Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Галина Золотаина. Стихи разных лет

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Предчувствие осени
 
 В желобе лета тихонько июль иссякал,
 Нежно журчал и примолк - не заметили даже,
 Только желтеющий лист в бредешке гамака
 Робко шепнул об естественной этой пропаже....
 
 Август ленивым котом на пороге лежит,
 Рыжей горжеткой, заплатой на фоне зелёном...
 Грусть не о том, что присущи всему рубежи -
 Грустно на них натыкаться врасплох иль спросонок...
 Предчувствие весны
 
 Деревья голы, но уже не спят.
 Стыдливо опуская очи долу,
 смиренье и терпение хранят,
 и зова ждут к весеннему престолу.
 
 Снег рыхл и тёмен, ноздреват, липуч,
 навязчиво пристав к твоей подошве,
 он тщится выжить, но весёлый луч
 врезается в его сырую толщу.
 
 И с детской беспощадностью, смеясь,
 стирает все молекулы снежинок,
 все атомы,
 оставив только грязь
 на глянцевой поверхности ботинок...
 
 Предчувствие неизбежного
 
 Я сюда приползу умирать,
 За шелковые травы держаться,
 Пусть бы только стояла жара,
 И детишки бежали купаться.
 
 Пусть бы только стоял этот пруд,
 А вокруг камыши и осока.
 Пусть на дереве птахи поют,
 И взлетают высоко-высоко!..
 
 А с пригорка, идёт кто-то свой,
 И кричит мне, кричит на беззвучном
 Языке, и всё манит рукой,
 И доносится: «Внученька! Вну-учка…»
 
***
 Провинция. Окраина. Конец.
За огородом сотые поминки
Неугомонный празднует мертвец,
А в огороде трудится жилец,
Под хрюканье всегда голодной свинки.
 
В провинции все рядом – жизнь и смерть.
Тут не сжигают, а хоронят цельно.
Здесь бродят волки, и ревет медведь,
Подростки подворовывают медь,
И пьют поэты – вместе и отдельно.
 
* * *
 Нас уже не согреет лачуга,
И шалаш, и чужое жилье.
Лишь успела, сошедшая с круга,
Крикнуть юность: « Имейте своё!»
 
…Мягких тапочек войлок уютный,
Через марлю в окне – ветерок.
Как мы юности нашей беспутной
Аккуратно подводим итог.
 
И морщинок нескорбною стайкой
Мягко зрелость легла на чело.
Что ж ты мнешься,
 Душа-попрошайка,
У порога
И клянчишь – чего?!
 
*
 
 Когда я в доме остаюсь одна,
Послушать комариные рулады
Здесь тоже можно, звуков хватит на
Созданье урбанической баллады.
 
Часов с шести грохочет этот мир.
Пылит КАМАЗ по объездной дороге,
Ждет смену сторож,
Заварив чифир,
Выводят прогулять четвероногих.
 
Полуприкрыт чугунной крышкой люк –
Ловушка для нетрезвого зеваки.
И – поделом: лови внизу свой глюк,
Жди помощи, и сам с собой калякай!
 
За спортманежем – наш зеленый рай.
Содружество мичуринцев, участки,
На каждом вагонетка и сарай
Да пугало смешное для острастки.
 
Вот так и проживаем свою жизнь,
Дыша дымами, смогом и бензином,
Украдкою посматриваем ввысь,
Помёт сметая с окон голубиный…
 
Мохово
 
Я опять междометствую, о! - кая,
Мне опять мелкотемно лепечется.
Я пишу про селение Мохово,
А какое же это - Отечество?
 
Мне бы голосом слиться с эпохою,
С беспредельностью и бесконечностью,
Хоть и нравится мне это Мохово,
Но какое же там – Человечество?
 
Много дней прокорпела над строками,
Но они оказались банальными:
Есть проблемы, конечно, и в Мохове,
Но какие же это – Глобальные?
 
Я наверное дура-дурехою,
Если вот во что все это вылилось:
Поругалось со мною пол-Мохова,
А пол-Мохова - молча обиделось!
 
 
Осень
 
Пришли дожди. Писать хотелось прозу.
Скреблись мыслишки, становились в позу.
Грипп нарастал, по-старому – испанка,
И лист белел, как чистая портянка.
 
Тележками капусту продавали,
Жирели мышки в сумрачном подвале.
Копились тайны…
Нежности пшеничку
Давно скормила ненасытным птичкам.
 
Пугали сны, но более – бессонье…
Под ветром тряпка билась на балконе,
Да трепыхалась робкая душа
На древке моего карандаша.
 
Вдова поэта
 
Осудили вдову, что не стала для праха рабыней,
Что она в изголовье холма не осталась навеки рябиной,
К воронью не примкнула, чтоб вечно кружиться над тленом,
На кладбищенской глине не стерла до крови коленок,
Среди нищих у входа не села с протянутой дланью,
Не поела кутьи, лишь вина попросила в стакане.
Дома фото и книги его в сундуке схоронила,
Поломала все перья и вылила в землю чернила.
Ни слезы и ни всхлипа:спокойно расправила койку,
Расчесалась, умылась, легла, вскрыла вены –
И только.
 
