Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Владислав Корнилов. Дрессировщик

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Дрессировщик
 
                                                          
             Написано на основе реальных событий…
За годы Великой Отечественной войны собаки-камикадзе 
ценой своей жизни уничтожили более 300 танков противника… 
 
Его призвали в первый день войны   
Со всеми подопечными из взвода,   
Он их дрессировал уже полгода
Для пограничных войск родной страны.  
И тут война… Он получил приказ:
«Переучить собак, и месяц сроку! 
От сыщиков сейчас не много проку,
Готовь бойцов! Бойцы нужны сейчас!»
 
Он их готовил для борьбы с врагом:
В бою бросаться с минами под танки.
Привязывал им на спину болванки,
Подкармливая после сахарком…
 
Они виляли преданно хвостом,
Когда он гладил их рукой по холке
И говорил им в шутку: «Вы же волки!
А нежности телячьи на потом!»…
 
…Они погибли в первом же бою,
Хозяину так беззаветно веря!
(Невелика, казалось бы, потеря:               
Ну, отдали собаки жизнь свою) 
 
Атака захлебнулась, кончен бой:
Дымятся восемь «Тигров» у окопа,
Приехал штаб (с командующим) скопом,
Увидеть лично, что там за герой?
 
Он перед ними даже не привстал,
Сжав голову дрожащими руками,
И в блиндаже подсумок с поводками
Его питомцам памятником стал…
 
…Он выл, как волк на полную Луну,
И ничего не ел вторые сутки,
Скрипел зубами,  с выраженьем жутким,
Ночную нарушая тишину…
 
Его решили «сплавить» в медсанбат, –
Душевная не заживала рана.
Обняв его, как брата, утром рано,
«Спасибо!»  – прошептал ему комбат.
 
…Потом, когда закончилась война,
Он долго жил один в лесной избушке,
Вытачивая детские игрушки –
Собачек из кедрового бревна…
                
Безымянная высотка 
 
От полка остался только взвод –
Танки «проутюжили» умело...
Над высоткой огненный восход
Занимался медленно, несмело...
Отступили мы в ближайший лес,
От досады слёзы не скрывая,
И на «мессершмидта» чёрный крест
Мы смотрели в небо –  проклиная!!!
Прохрипел израненный комбат:
«В плен живыми фрицам не сдаваться –
Мы в котле – дороги нет назад,
Будем к той высотке прорываться!»
Мы поднялись с криками «УРА!!!»
И пошли на танки в штыковую...
...А теперь ночами до утра
Я высотку ту во сне штурмую...
 
 
Полночь
Двенадцать раз прокуковала,  
и, хлопнув дверцей напослед,   
в свой «домик» спряталась устало  
кукушка – редкий домосед.                  
 
Шинкуя вечность  на мгновенья,                 
на кухне ходики стучат,                         
и маятник  играет с тенью,        
и  новый день уже почат.       
 
Ползут по циферблату стрелки,
томятся шишки на цепях.
Клубком свернувшись у тарелки,
сопит лохматый пёс в сенях.
 
Гляжу в окно поверх рябинок,
а за окном белым-бело,
летят скелетики снежинок,
врезаясь в стылое стекло.
 
А на столе: листочек в клетку 
(на нём две строчки слов-стежков),
остывший кофе на салфетке 
и груда клетчатых «снежков».
 
Память                                                                 
 
Бросил камень в омут памяти –
И пошли, пошли круги...
Смотрит в дымку снежной замяти 
Прадед мой из-под руки...
 
Дед с цигаркой на завалинке
Гладит рыжего кота,
Несмотря на лето, в валенках –
Кровь давно уже не та...
 
За столом сидят родители,
Чугунок пыхтит в печи,
И встречают победителя
Шаньги, сайки, калачи...
 
Жизни слайды скоротечные
По вагонному окну...
И гудок тревожный встречного
Разрывает тишину...
 
Таёжная заимка
                                                
Стоит заимка средь тайги дремучей –
Из лиственницы срубленный приют,
В распадке притулившись, рядом с кручей.
Сермяжный, доморощенный  уют:
 
Порог, отполированный веками,
Убогое оконце на восток,
Рога оленя да иконка в раме,
Прибитая под самый потолок,
 
Топчан и стол, кормилица-буржуйка,
Стоящая на валунах в углу…
Из  чайника бьёт в стену пара струйка,
Вытапливая из сучка смолу…
 
…Смола течёт янтарною слезинкой,
Из глаз столетий по щеке бревна…
На фотоснимке, пригвождённом финкой,
Любимая, 
                 но «бывшая»… 
                                             Она…
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.