Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Александр Раевский. Открытка

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
 АЗИЯ
 
Май в казахской степи. Маки в алых рубашках.
 В море маков бежит золотая казашка.
 
 Под закатом густым пламенеют просторы…
 Выше – розовый свет; дальше – синие горы.
 
 Там равнина; там дол; там, на склоне уютном – 
 Философский дымок у задумчивой юрты.
 
 А казашка бежит, лепестки растревожа,– 
 Сколько воли гнедой, сколько юности, Боже!..
  
 ***
 
 Только не сжата полоска одна…
 Грустную думу наводит она.
 
 «Где же наш пахарь? Чего ещё ждёт?»
 
 Червь ему сердце больное сосёт…
 Н.А.Некрасов
 
 Прозрачно в лесу и прохладно,
 Туман молодой у опушки;
 И так-то опрятно и складно
 Сорока сидит на макушке.
 Тускнеет под солнцем осенним
 Овса перезрелая нива,
 Её от незваных соседей
 Кусты охраняют ревниво.
 Но смысла им нет сторожиться,
 Природным служить оберегом,– 
 Комбайна овсы не дождутся,
 А сгинут печально под снегом…
 С чего бы такого, не помню,
 Но мысль посетила внезапно,
 Что фермер не болен, не помер,– 
 С налоговой вышел – и запил. 
 
 
 ***
 
 … Ветерком обмахиваясь южным,
 Молодая в даль ушла гроза…
 Сквозь ресницы трав мерцают лужи,
 Как глаза прекрасные в слезах.
 
 Чуть дрожа, звенит, как мандолина,
 Воздуха богемское стекло;
 Разлеглась зелёная долина,
 А на ней – нарядное село.
 
 В кущах влажных рощи или сада,
 В двух верстах, под боком у горы,
 Белый кубик храма – душ услада – 
 Златоглавой свечечкой горит.
 
 И к нему народ бредёт смиренный
 По дороге ранней и парной…
 Тихих речек голубые вены
 Манят взор прохладной глубиной.
 
 Солнце вновь сияет, как умылось,
 Дайте, дайте трелей соловья!..
 …Жаль, очнулся. Это мне приснилось,
 Это лишь идиллия моя.
 
 А на деле: туч сырые плахи,
 Вид в окне приплюснут и уныл…
 Да, дождище был… – такой неряха,
 Больше напаскудил, чем умыл.
 Хрип вороны, мокрой и печальной,
 Пусто, аж до темечка продрог…
 Плюс ещё свинцовое молчанье
 В никуда расквашенных дорог.
 
 
 
 ***
 
 В это лето, мама, в эту осень
 Почему-то разжужжались осы,
 Змеи и лягушки расплодились
 Там, где никогда не заводились.
 По дворам, дорогам, по опушкам,
 Будто блохи, прыгают лягушки,
 Прямо в сёлах чёрные гадюки
 Жалят и за ноги и за руки,
 Злые осы в двери залетают…
 Им чего на воле не хватает?
 Ладно, гады, ладно бы, кусают,
 Тут чернее тучи нависают:
 Каждый год подземные удары,
 Смерчи, наводненья да пожары,
 Род людской и вовсе обезумел,
 Лезет сам в клокочущий Везувий…
 Не связать подобные явленья
 Лишь с одним глобальным потепленьем,
 Это тьма сгустилась моровая,
 Это, мама, третья мировая.
 
 
 
 САД
 
 Предзимью всю печаль передоверив,
 Октябрь отшептал… В пустом саду,
 Как на гравюре, чёрные деревья
 Кривых ветвей явили наготу.
 Примолкло всё: остывшие тропинки,
 И за ночь поседевшая трава,
 И та скамейка с выгнутою спинкой…
 …Листва так ломко хрустнула сперва;
 Возню небесных хлябей укрощая,
 Морозец молодой дохнул затем, -
 И падал снег… деревья превращая
 В букеты свежих, сонных хризантем.
 Захочется на миг побыть счастливым,
 Любимым быть захочется опять,
 Средь яблонь одиноким черносливом
 В том белом сне без шапки постоять…
 Но вдруг кольнёт, что всё не так отныне,
 Что прежнего себя не повторить,
 Вот – сердце есть, но в нём сверкает иней,
 Вон – есть цветы, но некому дарить.
 
 
 ЛЕТНЕЕ БОЛОТЦЕ
 
 …Умытое тихое утро.
 Прохладное облако зреет.
 Меж кочек притихшая утка
 Утят подрастающих греет.
 
 Жучки тонконогие смело
 Скользят по коричневой глади…
 Рогоза зелёные стрелы.
 Кувшинок широкие длани.
 
