Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни Кузбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Министерства культуры и национальной политики Кузбасса, Администрации города Кемерово 
и ЗАО "Стройсервис".


Андрей Правда. На прогулке.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

ПРАВДА Андрей Владимирович родился 29 марта 1962 года в г. Фрунзе Киргизской ССР. Окончил медицинский институт. Работал врачом скорой помощи, возглавлял редакционно-издательский отдел издательско-полиграфического предприятия «Кузбасс». Сейчас работает в редакционно-издательском отделе Кузбасского центра искусств. Автор книг «Только горсть можжевеловых ягод» (1995), «Забытая латунь» (1995), «Синяя глина небес» (1999), «Вдвоем» (в соавторстве с В. Лавриной) (2011). Публиковался в журналах «Огни Кузбасса», «Сибирские огни», «После 12». Член Союза писателей России. Живет в Кемерове. 

 


* * *


Пахнет тиной и травой морскою 
От цветочной разоренной клумбы. 
От афиши с театральной тумбы 
Веет драматической тоскою.
 
Только солнце, как осколок, ярко, 
И как раз ему благодаря, 
Бросив ржавый и тяжелый якорь, 
День стоит в заливе ноября.
 
И как раз сегодня на прогулке 
Я тебя случайно повстречал 
Возле чайной в тесном переулке, 
Под изображеньем калача.
 
Мы с тобой сцепились в старом споре, 
Словно звенья якорной цепи, 
А вокруг, как из ракушки море, 
Жизнь шумела, а теперь кипит.
 
Все равно, в чем сущность жарких споров –
Нас теченья разные влекут,
И воронка наших разговоров
Тянет вглубь и зарывает в грунт.
 
Так различны наши представленья, 
Как различны встречные пути, 
Но пока хватает сил сцепленья, 
День стоит и не спешит уйти! 

 


* * *


Когда еще отлягут холода!
Но, зеленью полынною пронята,
В край полыньи колотится вода,
Предчувствием волнительным объята...
 
Умягчилась несносная погода. 
Отъявленнее стала синева.
А вот и сретенье... Гляжу в лицо природы,
Забыв на радостях приветные слова, –
 
Запыхавшись, в смущенье сердце бьется,
А я, как рыба, разеваю рот...
И надо мной в ответ она смеется
И сверху солнце, словно масло, льет!
 
Но вот на стол поставлены блины,
Да, выпив чарку крепкой водки нашей,
Зачерпнутой из зимней глубины,
Уж подбоченясь, масленица пляшет!


 
ЖАСМИН


Из приморского города Поти,
А может, от крымских глин
Оторван, бескровной плотью
Зацвел и у нас жасмин.
 
Но, гладящий влажной ладонью
Стучащие дико виски,
Он здесь окружен заболонью
Зеленой и горькой тоски.
 
Он бледен, он весь отчужденье
Опущенных гордо ресниц,
Презревший свое пробужденье
Под сводами затхлых теплиц,
 
Он все еще там, где крепчает
Шторм, тиская волнолом,
Где галсы и голосы чаек
Морским завязались узлом,
 
Где мрамор блаженно сжимает
Масличные мощи Афин
И с плеском в лазурь ускользает
Обласканный солнцем дельфин!
 
Там нежности гипсовый слепок,
То ль страстью, то ль светом влеком,
Он вынул из пыльного склепа
И вынес из тьмы катакомб
 
Туда, куда запах саванны
Доносит усталый циклон –
Муссонным дыханием Ганы
В коробке согретый Цейлон...
 
А тут, не давая покою,
Ввалившись из недр зимы,
Пред ним суетливой толпою,
Ему непонятные, мы.

 


ПРИМЕРЯЯ СВИТЕР СТАРШЕГО БРАТА


В такую сырую погоду 
Мне хочется снова залезть 
В библейское чрево комода, 
В синайскую рыжую шерсть...
 
В смятенье слепого Исака, 
В сплетение мускусных трав... 
Пусть голосом я не Иаков
И запахом я не Исав...
 
Вослед вереницы верблюжьей, 
В колючую ярость и страсть – 
Успеть до ноябрьской стужи 
Себе первородство украсть.
 
Пусть это расплатой чревато: 
Изгнанием, рабством, войной,
И камнем за пазухой брата, 
И местью его за спиной.
 
История эта вязалась 
Из пряжи, до боли родной, 
А что было в самом начале,
Известно Ревекке одной.
 
Так женщина с тихим упорством 
Простым повтореньем «люблю» 
Втравляет нас в богоборство, 
С петлею сплетая петлю.

 


* * *


С пустынной башни
Отрешенно,
Как смертник,
Падал желтый зной.
Песка не чуя
Под собой,
Верблюды шли
Грядою сонной.
 
Горбы качались
В такт ходьбе.
На раскаленных углях
Море
Кипело, пенясь,
В разговоре
О водопое и судьбе.
 
И, ощущая
Небом даль,
Во рту
Ворочая барханом,
Пел караванщик каравана
Про зацветающий
Миндаль.

 


СЕНТЯБРЬСКИЙ БАЗАР В ДЖАМБУЛЕ


В мясном ряду, в листве, как в рыжих латах,
Сидит сентябрь, тяжелее плах. 
А воздух прелым яблоком пропах,
И в ноздри бьет размякший желтый запах.
 
Размеренный повсюду ритуал
Степенной, уважительной торговли.
Что хочешь здесь – от спички до оглобли,
От чая до фарфоровых пиал.
 
Упитанность и сытость... И лоснятся
Арбузов тонкошкурые бока!
Вот слив зрачки в мои глаза косятся.
Дрожит весов железная рука! 
 
Давно уж не был в вашем я краю,
Но все без разговора понимаю,
И верно, что о вас и заскучаю,
Когда, даст бог, очнусь и я в раю.
 
Эй ты, базар! Эй, астры в лейке!
Вот я приехал! Вот стою!
И вам кричу: «Салям алейкум!»
Я рад безмерно сентябрю!

 


НАЧАЛО ИЮНЯ В ПРИГОРОДЕ


Вылез лук, нарциссы отцветают,
тает беспризорно шоколад...
Все про все соседи точно знают –
как садить укроп, редис, шпинат.
 
И в округе ширится привольно
эхо пересудов и молвы,
и крапива жалится небольно,
и лишь небо выше головы...
 
Но уже они сюда добрались –
из-за горизонта облака
кучевые – встали, и вздымались
влажные тяжелые бока...
 
Полыхнула молния, разбился
целый мир на ор и дребедень,
зонт лиловый в луже отразился, 
и лилово вспыхнула сирень...
 
Это дождь, такой же, словно зелень
тополевой пахнущей листвы,
падает, как будто тоже хмелен
от весны, как я, они, как вы.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.