Журнал Огни Кузбасса
 

Елена Пиетиляйнен. Земная соль и звездный блеск

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
***
На зачерствевший грунт зима
Внезапно брызнет спелым снегом.
Последний раз вздохнет Онего,
Захлопнут форточки дома.
В коросте старых листьев сад
Струя метели наполощет,
Еще не вытоптана площадь,
И след крадется наугад.
Еще беспомощная мгла
Тоской цепляется за ниши.
Но луч, как тонкая игла,
День трепыхающий нанижет.
И срок пока еще далек
До истекающего мая, –
Но бьется белый мотылек
И крылья хрупкие ломает…
 
 
СЕВЕРНОЕ ЛЕТО
 
Вдохновенно творит, как художник, природа,
Выбирая в палитре вдумчиво цвет.
И в прозрачных ночах на холсте небосвода
Золотою каймой проступает рассвет.
О, прозрачная ночь! Это - севера лето!
Не созрели еще и соцветия звезд.
Только ломтик луны рыхловатой и бледной
Осыпается вниз – в шелестящий овес.
Крошки птицы клюют, как молочные зерна. 
Оттого до утра их слышны голоса.
И туманами томно исходят озера.
И росой, как слезой, истекают леса.
А в прозрачных лесах, как в прозрачных озерах-
Все бесхитростно ясно, но тайной влечет.
И цветастую шаль – паутинку с узором
Мне накинуло лето легко на плечо…
 
 
***
Я смерти не боюсь.
Ведь нет ее,
Пока горит негаснущее слово,
И сердце балансирует мое
На хрупкой грани доброго 
и злого.
Я не погибну даже, и когда
Сквозь слой событий 
просочится старость.
Меня задушит липкая усталость,
А не инфаркт, морщины и года.
И будет речь бездарна и суха,
Утрата слов – как жизнь – невосполнима.
И не извлечь мне колдовства стиха
Из загнанной души своей 
ранимой.
И вот тогда я знаю, что умру,
Хоть будет биться жадное сознанье.
Но кто же я? Былинка на ветру,
Чужое откровенье и признанье.
 
 
***
Острова, острова – золотые костры
В посиневших ладонях озёрных.
Невесома печаль, а потери – остры,
Словно ели в пейзажах узорных.
 
Берега, берега… 
Не исхожен песок.
Здесь блаженно купается осень!
Ей тунику из листьев кидает лесок,
Но она её больше не носит.
 
Облака, облака…
Вы – от прошлого дым,
Где надежды мои догорают.
Но гуляют лучи по дорогам пустым
И ведут от земли и до рая.
 
 
***
Лес, золотистой каймой 
отороченный,
В жидкие сумерки 
ветки макает.
Рассвет набухает
закатом просроченным.
Словно по желобу, время стекает.
Минуты, часы, дни и недели
Вместе с листвой 
опадающей кружатся.
И – на стареющей сморщенной 
ели –
Первого снега хрустящее 
кружевце.
Противоречие нерасторжимо.
Старость и молодость – жизни 
единство.
 
Время бесстрастное 
неумолимо.
… Ниточка вечности – 
материнство.
 
 
***
Берез изысканная вязь
Дрожит на полинявшем небе.
Росу смакует гибкий стебель,
И в нем – земли и неба связь.
 
Так и во мне – творенье Божьем – 
Земная соль и звездный блеск.
А солнышко по светлым пожням
Закатится в угрюмый лес.
 
И ночь обнимет на рассвете
Розовощекий, теплый день.
И будет, как ребенок, ветер
Плескаться радостно в воде!
 
И не разрушить темным ссорам
Благую вечность бытия.
Пока тот стебелек не сорван – 
Еще не сорвана и я.
 
 
***
Никто никому не нужен…
Лишь остывающий ужин
Не тронут. Один на столе.
И вечер длиною в сто лет
В оконном проеме сужен.
Никто никому не нужен.
Лишь капля долбит тишину,
И брызги летят в вышину –
Клочья растерзанной лужи.
Никто никому не нужен…
Лишь под железною кровлей
Пустующий дом обескровлен
Бездомной воинственной стужей.
Лишь вечер бинтует туже
Остывшие за день глаза.
И громко смеяться нельзя –
Сентябрь безнадежно простужен.
Никто никому не нужен…
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.