Песенка Дюймовочки
 
Плаваю в тарелочке мирозданья,
Маленькая девочка – в океане.
В лепестке качаюсь, как в челноке,
А с болота слышится: бре-ке-ке…
Маленькая-маленькая – большая…
Чем могу, тем душу и выражаю,
Боженьке вот выучилась молиться,
Верю лишь Ему да небесным птицам.
Допою – сошьют мне широкую юбку,
Подберут ореховую скорлупку,
Ласточки взлетят со мной налегке,
В скорлупе качая, как в гамаке…
 
 
Выход
 
В парке культуры (умом ли рехнулась?)
Села бабка на чёртово колесо
И пристегнулась.
И поплыла в поднебесье, как в зыбке,
А когда стала точкой,
Незаметно для всех отстегнула цепочку
И шагнула прямо на дерева крону…
 
Хотели директора парка в тюрьму,
Да нету такого закону, 
Чтоб не пускать на чёртово колесо
Бабок умалишенных.
А крона была
густой, 
молодой,
зелёной!..
* * *
Учусь искусству печь блины.
Мои страдания длинны,
Как жижа, льющаяся с ложки.
А у окна хохочет Лёшка.
А за окном дымы черны.
И снег к асфальту пригорает,
И блин-фонарь висит-мигает,
И блин-луна не пропечён,
Скис млечный путь, некипячён…
Господь меня за спесь карает!
…И я кричала кошке: «Брысь!»
И я молилась Богу, ввысь,
И слёзы всех кухарок мира
В моём лице нашли кумира
И постным маслом пролились!
 
 
* * * 
Всё равно расшатаю устои,
Не замкнусь, не зачахну с тоски.
Эх, месись моё тесто крутое,
Ты – дитя первосортной муки.
Подобью и весёлкой и скалкой,
Чтоб ядрёными были бока.
Я тружусь, как бетономешалка,
Я хочу проучить мужика.
Не за грех, не за подлое дело,
Не за слово дурное учу.
А за то, что жила, словно пела,
А теперь вот всё время молчу.
Он, наверное, ждёт отчужденья,
Хмурых взглядов, отрывистых фраз,
Ну, а я ему – здрасьте! – пельмени,
Плоховато вы знаете нас.
Всё равно расшатаю устои,
Не сожмусь под пластами тоски:
Завтра банку консервов открою
Очень вкусную – «печень трески»!
 
По поводу медленного бега
 
Знай, мой верящий в Парнас,
В бег рысцой и в гений,
Будут дети лучше нас,
Будут совершенней!
 
Назидательности для
Зря мы их ругаем,
Человечий род продля,
Жизнь придёт другая.
 
Будем внуку целовать
Розовые пятки –
Нам ещё с тобой бежать
В вечность без оглядки!
 
***
Кто мы, милый, с тобой -
Журавли иль синицы?
То мне снится журавль,
То синица мне снится.
 
И тебя по ночам
Тот же сон навещает -
То синица грустит,
То журавль улетает…
 
Утром правду о нас
Знают солнышка блики:
На крыле журавля -
Голова журавлихи...
 
* * *
.В придуманной любви не будет утоленья,
И глупо примерять себя к чужим рукам.
Воркуй, голубка, здесь, лепи свои пельмени,
Покуда не остыл порыв к твоим стихам.
 
В придуманной любви - таинственность и нега,
Щемяще незнаком чужих речей поток.
Подумай, погрусти на краешке ковчега
И снова запорхни на милый свой шесток.
 
* * *
Не то, не то...Уже случалось - было:
Я мальчика безусого любила.
Он мне придумал тысячи имён
И ангелом взлетал на мой балкон
Из преисподней.
Плавились подошвы.
Он был таким послушным и хорошим,
Я так его дурачила легко,
Но...на губах обсохло молоко...
Я вспоминать его перестаю
И на балконе каменном стою,
Где крылышки простынок веют вяло,
И ничего не хочется сначала.
 
* * *
Снег присел на корточки, стАял.
Все твои форточки - настежь.
Обнажились зимние тайны -
Плохо ты меня прячешь!..
 
Дворник от дверей конторы
Долбит желобок узкий,
Я к тебе прильну скоро,
Только всё равно грустно...
 
На окне букет вянет,
Грустно, что ответ найден -
Глупо раздувать пламень
Не на годы, а всего на день. 
 
* * * 
Люби меня любить.
До истеченья чисел.
Не оставляй борьбы
За дух, что нас возвысил.
Слиянье и восторг
Из благостной ладони
Нам посылает Бог
На крайнем перегоне.
Далёко от земли,
Сомкнув в покое веки,
Приблизим к лику лик
И сбудемся навеки.
*
Забудем! Наполним граненые стопки,
Поставим, что было, в квадратные скобки,
Ах, только бы водка была хороша,
А то беспросветно замерзнет душа.
 
Забудем сентябрьский вокзал бестолковый,
Где бродит она колобковой коровой,
Куда утянулась - не знает сама,
Но выдаст тебя колокольчик, кума!
 
И будешь ты есть в своем теплом хлеву
На завтрак изюм, а на ужин халву.
И есть с кем согреться, и есть с кем напиться,
Да не с кем небесною высью делиться!..
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.