Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Александр Раевский. Берёзовый ветер

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
1812 ГОД
 
Среднерусские равнины – 
Вены рек. Холмы, поля.
Тучи. Избы да овины.
Шлем былинный в ковылях.
Звякнет дальняя церквушка,
Тонко тронет слух Христа,
И – покой; лесной кукушки
Сонный счёт… А где-то там –
…разноцветным ручейком,
Дать отпор Наполеону
Шли походные колонны,
Шли знамёна и иконы
Мимо пушкинских окон…


МАЙ 1945г

Всё!.. Кто выжил, те в свой дом
Придут не похоронками.
Твердь усеяна кругом
Гильзами, воронками…
Мир настал – сойти с ума!..
Что ж, начнём жить заново!
…Дым. Рейхстаг. Цветущий май,
«Валенки» Руслановой.
Реет выше синевы
Знамя то – нетленное!
И бредут по мостовым
Те – военнопленные…
Вновь Европе на года
Не тлеть на наковаленке;
Победили – как всегда! – 
Ватники и валенки.
 
КРЕЩЕНСКИЙ ДЕНЬ
 
Улицы, дома и переулки
Сжала стужа жёстко и всерьёз,
Так, что в рощах деревенских гулко
Лопались стволы седых берёз.
Глубина вселенская звучала
Тонким-тонким звоном бубенца,-
Этой песне не было начала,
Этой грусти не было конца.
Холодно и солнечно на диво!
Смолкли все земные голоса.
Что-то на земле происходило,
Что-то совершалось в небесах…
И никто не ведал, что в пределах,
Где-то на задворках бытия,
Тихо во дворе заиндевелом
Мальчик очарованный стоял.
 
БЕЛАЯ КОЗА
 
На холме растёт трава,
На траве лежит коза,
В голубую даль упёрла
Безразличные глаза.
Может, сытая она,
Может, дремлет в ней душа,
Всё равно на летнем фоне
Так бела и хороша!
Холм, стрекозы, облака…
Отвяжусь вот от стишка,
Прибегу к ней с белой кружкой,
Попрошу: «Дай молочка!»
 
КОНИ
 
Не скажу, когда и где,
В воскресенье, в среду ли,
В Барабе ли, в Кулунде – 
Лошади мне встретились.
Днём паслись невдалеке,
Пред грозой ли, после ли;
Их двенадцать в табунке,
По числу апостолов.
Вижу, есть среди гнедых
Вороные, рыжие…
Где же светлый пастырь их,
Почему не вижу я?
К ним навстречу побежал,
Радостно приветствуя!..
Вдруг один, косясь, заржал,
Звонко, но невесело.
Дружно все отозвались – 
И степными травами
В даль внезапно понеслись,
Крылья вдруг расправили… 
Вознеслись над ковылём,
Пропадают в мареве…
…Я побрёл пустой землёй
До села Комарьева.
Что спугнуло тех коней,
Думал обречённо я,
Что учуяли во мне –
Неужели чёрное?.. 
 
 
***
Наевшись жизни оголтелой,
Устав сражаться в темноте,
Устав метаться в тесноте,
Душа донашивает тело,
Уже готовая взлететь.
Уже ей чужды мир жестокий
И агрессивная среда,
Покинув землю навсегда,
К своим таинственным истокам,
К мирам ли грозным и далёким - 
Взлетит куда?..
 
 
***
 Травы, звери, птичьи переливы!..
 Радуясь, мелькая и звуча,
 Всё живёт в неведенье счастливом…
 Только людям ведома печаль.
 Знаем мы, что есть на свете нечисть,
 Только, уподобленным почти,
 Нам понятья «вечность», «бесконечность» - 
 Разум, бедный разум! – не постичь.
 Но зато – как милость иль немилость? –
 Осознать такое не суметь,
 Свыше нам зачем-то приоткрылась
 Сущность рокового слова «смерть».
 Проступая сквозь свинец ненастья,
 Сквозь весёлый полдень голубой,
 Чёрная «momento more» надпись,
 Словно меч, висит над головой.
 С тайною надеждой и тревогой,
 В большинстве своём на склоне лет,
 Молим приютиться ближе к Богу,
 Веря: рядом с Богом смерти нет.
 
 
 МОЁ БОЛОТО
 
 Не моря, где шторм о скалы бьётся,
 Не реки широкая дуга, - 
 Мне привычней тихие болотца 
 В ряске, в изумрудных берегах.
 Может, потому, что возле печки
 От стихий родился далеко – 
 Не было в деревне даже речки,
 Лишь за ней глухое озерко.
 Камыши там, чуть шурша, нависли,
 Заглядевшись в воду, как в трюмо;
 И торчали «котики» меж листьев,
 Словно в шоколаде эскимо.
 Часто там бывал я. Для сиденья
 Острого рогоза наломав,
 Вёл свои простые наблюденья,
 Счастлив был, любил и понимал.
 Видел труд ондатры осторожной,
 Миг, когда по глади сонных вод,
 Оставляя тинную дорожку, 
 Выводок утиный проплывёт…
 Нравилось, когда мигали свечи
 В топях, между чахленьких дерев,
 Выпь по-бычьи бухала под вечер…
 На краю, бывало, замерев,
 В детстве ждал: сегодня или завтра,
 Из глубин веков, издалека,
 Сквозь туман болотный динозавры
 Медленно прошествуют в закат…
 Сердце находило утешенье
 В первой загоревшейся звезде,
 В запахах гниенья и цветенья,
 В тёплой и коричневой воде.
 Верил: там Яга живёт в избушке,
 Прячутся кикиморы во мглу;
 И на кочке царская лягушка
 Терпеливо ждёт мою стрелу. 
 
 
 СЛЕПОЙ ДОЖДЬ
 
 …Из-за леса лиловой громадой 
 Наползла она сгустком тревоги, - 
 Присмирели под жданной прохладой
 Луг, кусты и сухие дороги.
 
 Неужель громыхнёт в самом деле! – 
 Сонный быт растревожит, как улей?..
 Так за месяц уже надоели
 Зной и пыльные листья июля!..
 
 Надо, надо, чтоб местность промокла,
 Чтобы днями свежо и ночами…
 …Но та туча была одинокой,
 Освещаемой сбоку лучами…
 
 И под ней, как под крышкой надгробной,
 Замер я без, рубашки и босый,
 Миг!.. – И сверху посыпались дробно,
 Ослепили жемчужные бусы!..
 
 Весь пронизанный солнечным златом,
 Дождь такой благодатный пролился,
 Что впервые от счастья заплакал
 И вослед неумело молился…
 
 
 САМОМУ СЕБЕ
 
 Когда уже радость, казалось, не светит,
 Откуда-то с дальней, забытой межи
 Внезапно подует берёзовый ветер – 
 И вновь станешь свежим. И хочется жить.
 
 Бессонница сгинет, тоска рассосётся,
 И снова потянет – сперва на восток,
 А после на запад клониться за солнцем,
 Как тот беззащитный зелёный росток.
 
 И вновь на износ станет сердце работать,
 Страдая за добрых, несчастных людей,
 Но всё-таки верить в хорошее что-то,
 Землёй любоваться и в небо глядеть.
 
 Когда всё же свыше решат с похоронкой,
 Вернись с покаяньем к тому, что манит, - 
 Всегда тебя примет родная сторонка,
 Найдётся могилка. Господь сохранит.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.