Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Елена Данченко. Земной пейзаж

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
                                                              
ЧЕРНЫЙ СВЕТ

Белый вечер. Черный свет.
В чистом вечера начале
что за тема прозвучала
музыки, которой нет?
И не Шёнберг, и не Берг,
отчего же свет померк?
Стал таким иссиня-чёрным,
будто кто-то душу чёрту
за бесценок уступил.
Дверь – с петель,
рука – с перил,
и с закушенной губою,
с непонятною бедою
выбегаю в лебеду.
Нет, не падаю, впадаю
в стебли, в забытьё, сминая
дисгармоний суету,
расходившиеся звуки.
Только небо, только руки,
взвесившие пустоту.

ЧЕРЕМУХА
Я счастлива почти – поскольку во дворе
черёмуха цветёт и пахнет. Майской вишни
ещё свежи соцветья. В январе
расстались мы. Ты больше не звонишь мне.
И ты не позвонишь. Но вешняя метель
накрыла мир воздушным покрывалом.
Любимая, прозрачнейшая тень
мелькает во дворе – знакомое лекало –
покрой твоих одежд - впечатался в неё,
и ветер расправляет тихо складки…
В сиротское забытое жильё
с пыльцою пополам, накрапывает сладкий
и невесомый дождь. Я виновата в том,
что слишком быстро, сильно полюбила.
За это Бог наказывает - сном.
Изгнанием из жизни. Тенью милой.


ПЕРЕВАЛ
1.
Этот возраст трезвости и забот
на вершине жизни меня догнал.
Каждый месяц – как високосный год.
Каждый день – как дорога на перевал.
Я карабкаюсь. Я молчу, терплю
вместо сердца игольчатый холодок.
Пекло лета. Века моего июль.
Я по Крымским дорогам уже не ходок.
Не зовут меня ни морская волна,
ни скала, ни сосна, что растет на ней.
Я жива пока. Я пока сильна.
На губах моих соль и пена дней.


ГОЛЛАНДСКИЙ  ПЕЙЗАЖ

Пейзаж, как на картинах нидерландских художников:
справа и слева – чёрные силуэты деревьев.
Мальчики и девочки катаются на коньках.
Бледно-голубое небо.
И так спокойно.
Я не вписываюсь в пейзаж,
потому что думаю о смерти.
Хорошо бы умереть позже своих близких,
чтобы они не плакали и не глотали нитроглицерин.
Хорошо бы умереть летом, подальше о т всех праздников,
чтобы никому не портить настроения.
А лучше всего – ничего не знать о смерти,
хотя бы до ее прихода.
Стать такой же спокойной, как зимний пейзаж
и такой же простой.


ВАЛИНО ОТРАЖЕНИЕ
                                    Валентине Андреевне Янковской, белорусской
                                   золотошвейке-иконописцу

Июль. Коровы. Рыбаки
 с уловом знатным.
Ты отражаешься в реке
 в чём-то нарядном.

Подруга лет моих лихих,
да дней суровых,
всё чёрно-белых и худых,
как те коровы.

Я в отражение всмотрюсь,
склоняясь к бликам
 воды, поранившись о куст
 шипшины* дикой.

Алеют от людских обид
 её сердечки.
Перекликаясь с ней, горит
 в саду паречка**.

Ни позвонить, не навестить,
ни отогреться.
Горит кроваво-красным нить
 от сердца к сердцу.

Ах, одиночество моё!..
Так, в одночасье
 друзей уводят за жнивьё –
туда, где – счастье

 бледно-лазурного стекла.
Где ангелочки
 блаженствуют. Где ты светла
 в своём платочке.

 *Шипшина =шиповник ;
 **паречка=красная смородина (бел. яз.)


ПАМЯТИ ДАФНЫ
                                      Дафне ван ден Берг-Верфяй
Как дела твои, Дафна? В ответ - ничего… Тишина.
Только речка Буеш, спотыкаясь о камни, бушует.
Только птичья мелодия в воздухе зыбком слышна,
только ветер, срываясь с деревьев, уносится с шумом.

 Только белое облако перышком легким плывет.
Уж не ты ли на нем, как на скутере, движешься в вечность?
Этим летом в  Буеше вода холодна, словно лед,
как, наверно, летейская, - там, где обещана встреча.

Знаешь, Дафна, тут в принципе нет ничего,
что держало бы прочно. Ни радости нет, ни опоры…
Так за небо и держимся, вверх уходя кочевой
птичьей стаей - от злой обезумевшей своры,

до конца не постигнув ни  каменных книг этих скал,
языка этих вод, па-де-де двух подружек – двух бабочек дивных,
бирюзового неба,  полей изумрудных  лекал,
корсиканского хора лягушек и фокусов рыбьих.

Был бы рай на земле, если б…лучше взахлеб промолчу.
Как рыбешки, рискнувшие прыгнуть на камень, и с камня
сиганувшие в воду - у рыбок довольно причуд -
в материнскую реку  -  в небесное  синево -  канем.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.