодрости гикни
Или крикни: «Ура!»
Вникни,
Разумом вникни
В механизм топора.
И в сердцах, что есть силы,
Я вникал сгоряча
В сердцевину осины
Топором от плеча.
А напарник лукаво
Хохотал на весь лес.
Мне казалось
Сам дьявол
В его глотку залез.
А на завтра мы лесом
Загружали вагон.
Слабаком и балбесом
Костерил меня он.
Роба пухла от пота.
И вагон, словно пасть,-
Брёвнам не было счёта…
Только б мне не упасть.
Продержаться бы только,
Но слабела рука.
И с ухмылочкой Толька:
- Что, кишка, брат, тонка?
В чащах новые всходы
Поднялись от земли.
И не брёвна, а годы
Мне на плечи легли.
И, когда было трудно,
Цель была далека,
Слышал я из под спуда:
- Что, кишка, брат, тонка?
 
 
 
*     *     *
В преднеминуемой остуде,
Пока есть отзвуки словам,
Хотел бы выдохнуть я людям:
Спасибо вам!
Спасибо вам!
За то, что на ночь приютили,
За то, что не впустили в дом,
За то, что добрыми вы были
И душу брали на излом.
Спасибо вам за смех и слёзы,
За тьму душевную и свет,
За похвалу и за угрозу,
За нелюбовь и за привет,
За горевание на тризне,
За первый выкрик малыша –
За всё,
Чем радовалась в жизни
И чем печалилась
Душа.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.