 Чтоб детством дохнула картина,
 Добавим лишь самую малость:
 Вон там – Буратино с Тортиллой,
 Подальше – с сачком Дуремара.
 
 Для звука пусть гром где-то бродит,
 Пищит пусть комарик занудный…
 Пускай и в душе и в природе
 Живёт уголок этот чудный!
 
 
 
 РУССКИЙ СЕВЕР
 
 Средь камней изумрудная травка,
 Глубже с метр – уже мерзлота.
 Вроде, лето, а прут без антрактов
 Стаи туч… и тоска ещё та.
 Ещё та, говорю я, погодка!
 Голый берег под светом скупым,
 Лишь у кромки тяжёлая лодка
 Спит тревожно, как пёс на цепи.
 Выше! к людям! к амбарам и избам,
 К тем продутым ветрами местам,
 Где отсутствуют всякие «измы»,
 Жизнь сурова и с виду проста.
 Там солёная рыба в подклетях,
 В тихих комнатах строгий уют;
 Там на кольях развешены сети,
 И поморы в бахилах идут.
 …Тучи, тучи – сплошная морока,
 Воздух даже на ощупь свинцов;
 И в пальтишке стоит одиноко
 Кто-то грустный, как трезвый Рубцов.
 Эта близость студёного моря,
 Эти сивых туманов слои…
 Храм бревенчатый стойко на взгорье
 Держит ржавые шлемы свои.
 Он давно уже необитаем.
 Лишь в окошке глухом в тёмный час
 Жёлтый отсвет дрожит… Словно тайно
 Кто-то молится. Может, за нас. 
 
 
 
 ОТКРЫТКА
 
 Пусть и старомодно поступлю,
 Но возьму – не Интернетом прытким,
 А на почте марку прилеплю,
 В Рождество пошлю тебе открытку.
 
 Там, взметая звёзды на пути,
 Навевая сердцу дорогое,
 Удаль белогрудая летит – 
 В алых сбруях, в звонах под дугою;
 
 В шапках нахлобученных дома,
 Даль сверкает чисто и красиво,-
 Хрусткая сибирская зима,
 Красно-сине-белая Россия!..
 
 Пусть издалека к твоим стопам
 Ляжет эта весточка простая,
 Может, не отправишь сразу в спам,
 А, как раньше, к зеркалу приставишь.
 
 Как-нибудь к комоду подойдёшь
 И, скользнув по ней случайным взглядом,
 Может, что-то вспомнишь и взгрустнёшь,
 Но до слёз не вспоминай… не надо. 
 
 
 
 ЗОВ
 
 
 За селом стоит серый столб, как крест,
 Проводов уж нет, а он всё гудит…
 С неба ястреб сел и глядит окрест,-
 И чего сидит? и за кем следит?
 
 Я свою тоску привяжу к столбу,
 Отряхну с души мглу дорожную,
 Сразу в первую постучусь избу – 
 Встретят молча и настороженно.
 
 Лишь в глазах вопрос: «Кто такой пришёл?»
 Не узнал никто… ну и ладненько.
 Ты, хозяйка, мне зачерпни ковшом
 Той колодезной, той прохладненькой…
 
 Кто такой я есть? Да родился здесь!
 Там вон, в центре, был дом с оградою…
 Вижу, добрые, но такая весть
 Не печалит их и не радует.
 
 Разговор хоть тёк, но скупой совсем,
 Да, слыхали, мол… да, родившийся…
 С болью понял я: здесь своих проблем
 Выше крыши той, прохудившейся.
 
 Где-то шум и треск; там блестят в ночи,
 Как галактики – мегаполисы…
 Ну, а тут, как крест, только столб торчит,
 Да забвенье прёт выше пояса.
 
 Отвяжись, тоска, как худая жизнь!
 Васильки мои, колокольчики…
 Ты надолго, край, запустел, скажи? 
 Глянешь – тишь, камыш да околочки…
 
 Но прислушайся чутким вечером:
 По полям плывёт, по-над сёлами 
 Песня русская, вековечная,
 И не грустная, ой, да и не весёлая…
 
 
 
 НОЧНОЕ НЕБО
 
 Когда на сердце ляжет муть,
 Предстанет всё тщетой напрасной,-
 Заставь себя на высь взглянуть,
 Вновь обманись, что жизнь прекрасна!
 
 Что высший смысл всё же есть,
 Коль в бездне чёрной и бесплотной
 Блестит божественная взвесь
 Горячих звёзд, планет холодных.
 
 А, значит, всякая душа,
 Что злом земным не осквернится,
 Попасть туда имеет шанс,
 Незримой стать… и всё ж светиться!
 
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.