Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Юрий Матвеев. Слово берёт меня за руку

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Слово берёт меня за руку
 
Сыновьям
 
«Вы - луки, из которых ваши дети,
Как живые стрелы, посланы вперёд.»
                      Калил Джебран "Пророк"
 
Люблю горячий крепкий чай.
И собеседников для спора.
Люблю, когда горит свеча.
И ночь кончается не скоро.
Но только нет таких друзей.
А те, что есть – им не до чаю.
И я живу для сыновей.
И в них души своей не чаю.
 
Они как русские князья –
В их именах моя заслуга.
Владимир.
Дмитрий.
Сыновья.
Моих два самых лучших друга.
 
Мы можем просто помолчать.
И знать, что рядышком – родное.
Какая все же благодать,
Что у меня мальчишек двое.
 
И надо ль сожалеть о том,
Что старший далеко от дома?
Ночным проявится звонком –
Разбудит голосом знакомым.
 
И в тот же миг исчезнет сон.
И станет дальний берег ближе.
В окне туманный Альбион
Я вдруг отчаянно увижу.
 
И младшего не удержать.
А что же делать остается?
За ними следом убежать
По ходу солнца.
 
Владимир.
Дмитрий.
Сыновья.
Два самых лучших моих друга.
И натянулась тетива.
И стрелы вдаль летят упруго.
 
 
 
 
              Тоска
 
Мохнатые лапы кладет на грудь
И смотрит – глаза в глаза.
И полною грудью нельзя вздохнуть,
И оттолкнуть нельзя.
 
И вполнакала лампочек свет.
Звенящей струной – тишина.
И ничего не слыхать в ответ.
Как листья шуршат слова.
 
И время стекает со стрелок часов.
И плавится воск свечи.
И двери закрыты на тяжкий засов.
И звезд не видать в ночи.
 
Мохнатые лапы кладет на грудь,
И смотрит – глаза в глаза.
И полною грудью нельзя вздохнуть,
И оттолкнуть нельзя.
 
 
 
 
 
 
 
Друг мой Юрка
 
Только в Парме – пармезан.
А шампанское – в Шампани.
Мне об этом рассказал 
Закадычный друг по пьяни.
 
И под плавленый сырок, 
Наш родной советский вермут
Пил, не морщась, мой дружок –
Самый преданный и верный.
 
Дальний-Дальний тот Восток.
Давний. Давний друг мой Юрка.
Он простой. И я простой.
Проще мятого окурка.
 
Закордонною струной
Зазвучит «Black magic woman».
Я – беспечно молодой.
Друг мой – бесконечно юный.
 
 
 
 
 
     Счастье
 
Звучит «Пионерская зорька».
И бодрые пионеры
Докладывают бойко
Кто самый в стране первый.
 
Москва далеко от Сибири.
И есть ли она на свете?
Патриса Лумумбу убили –
Папа читает в газете.
 
Как это страшно и грустно,
Что где-то лумумб убивают.
Меня пирожки с капустой
У мамы моей поджидают.
 
И мама такая родная.
В муке у нее передник.
Смотрю на нее и знаю,
Что нет ее лучше на свете.
 
И солнце. И утро. И лето.
Нельзя разделить их на части.
И умные очень газеты
Не знают, что это счастье.
 
 
 
 
 
     Сумятица
 
Ах, в душе моей сумятица.
Не сумятица – смятение.
Словно взятие Бастилии.
Расстреляли. Но простили ли? 
 
С колокольни-колоколенки
Да слетели птицы-голуби.
Настоящее и прошлое,
Как печенье мной раскрошено.
 
Не тринадцатое, пятница –
Что ж в душе моей сумятица?
Где герань на подоконнике?
Где же матушкины слоники?
 
Где отцовы подзатыльники?
Где друзья? Где собутыльники?
Может, было. Может, не было.
Может, жил. А может, нЕ жил я.
 
Где черёмуха сибирская?
Сторона моя неблизкая.
Сторона моя сторонушка – 
Прожил всю её до донышка.
 
Ах, в душе моей сумятица.
Не сумятица. Смятение.
На груди моей распятьице.
Завтра будет воскресение.
 
 
 
    Я успею вернуться
 
Я писать начинаю, а слово берет меня за руку
И ведет за собой никому неизвестными тропами.
Накукует кукушка. И ворон противно накаркает:
Пропадешь.
Пропаду.
Пропади оно пропадом.
 
Я - о встрече. А слово упрямо – прощальное.
На поляну. А слово настырное – дебрями.
Мне слышны колокольные звоны печальные.
Ты нарочно меня заманило, наверное.
 
Я – весеннего неба. А слово заходится вьюгою.
Я – надежды глоток. Слово за слово.
Словно я не в аду, а в раю горю.
Я успею вернуться.
К тебе моя милая
Засветло.
 
 
 
 
Как-то вечером
 
Со мной откровенен Есенин
И доверителен Блок.
А Бродский растерян, рассеян,
Как монотонный урок.
 
Сергей, Александр, Иосиф
Со мною за круглым столом.
Кто чаю, кто кофе попросит,
А кто-то чернила с пером.
 
Битлы напевают негромко
Сквозь форточку в старом окне.
На кухне сидит Незнакомка
И сплетничает с Шаганэ.
 
 
 
 
Как наказанье или милость
 
Не написалось. Не случилось.
Во мне тревожно затаилось.
И эхом не отозвалось.
Еще напишется, авось…
А для чего, скажи на милость?
 
Не израсходовал. Осталось.
Я сберегу в себе усталость.
Она понадобится мне
В последнем, самом верном сне.
Устал, скажу. Какая жалость.
 
Осталось. И не отлюбилось.
Случится. Иль уже случилось?
И болью отзовется вдруг
Обычное касанье рук,
Как наказанье или милость.
 
 
      Еще
 
Когда затихнет шторм.
И обессилят волны.
Какой нелепый вздор –
Остатки жалких молний.
 
Бушующих страстей
Еще хранится признак.
Еще тепла постель.
Еще дыханье близко.
 
И отраженья слов
Еще слышны как будто.
Еще обрывки снов
Являются под утро…
 
Когда затихнет шторм...
 
 
               Отцу
 
Вижу в зеркале отражение лица –
Уставшее, постаревшее, не моё.
Или я смотрю на своего отца.
Или он в отраженье своё.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.