Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


ПОЭТИЧЕСКАЯ ПОЧТА. Дмитрий Ларькович, Ольга Самганова, Наталья Палаткина, Елена Евсюкова, Алексей Таах, Владимир Можайский, Светлана Гурьянова, Тереза Щербинина, Николай Башев. Стихи

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Дмитрий Ларькович

 Начало
 (История, происшедшая у памятника Пушкину на площади Пушкина в г. Кемерово)

 Усердно Пушкину молюсь:
 Пошли мне, гений, вдохновенье,
 Я сочиню стихотворенье,
 Как ты, восславлю нашу Русь!

 Но отвечают мужики
 Шипеньем льющегося пива,
 Расположившись сиротливо
 В тени от пушкинской руки.

 Уже распахнута душа,
 Еще не весь напиток выпит...
 И Пушкин смотрит на Египет,
 И не пошлет мне ни шиша!

 Армейский вальс

 И даже здесь, на каменном плацу,
 Снежинки нежно хлещут по лицу.
 И даже здесь обильные сугробы
 Лежат вокруг задумчивые, чтобы

 Среди шинелей и сапог,
 И звона ружей и лопат
 Я о тебе подумать мог,
 Чтобы вот в этот снегопад

 Пока всеобщий звон и гам не стих,
 В движенье потных тел, и между делом
 Вдохнуть, морозом обжигаясь стих
 И улыбнуться ртом обледенелым.

Вагон №11, или Ностальгия по Ленинграду

 В круговерти снегов
 И смешенье времен,
 И пути одиноком
 Не забудет вагон
 Наших скомканных слов
 У заснеженных окон.

 И колес перестук,
 И сердец перегляд,
 И не остановиться.
 И созвездья летят
 На касание рук,
 Озаряют нам лица.

 Больно светится тишь.
 Городские огни
 И лесные проселки.
 Вот теперь мы одни –
 И ты вечно стоишь
 В белоснежной футболке.

 И пускай я сойду
 На облезший вокзал
 И в блестящие шубы,
 Я запомнил глаза,
 Чтобы в Летнем саду
 Отыскать твои губы.

 Чтобы в свисте снегов
 И смешенье времен,
 И пути одиноком
 Мы нашли тот вагон
 И летели без слов
 У заснеженных окон.

***
Залепило дороги, глаза,
Поцелуи и дымные трубы…
Кто – не ясно, но что-то сказал,
Подставляя под снег свои губы.  

На исходе чистейшего дня
Я разведал продрогшую тайну:
Ты смотрела сквозь снег на меня,
На ресницах снег медленно таял.

Только вот до сих пор не смекну –
Кто назвал эту белую снежность –
В первозданном летящем плену,
Кто сказал: «Позабытая нежность»?

г. Кингесеп, Ленинградской обл.

Ольга Самганова

Азамат

У нового дворника - смуглая кожа.
И говор, на русский совсем не похожий,
И тусклый, всегда настороженный взгляд,
И тюркское имечко...
Он - Азамат.

Не балуют ныне в России любовью
Все тех, кто одарен восточною кровью,
Во след им, порою, насмешки и мат...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

Я вижу, тебя не пугает работа,
Ты долбишь ледышки до липкого пота,
Но выучить русский язык слабоват…
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

Пускай я не вижу в тебе иноверца,
Но зреет вопрос - он от чистого сердца -
Наплыв вашей расы похож на захват...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

Я брата увидеть в тебе не готова,
Я знаю, как плачут российские вдовы
По тем, кто на кладбищах ваших лежат...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

От бойни в республиках деток спасали.
Мужей потеряли, дома побросали...
Я верю - не ты в той резне виноват...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

Не спорю, по воле каких-то уродов
Изгажена чистая дружба народов...
Союз раем не был...
Но ныне - тут ад...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?!

Правители наши вас манят гражданством,
Себе голоса покупая авансом,
Им нужен неграмотный электорат...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

«Россия - для русских!» - паршивая тема.
Веками проверена старая схема:
Кто нас разделяет, тот властвовать рад...
Зачем ты приехал сюда, Азамат?

