Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Виталий Молчанов. Новосветловка.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Молчанов Виталий Митрофанович родился в 1967 году в Баку. Председатель Оренбургского регионального отделения Союза писателей России, директор областного Дома литераторов им. С. Т. Аксакова.  Лауреат премии им. С. Т. Аксакова, Международной Волошинской премии и др. Публиковался в «Литературной газете»,  «Независимой газете (Экслибрис)», журналах «Дети Ра», «Наш современник», «Зинзивер», «День и ночь», Prosоdia,  «Южное сияние», «Огни Кузбасса», лит. газете «Зарубежные задворки», альманахах «45-я параллель», «Лёд и пламень», «Паровозъ», «Лит­Эра», «Земляки», «День поэзии», «Московский год поэзии», «Гостиный двор» и др. Автор семи поэтических сборников. Живёт в Оренбурге.
 
* * *
 
Светлане Мячиной
 
Пьют облака рассветы, красят бледные дали.
Только бы тучи где-то в небе не заплутали,
Вылили б дождь холодный и остудили раны
Скорбной земли бесплодной, ужас познавшей бранный.
 
Танками пропахали без сожаленья нивы,
Зёрен бы вместо стали – стал бы весь край счастливым.
Взорванного асфальта режут по сердцу грани.
Голубь исполнил сальто и растворился в тумане.
 
Рядом слепые хаты, дыры и гарь на стенах.
В этом посёлке каты с лютой отравой в венах
Праздник справляли бесу, смерти подняли веки:
Солью крутой – к порезу, годных парней – в калеки.
 
Били, в лицо стреляли, вешали и топили,
Будто любви не знали, матери их не растили.
Холод вместо прохлады – осени злая мета,
Близкой зимы засада: нет ни тепла, ни света.
 
Выпьет рассвет обмана – сгустки тумана в глотке.
Голубю в клетку рано, флаг ЛНР на высотке,
Выше него бы к солнцу – вволю в лучах купаться.
Туча в ответ смеётся: «С тьмой ли тебе тягаться?»
 
* * *
 
Снова между миром и войной
     крыльями в небесный свод стучится,
Прошлое оставив за спиной,
     будущего раненая птица.
Нелюди, забывшие про стыд,
     вырвавшие вековые корни,
Каждый клят, нет – проклят… мят… немыт… 
     застят свет спасительный и горний.
Им плевать на слёзы чад и жён,
     не тревожит матерей страданье,
«Гиацинт» злой волей заряжён –
     в отчий дом прямое попаданье.
Голубь, распахни свои крыла,
     защити, спаси родную землю!
Вновь в церквах разбиты купола,
     вновь сердца чужому горю внемлют.
Между миром и лихой войной…
     Беззащитной школой и прицелом.
От обстрела редкий выходной.
     И душа, расставшаяся с телом.
 
* * *
 
«Был бы птицей – пел бы песни соловьиным языком
Всё заливистей, чудесней, вдохновением влеком.
Пел бы дому, пел бы саду, речке быстрой и мосту.
Но вчера попал в засаду – повязали на посту.
 
Мыслью – в небо, носом – в камень новосветловской земли,
Снайпер острым глазом славен – опознали, повели.
Били так, что еле помню, как я встал тогда с колен,
Кровь утёр с лица ладонью… Смерть меня ждала, не плен.
 
Был бы в силах – спел бы песню на орлином языке,
Духом – ввысь, минуя веси, горы, степи вдалеке,
И пришла б на помощь стая славных родичей-орлов,
Разбежалась б нечисть злая, разорившая мой кров». 
 
БТР взревел и дёрнул – натянулся чёрный трос,
Ополченцу прямо к горлу он петлёй-змеёй прирос,
Разрывая плоть на части, красную впитал струю…
В небе, жаворонок, властвуй, Богу скорбь неси свою.
 
Пусть душа услышит песню вновь на русском языке,
Прилетели с доброй вестью птицы в рай не налегке:
В трелях их и боль, и отклик, клёкот – плачи матерей,
И замученного подвиг, и свобода у дверей! 
 
* * *
 
Как бойцы, застыли свечи пред иконами в строю.
Натянув пальто на плечи, я в безмолвии стою.
Нет ни радости, ни горя, нет ни цели и судьбы,
Лишь святые Богу вторят, по канону морща лбы.
 
В запах ладана вплетает аромат горящий воск,
Сердце бьётся, замирает, остужает правда мозг:
 – Ты молекула, песчинка, только капля вешних вод…
И Угодника слезинка вдруг по лаку потечёт.
 
Чёрный август пах убийством, невозбранно сеял страх,
По Луганску снова выстрел… Жизнь повергнувшие в прах 
В церковь из домов сгоняли и шерстили по углам,
Что не брали, то ломали, превращая вещи в хлам.
 
Усмиряя жажду мести, насыщая духом плоть,
В церкви, Господи, мы вместе, ты возьми нас, Боже, в горсть
И неси по жизни топкой, защищая от беды,
Прочь войну с бездонной глоткой, потуши пожар вражды!
 
Как бойцы, застыли свечи, шлют мольбы на небеса.
Спят освенцимские печи, в Новосветловке роса – 
Кровь убитых ополченцев – на траве горит огнём,
И слезу с иконы в сердце каждый чувствует своём.
 
* * *
 
Можно прожить вслепую,
Вешать замки на двери
И, ни во что не веря,
Молча считать гроши.
Или в годину злую
Маленькой стать потерей
В битве больших империй,
Светом сверкнуть души.
– Бог, милосердный Боже,
Правых ведут на плахи...
Крылья певучей птахи
Сломаны дробью влёт.
Родины нет дороже.
Кару приняв металлом,
Преданный идеалам,
Верный за них умрёт.
 
Там, в неизвестной выси,
Здесь, в неизвестном грунте,
Телу покой, до сути
Хочет душа дойти.
Живы стихи, в них мысли:
«Смерть моя не напрасна?
Стала ли жизнь прекрасной?
Счастье смогли найти?»
 
Можно прожить жируя,
Тявкать, что люди – звери,
Хитрым аршином мерить
К выгоде личной дни.
Ты так не мог – впустую.
Смело шагнул за двери,
Став роковой потерей –
Светочем для семьи.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.