Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Виталий Крёков. Отчий край, как речь живая

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
***
 
Я вижу отчий край. Он весь,
                                            как речь живая,
Кругом светлынь небес и кислорода ток.
Привет тебе, привет, гвоздичка полевая!
Как малый мотылек, твой розовый цветок.
Как в прошлом, на лугу короткое свиданье,
И отошедшей, той, летучая краса…
 
На венчике твоем и пух, и расстоянье
Стоят, как в летних лужах небеса
 
***
 
Манит купальница, цвет-огонек.
Век бы глядел! Только путь мой далек.
И вот и пора кучевых облаков.
В травах звонки - клубеньки родников.
 
Я и сестренка в нарядных венках.
Вянут цветочки в горячих руках.
Нам не уйти! Этот радостный круг –
В сотни цветов полыхающий луг.
 
***
 
И стала тишина неслышно шарить
По стенам, от угла и до угла,
И, шляясь тёмной ночью, чья-то память
Людей немых и странных привела.
 
Она коснулась век и лба устало,
Неосторожно обронив века,
И виделись невиданные страны,
Несхожие, как в небе облака.
 
И люди, коих Бог на землю бросил, -
Пусть навсегда исчезли их следы, -
Но каждый жил и нёс в большую осень
Кто горькие, кто сладкие плоды.
 
 
***
 
И оттого, что в этом хлебе
Кому-то, а не мне везло,
Я жаждал, чтоб в осеннем небе
Завязло лебедя крыло.
Кричал ему: "Постой, товарищ!
Пусть груды зёрен на току –
Ты дожинать мне оставляешь
С полей созревшую тоску".
. . . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . 
Но здесь душа моя прославит
На небе облачную рябь,
Лес хвойный в золотой оправе,
Плугами вспаханную зябь.
Всё чаще, уходящим, в спину
Глядит отчаянье полей...
Я, замерзая, не покину
Предела родины своей.
 
 
***
 
Надежда выше всех печалей,
Моим молчанием живёт.
Молчанием прониклись дали,
Где опустился небосвод.
 
Мы в листопадах замечаем
Утраченных событий вес.
Во имя новых начинаний
На ладан снега дышит лес.
 
 
***
 
Когда поля осмысливаю взором,
Когда я слышу развесёлый смех,
То оживает прошлое, в котором
Любил и горько плакал человек.
 
Года мои короче, как ни странно,
Всё вечерее надо мною дни.
В чертах людей я вижу, слышишь, мама,
Отчётливей печалины твои.
 
Моя любовь – не прелесть лунной ночи
И не уют под очертаньем крыш,
Но люди, от которых сердце хочет
Забиться в стог, как полевая мышь.
 
 
***
Чтоб пережить хороший сон,
Мне стоит только в мой знакомый
Шахтёрский выехать район,
Увидеть дом за терриконом,
 
Дом голубой, где ждёт уют,
Где чаем встретят непременно,
В подарок прозвучит этюд,
Рождённый гением Шопена.
 
Там стопки интересных книг,
Как ожиданье встречи с музой,
Под ноты спрятанный дневник
Особы юной, светло-русой.
 
А может, скажут мне: "Пора, -
Как ковш воды плеснут за ворот, -
Забудь её. Она вчера
Уехала в далёкий город".
 
 
***
 
Как непредвиденное диво,
В раздолье злаковых полей
Приезжего встречали ивы
Могуществом своих ветвей.
 
Дождили дар листвы богато,
Когда мертвел под снегом дол.
Был виден каждый – в два обхвата –
Корявый, почерневший ствол.
 
Был скромен замысел мой давний:
У той, у брошенной избы
Сменить полы, навесить ставни,
Поправить верх печной трубы.
 
И жить легко, неторопливо
Вдали от пасмурных времён.
И с располневшею любимой
Раз в год наведывать район.
 
 
***
 
Вот мир мой с серенькими далями,
Изба да высохший плетень.
И ты в шалёнке, дочка мамина,
И вечереет зимний день.
 
Ты назвала меня милёночком,
Кончается мой выходной.
Вот так дойдём до остановочки,
Уеду я к себе домой.
 
Чтоб вновь на лист тетрадный выплакать,
Как бьёт черёмуха в окно,
Как в сердце ничего не высохло,
Что былями истомлено.
 
 
***
 
Как остро чувствуют глаза:           
Над крышами нависла нега,
Собачий лай и голоса,
Воскресшие от хлопьев снега.
 
Герани поздней алый ком
В окне. Забота утро будит.
Уже за ранним молоком
Спешат с бидончиками люди.
 
И там, где замирают дни,
Высокое тревожит слово.
Как будто детство пронесли
Охапкой сена молодого.
 
***
О жизнь монеткой изотрусь,
Вконец растрачу дар сердечный,
С тяжелой головой проснусь, 
В избушке низкой на Заречной.
Но труд от всех падений спас.
Мысль проплыла в оконной раме:
«Как хорошо, что есть аванс
И три рубля еще в кармане,
Что прожитое, ровно дым,
Коль сортностью был ниже средних».
Уже вода под подвесным –
Тяжелая, в листах осенних.
Шаг сделаю, другой, еще,
В туманное завязну утро,
Увижу девичье лицо
И станет солнечно  и мудро.
И поведет мечту вперед –
Подумаю: «Откуда милость?
Иль прошлое во мне живет?
Желанное со мной случилось?»
И сдерживая чувства вал,
Скажу одно ей, не скрывая:
«Я богом жил, его я знал».  
Она: «Его я тоже знаю».
 
***
 
                                     С. Донбаю
 
Незабудки голубеньким снегом
На зелёном лугу вновь и вновь
Вопрошают: «Мы разве не небо?
Разве мы на земле не любовь?»
И прохладят любимым, 
                                       далёким
С детских лет. Вот уже потому
Эту весть о покое высоком
Принимаю один к одному.
Здесь, где северный ветер 
                                          наводит
Облаков необъятную мощь
И просёлок, петляя, уходит
В занавесы редеющих рощ,
Слёзы смоют безумство
                                       и важность…
Всемогущий! На лике земли
Ты прости и хоть в малую тварность
На исходе пути посели.
Незабудками, веточкой вербы
Наши души проклюнутся вновь,
Вопрошая: «Мы разве не небо?
Разве мы на земле не любовь?»
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.