...Ты долбишь свой лед по утрам неустанно,
В мобильную трубку клокочешь гортанно,
Наверно, мечтаешь вернуться назад?
А я - только «ЗА»...
Поезжай, Азамат...

г. Новосибирск


Наталья Палаткина

ВЗРЫВ НА ШАХТЕ                  

 После взрыва на шахте горняк потерял речь.
( из рассказа очевидца)


Взрыв громыхнул, напомнив о войне.
Вулканом шахта изрыгнула пламя.
С гримасой ужаса мой друг бежал ко мне
И полыхал, как огненное знамя.

Остановилось время. Как сквозь ад
Я слышал стон его, сбивая с тела пламя…
Упав, он бредил. Нёс отборный мат
в утробе штрека: «… погребная яма»!

И я рыдал над телом как дитя,
Оно кричало, корчась: «Лиза, мама!!!»
На миг, в сознание придя –
«не дамся, сука, погребная яма!»

Потом затих. Вдруг щёлочка огня –
Надежда на спасенье оживала:
- «Живые есть? Ползите на меня», –
И радостью сознание взрывало.

Всё кончилось… Но только для меня…
Нет сил промолвить – горловая рана.
Я в жизни не забуду  свет огня!
Как души пожирала …
                                ПОГРЕБНАЯ ЯМА!

г. Новокузнецк

Елена Евсюкова

Дисциплина
(детские стихи)
Дисциплина, дисциплина.... До чего же слово длинно,
Как указка у учителя, как в весенний день урок.
До чего ж ты слово вредное - в дневники малюешь «неуды»,
Ну а тех, кто слишком весел - так и вовсе за порог!

Дисциплина, дисциплина, жизнь с тобой проходит мимо:
Тут не то, что порезвиться, головы не повернуть.
А с соседней парты Вадька, улыбаясь хитро-сладко,
Прикрывая рот тетрадкой, лохом дразнит весь урок.

Эх, сказать бы ему тоже, ну а лучше б дать по роже,
И из трубочки горохом, я отличнейший стрелок.
Но придавлен дисциплиной, я сижу с гранитной миной:
Губы сжаты, руки стопкой - весь я заперт на замок!

А передо мной картина - три богатыря былинных,
Зорко вдаль глядят, мол: « кто там нарушает дисциплину?!»
Я бы бегал, я бы прыгал, танк слепил из пластилина...
Но сижу, бровей не сдвину, потому что ДИСЦИПЛИНА!

За платьем

Никто не знает, как мне тяжело,
Тут каждому покажется некстати,
Но я наперекор, или назло,
Отправлюсь в магазин за новым платьем.

В примерочной ловлю надежды свет,
Я всматриваюсь в зеркало дотошно –
Вдруг новый облик даст входной билет
Для счастья. Вдруг оно возможно.

Пускай осудят, мол, на тряпки тратит...
Но кажется для женщины порой,
Что платье - это ведь - не просто платье,
Что это мир другой, другая роль.

И, если вдруг тоска, как вал, накатит,
Душевной болью, разрывая грудь,
Я волю, сжав в кулак, бегу за платьем:
Пусть не купить, примерить что-нибудь!

г. Новокузнецк

Алексей Таах


Спасо-Преображенский Собор

Россия ходит без креста
И дух Ее не – жив.
Забыли люди про Христа,
Теперь Он – словно миф.

Нет Бога... рая, ада нет,
Все на Земле живут,
Но, почему-то веры свет
Проник в сердца и тут:

Корабль веры неземной
Над городом плывет.
Плывет над суетой мирской,
Но... за бортом народ.

Как Божье судно создан был
Преображенский храм,
И в буре бренных, темных сил
Он помогает нам.

Был сброшен купол золотой,
Разрушен храм, разбит...
Но ныне из руин, живой
Воздвигнут монолит.

Господь нас снова посетил,
Проник в сердца людей.
И город наш благословил
Звонницами церквей.

Озеро смерти
        
Уставший путник, сбившийся с дороги...
Я брел сквозь дебри, проницал туман.
В глазах устали прятаться тревоги
И разум непослушен, словно пьян...

