Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Сергей Чернопятов. Мой друг не выговаривал страну…

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
***
 « Чего нельзя простить? 
 После этой войны так бесконечно много
 надо будет прощать и нельзя будет простить! 
 На это не хватит целой жизни».
 Эрих Мария Ремарк
 « Время жить и время умирать»
 
 
Концлагерь и немцы -
Слова, словно братья,
Как мячик и детство,
Как фрау и платье.

Любил бы немецкий,
Когда б ни Дахау,
Треблинка, Освенцим,
Аушвиц – Биркенау.
 
Овчарок, бараков,
Печей Бухенвальда –
Не смыть никогда кровь
Сынам Fatherlandа.
 
Потомкам великих
Тевтонов и швабов
С рукою на выкид,
Со свастикой-гадом.
 
По двести душ споро
«Циклоном» травили
Антихристы оrdnung-
Порядок любили.
 
Не раз был задушен
И я палачами,
Над книгой-подружкой
Склоняясь ночами.
 
Не раз молча плакал,
Шел к воину деду,
И дед вспоминал, как
Гвоздил людоедов.
 
До ныне арийская
Речь ужасает,
Из Шиндлера списка
Кто жив - это знает.
 
Сотрёт вряд ли время
Из дум человечьих
Концлагерь и немец –
Синонимов вечных.
 
Ленинград Европе
 
… И они ещё указывают,
как нам отмечать
прорыв блокады…
(Реплика из новостей)
 
 
« Пристава к твоему двору,
Я отправил, таков порядок.
Чем расплатишься за игру
В не компьютерную блокаду?
 
Я тебе не Япония,
Взрыв простившая американам.
Восемьсот семьдесят два дня –
Эта цифра на каждом камне.
 
Ты ж в маразме забыть могла,
Как мне горло сжимала с…!
Крематорий сжигал тела –
-Полторы тонны пепла в в сутки!
 
Чем расплатишься? Поищи,
Платежом долг…, Всё по закону,
Пискарёвское кладбище 
В моём сердце недаром стонет.
 
Отольётся слеза моя,
И не по электронной почте
872 дня!
872 ночи!
 
В пионерлагере
 
Вновь первая смена.
В субботу всем светит,
Но только ко мне
Вновь никто не приедет.
 
Веселый и резвый
Я стану угрюмый,
Меж прутьев железных
Свой чубчик просунув.
 
Смотреть, как ребята
Уходят на волю,
Кто с мамой, кто с братом
К цветочному полю.
 
Свой взгляд неумелый,
Неловкий, бросают,
С собою не смело
Меня зазывают.
 
И там расстилают
Салфетки, газеты,
И там поглощают
Клубнику, конфеты.
 
А лакомство это
Запить ещё надо
Прохладным и резким
Таким лимонадом.
 
Отряд наш геройский
Зовут «Бригантиной».
Он снова мой остров
Оставит пустынным.
 
Детсадовское
 
Грусть на лицах у девочки с мальчиком,
Опустела давно группа средняя.
Как старик со старушкой на лавочке,
Те, кого забирают последними. 
 
Робот в варежках мальчика ёрзает.
Кукла к девочке все прижимается,
Пусть за ними пришли б только взрослые, 
Им не надо кричать: «Что копаешься!»
 
Все завязки на шапках завязаны,
И на курточках кнопки застегнуты,
И сидят они, будто наказаны,
Как игрушки их – куклы и роботы.
 
Только сбудется всё-таки праздник у них,
Скрипнет дверь – и улыбки победные!
Только вот повзрослеют быстрей остальных
Те, кого забирают последними. 
 
Нагло-саксы
 
Мой друг не выговаривал страну,
Одну из Европейского пространства.
Гитарную он, трогая струну,
Бросал: «Сейчас споём, как нагло – саксы».
 
Я поправлял его. Я «Битлз» уважал.
Я наслаждался песней Элтон Джона.
Но оккупантам кто-то обозвал
Меня на том туманном Альбионе.
 
В тумане невозможно распознать
Чудесной радуги над Темзой,
Но разве это повод так сказать
В мой адрес незаслуженно: Агрессор!
 
Возможно они где-то хороши –
- Чарльз Диккенс теплоту во мне оставил,
Но друга, что с названием грешил,
Сегодня я б, наверно, не поправил.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.