Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Мария Берестова. Иди ко мне, мой стих…

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
*   *   *
Прости мне этот первобытный страх - 
бегу туда, где сухо и тепло. 
О, детство - бьется бабочка в руках, 
я молча отрываю ей крыло, 
 
и что-то есть звериное во мне 
в соседстве с беззащитной чистотой. 
Я принимаю это, ведь вполне 
осознаю, что остаюсь такой 
 
и до сих пор. Опять средь бела дня 
внутри меня не хочет спать ребенок, 
смеется смерти бабочки - и я 
бегу домой, где вечер тих и долог.
 
*   *   *
Касаться пальцами - не губ твоих, цветов, 
перебирать их стебли, размышляя, 
как шелест трав похож на звук шагов, 
который постепенно утихает, 
 
а ночью продолжается внутри, 
врастая в грудь какой-то странной болью. 
 
Упав в траву, я трогаю цветы, 
которые шагов твоих не помнят.
 
*    *   *
День, слишком громкий, наконец затих. 
Слова лежат, ночь ворошит их залежь - 
слов много, ты надеешься на них, 
пока не зачерпнешь, не исчерпаешь, 
не вычерпаешь все от сих до сих, 
и знаешь, что сказать, а как - не знаешь. 
Иди ко мне, приди ко мне, мой стих. 
 
Тень от ветвей царапает окно, 
как будто даже звук какой-то слышен, 
и зрелость ждет во мне уже давно - 
 
всю жизнь растет внутри. Вздыхает. Дышит. 
В ушедшем дне не разглядеть того, 
о чем она пока ещё не пишет.
 
*   *  *
Окно мое, ты видело меня 
уже во всех, пожалуй, проявленьях, 
но все еще глядишь день ото дня, 
впуская свет и стеклами звеня, 
как я, влюбляясь, становлюсь слабее, 
 
как плачу о земном, о неземном, 
как плачу, что устала столько плакать, 
как я пишу ночами за столом 
и прячу письма, чтоб отдать потом, 
а может, не отдав, продолжить прятать. 
 
И ты глядишь, как я к тебе иду, 
глядишь в меня, как озеро в Нарцисса, 
и ловишь взгляд, чтоб только убедиться, 
что отразит тебя, а не беду. 
 
Но скоро ночь. Я вижу сквозь стекло 
листву деревьев, летний вечер. Странно 
болит в груди. Письмо молчит о главном. 
И знаешь только ты, мое окно.
 
 
***
Живи, живи. Живи, как сейчас живешь; как вот сейчас сидишь, сиди так вечно...
В. Набоков
 
Вот так молчи, как сейчас молчишь,
всегда, всегда - пусть и жизнь пройдет –
из всех колодцев, оврагов, ниш 
твое молчанье, как ночь, встает,
 
сияет в небе, блестит на дне,
дрожит повсюду, и я дышу,
но все безудержней слышно мне,
как ты молчишь сквозь великий шум
 
по всей земле, и звенит в ушах,
живи, живи, как сейчас - и все.
И вздрогнет где-то внутри душа,
как будто что-то произнесет.
 
***
Вечер, март. Что-то есть на душе - только вряд ли смогу
это выразить прямо. Захочешь попробовать - пробуй
молодое бродящее чувство. Весна на снегу.
Все прошло - так легко - и не стоило грусти особой.
 
И теперь я стремлюсь - а на деле не знаю, к чему,
но иду, чтоб идти - хоть куда-то, зачем-то, но все же.
Как не верилось мне, что когда-то так просто пойму:
все не то и не так, и совсем на любовь не похоже.
 
Снег, весна. Что-то есть на душе. Подожди, я приду.
Это все перебродит и станет мудрее и старше,
как вишневые ягоды в банке, забытой в саду,
как вино в погребке у какой-то особы монаршей.
 
В.Ш. 
Будет дождь - посильней, чем на прошлой неделе прошли - 
о, чудесная новость. А день отчего же так душен? 
Я живу на земле и ногами касаюсь земли, 
но мой собственный мир невозможен на ней и не нужен. 
 
Только эта привычная грусть стала как-то нежней, 
говорит о другом: о причинах любить это лето. 
Даже жаркий июль - хоть сухой, хоть совсем без дождей - 
остается желанным. И ждет меня, кажется, где-то.
 
***
На крышах - снег, декабрьский и нежный.
И кажется, что все вокруг - другое,
что этот год пройдет не так, как прежний.
Автобус переполнен. Едешь стоя
 
и сам себе счастливо обещаешь
любить весь мир, и этот сумрак белый,
и суету, которую прощаешь.
Идти вперед, и чувствовать, что целый.
 
Начать иначе жить, сновать основу
для новых дней - неповрежденной ткани.
И так наивно сам поверишь слову,
что даже боль на время перестанет.
 
И не заметишь, как подъедешь к дому.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.