Дыханье леса перестало таять...
Я вышел к озеру, блестящему, как ртуть.
И пал без сил, напрячь пытаясь память:
Сюда ли я держал свой долгий путь?

Вокруг покой... Смертельный, безмятежный…
Нет шума листьев… их здесь просто нет.
И лишь туман. Густой и белоснежный
На ветви черные бросает тусклый свет…

Ни сорняка, куда вы взгляд не бросьте:
Здесь почва пропиталась не водой…
Вокруг на берегах валялись кости
Зверей, не отыскавших водопой.

Отрекшись от надежды на спасенье,
Я к озеру прийти был только рад.
Взглянул: на мертвой глади отраженье…
И я увидел чудный, светлый сад:

Сочнейшие плоды с ветвей свисают,
Животные резвятся у воды!
Там птицы в небе яркие летают,
А на земле – прекрасные цветы!..

Я поднял взгляд – и громко рассмеялся:
Вокруг меня те чудные сады!
А мертвый лес поспешно растворялся
На хрупкой глади ласковой воды…
        


Владимир Можайский,



Родина моя

В доме с крышей тёмной, мшистой
Проживали мама, я.
Двор под клёном запашистым –
Это Родина моя.
Школа, улица и речка,
Сердцу близкие края,
Город-сад под небом млечным –
Это Родина моя.
Песни вьюги, снегопады,
Запах летнего дождя,
Осень – время листопада -
Это Родина моя.
Терриконы, словно горы,
Лес-кормилец и поля,
Заводских цехов просторы  –
Это Родина моя.
Мой Кузбасс, моя отчизна,
Неоглядные края,
Гордость строек коммунизма -
Это Родина моя.

Находка

Памяти Александра Шерегешева

Горные пики.
Повислые тучи,
Молнии били из них.
Грозы гремели
На каменных кручах,
Непроходимых, глухих.
Щели, овраги,
Курумы нагорья
С пеплом от огненных стрел.
Склоны Мустага
Здесь плавились в зорях.
Это его был удел.
А в перелеске
Таился охотник,
Видел всю пляску огня.
Он здесь по лесу
Выискивал борти,
Где множилась пчёлосемья.
Ждал Шерегешев
И думал о грозах:
Что их так тянет сюда?
Чёрные плеши
Раскинулись розно.
Может, лежит здесь руда?
Взял эти камни,
Закинул в лукошко,
Сразу почувствовал вес.
К ним со словами:
«Лежите с морошкой.
Хватит мне нынче чудес».
… Шорские копи,
рудник Шерегешев,
К славе построили мост.
Эти отроги
С рудою ценнейшей
Дали богатству прирост.
Помним. Охотник,
Старатель и бортник,
Шорец, любитель простой,
С детства таёжник
Сделал свой подвиг.
Стал он в Кузбассе герой.  
 
г. Новокузнецк

Светлана Гурьянова


Пока горит свеча…

Пока горит свеча, молиться не устану,
Ее огонь живой мою врачует рану.
Пока горит свеча, живут душа и тело,
И не молчит любовь, ГД сердце раньше пело.

Пока горит свеча, и слезы восковые
На пальцы мне текут и кажутся – живые.
Пока горит свеча, сомненья исчезают,
И свет, родной душе, мне веры прибавляет.

Пока горит свеча, трепещет у иконы,
Все замерло вокруг, умолкли телефоны.
Пока горит свеча – внутри меня светлее,
И мой уставший дух становится сильнее.

Противоречие

Прошу я, уезжай, прошу тебя, останься,
оставь меня одну, нет, лучше обними,
Ты выше поднимись или ко мне спускайся,
Иди вперед, нет, стой, обратно поверни.

Хочу, чтоб ты ушел, хочу, чтоб ты был рядом,
Хочу свободной стать во власти у тебя,
Хочу для нас огонь разжечь под водопадом,
Мне б равнодушной стать, при этом жить, любя.

