Журнал Огни Кузбасса
 

Виктор Бровиков. Лети, печаль моя, лети…

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
1

Я так в тебя, что надо мною звезды
Качаются. И кажется тогда,
Что если просто тыкнуть пальцем в воздух...
Но, впрочем, не всерьёз и не всегда.
Я так в тебя, что подо мной земля
Так очевидно для чего-то для,
Такой имеет смысл, что не наступишь.
Я так в тебя. А ты меня не любишь.
Я так в тебя, что если отпустить
Снежок, то он взмывает вертикально.
Я так в тебя, так глупо, так банально,
Я так в тебя, что это не забыть.
 
Я так в тебя, так просто, так нелепо,
Я так в тебя, что, знаешь, иногда
Я поднимаю руку. Тычу в небо -
И загорается ещё одна звезда.
 
2.
Лети, лети, печаль моя, лети!
Лети, печаль, лети, печаль, как птица,
Через поля, моря, через границы,
Лети, печаль, прости, печаль, прости,
 
Прощай, печаль, всё будет хорошо -
Немножко пусто, но совсем немножко.
Спокойно, мирно, тихо - понарошку
Всё будет, но чего желать ещё?
 
Лети, печаль, за осенью лети!
Лети, печаль, в свои чужие дали.
Лети, печаль, лети в страну печалей,
 
Лети, не вспоминай назад пути.
Лети, покуда крылья не устали,
Лети, печаль, лети, печаль, лети!
 
4.
В рабочий полдень всё предрешено:
Мне есть, с кем есть, мне есть, где спать, мне есть, с кем выпить.
Аля-улю, не ново всё давно.
Зачем стучусь - не знаю, чтобы выжить.
 
Шагая через свой загул во тьму,
Попутно разменяв мечту попроще,
Я знаю достоверно по уму:
Ты новая мечта на те же дрожжи.
 
Тебе - твои, мне - общие печали,
Мы, если нижней строчкой подчеркнуть -
Настолько ничего не обещали,
 
Что не в чем нам друг друга обмануть.
Не смыться. Не стикать. Не улизнуть.
С тобой мы столько не друг друга ждали...
 
Что ожиданье заменяет суть.
 
5.
Ты знаешь... Здесь так тихо, что не слышно,
Как листья падают и как грохочет снег.
Он в этой тишине вообще не лишний.
Но тускл и блекл.
 
Ты знаешь, ты почти совсем забылась,
И я почти что не хочу с тобою быть.
Отбилось, отдышалось, отлюбилось
Ты можешь и пойти и отвалить.
 
Ты знаешь, а у нас - ну, у меня
Всегда зима, всегда, всегда зима.
И не у кого попросить огня.
 
И, если бы ты думала сама
То знала бы, тебя со всем приданным
Любить так сможет разве только мама.
И я.
 
6.
Специалист ворочанья в постели,
Опять не сплю который час подряд,
А за окном пылает листопад,
Сырой октябрь, рассвет, конец недели,
Рабочие по улице спешат,
 
Стучит рогами заспанный троллейбус,
Гудят машины пешеходам: "стой",
Угрюмый дворник все сучит метлой,
А через час я встану и оденусь,
И на работу с мутной головой.
 
Так и живу, ни отдыха не зная,
Ни, в общем, спорных радостей труда,
Не зная счастья, чтобы без стыда,
Из полусна в бессонницу ныряя,
И зная, так и буду жить всегда.
 
Так и ползу промежду сном и явью,
Потом зима - и дальше по кольцу,
Судьба не ходит к моему крыльцу,
Я точно ничего не угадаю
По нелюбимому её лицу.
 
Так и тяну - бессмысленно страдая,
Так не поняв, зачем я нужен здесь,
Зачем мне нужен мир огромный весь,
Кого-то жду, кого, и сам не зная,
Но если вправду ты на свете есть -
 
Когда-нибудь такой сырою ранью
Приди и прекрати бессонный бред,
Приди и заслони рукой рассвет,
Приди, чтоб оборвать мое дыханье,
Я так боюсь, что смерти вовсе нет.
8.
Тридцать пять узлов
Зюйд-зюйд-вест.
Моря нет,
А ветер есть.
 
День наступит ещё пёс знает когда,
Но пса не спросишь - беда, беда.
 
Даже если спросить - 
Он не ответит.
Ну, не более осмысленно, чем ветер.
 
Не более осмысленно чем жизнь.
Ткнёт носом подмышку - и держись.
 
Тридцать пять узлов -
Чуть больше, чем лет.
Ветер есть,
А смысла нет.
 
 
10.
Из памяти, как яблоко, достать 
В налипших листьях позапрошлый август, 
И воздуха прозрачную усталость, 
Вечерний дождь, испуганную стать 
Деревьев, что боятся на асфальт 
Ступить корнями. Что еще осталось 
 
В том августе? Заплаканный карниз, 
Скамья, стихи, привычно: осень-восемь, 
Паденье яблока, пустяшные вопросы, 
Теперь не вспомнить ни имен, ни лиц, 
Лишь яблоко летит все вниз и вниз... 
...И падает, и наступает осень.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.