Я слышу голос твой, но с тишиной сливаюсь,
Теряю веру в чудо, надеясь на него,
Бесстрашием полна, за счастье опасаюсь,
Живу давно тобой, но рядом – никого.  

г. Мыски

Тереза Щербинина


На родине Василия Шукшина

Берега у Катуни не броски:
Деревенька, задумчивый лес.
Твердь земная – шукшинские Сростки –
Под покровом алтайских небес.

Дождь слепой свои стёжки-дорожки
Сонно сеет сквозь сито ветвей.
Серебрятся на солнце серёжки.
Воздух чистый – прозрачней, живей.

Величавой природы наброски:
Заповедная роща и лес.
Так священны шукшинские Сростки,
Что душа достает до небес.

О, Волга-Волга…

О, Волга-Волга, матушка родная,
Красивая и вольная река.
Я без тебя, как сирота земная:
Ты так близка, и так ты далека.

Волшебная, напевная, святая,
Могучая бурлацкая река…
И сквозь года волна твоя крутая
Зовёт меня к степенным берегам.

Влекомая безудержной стихией,
Как на крылатом сказочном челне,
Лечу к тебе я через всю Россию
На музыкальной солнечной волне.

* * *
Тех, кто любил меня робко, таинственно,
Память хранит за сердечной чертой.
Тех, кто любил увлеченно и искренно,
Вдруг воскрешает прощальной мечтой.

Гордый и верный, во всем независимый,
Жизнь прошагал в ногу рядом со мной.
Друг самый лучший, в обиде немыслимой,
Шлет свой привет мне с планеты иной.

г. Кемерово

Николай Башев


Скупой осел

Один Осел работал на износ,
Все в дом тащил и прятал в кладовой.
Ни разу в жизни не едал овес,
Питался лишь соломою ржаной.
И все мечтал, что скоро заживет,
Еще лишь малость самую подкопит.
Тогда уж пыль с ушей своих стряхнет
И в сытости нужду утопит.
Однажды подрядился на извоз,
Но груз тяжел, а он давно не кушал.
Натужился, чтоб с места сдвинуть воз,
Упал и Богу отдал душу.
Ослица же недолго горевала,
Солому надоело ей жевать.
Все принесенное Ослом достала,
С Козлом знакомым стала пировать!
И, захмелев, тряхнув широкой грудью,
Вприсядку гопака плясать пошла.
Козел же молотил ногою  в бубен,
Обшитый шкурой мертвого Осла.

Баран на Болотной

Один Баран поднял в овчарне крик:
«Послушайте меня, молчать я не привык,
Когда перед едой мы голос подавали,
Неправильно нам сено раздавали.
Поскольку громче всех могу кричать,
Я должен первым сено получать.
И возмущаюсь во дворе не только я,
Меня поддерживают козы и свинья.
Других не счесть, которые восстали,
Неправильно корма им раздавали.
Я слышал, что осел задумал что-то,
Сзывает всех на поле у болота,
С американским дружит хитрым Сэмом,
Осла подкармливает Сэм зеленым сеном,
В хозяйстве, думают они, вот-вот
На днях произойдет переворот.
Тогда любой из нас получит зелени
И прочего всего числом немерено,
А хищным, у кого растут клыки,
Осел и Сэм всем обещали шашлыки».
Прослушав это всё, овечье стадо
К болоту ринулось, сломав в хлеву ограду,
А там на поле собралось немало
Вокруг навозной кучи радикалов.
Весь день они блеяли и мычали,
Цветы топтали и кусты ломали,
Но наконец-то наступила ночь,
Покушать радикалы все не прочь.
Костры зажгли, запахло шашлыком,
Болото затянулось все дымком.
А утром, еще солнышко не встало,
Овечье стадо насовсем пропало…
Искали долго, дружно, неустанно,
Нашли рога от нашего Барана.
Ведь дядя Сэм болтать зря не привык:
Пустил Барана и овец всех на шашлык.
…………………………………………..
Не грех быть в оппозиции, друзья,
Где множество с болот родных зверья,
Не стоит с дядей Сэмом нам вязаться,
Иначе можно с головой расстаться.

пос. Колмогорово
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.