Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Младенец Магеллан (поэма)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

1

«Во многом знании есть многая печаль» –
Младенец обронил слезу-хрусталь...

И взорванные осы мирозданья
Язвят и жалят млечное сознанье.

Чем больше знаю я... – тем яростней граница
И как зрачок расширена темница!

Игла познания, сверкнув до самой смерти,
Пронзила бабочку и приколола к тверди.

2

Червь многознающий, куда бы я не полз –
Над плоскостью ума летает мой вопрос.

Так ползает меж звезд в распятии окна
То муха, то вопрос, то целая страна...

И плавает в окрестностях Сатурна
Мой звездолет, как траурная урна…

В библейской тьме, дыша и не дыша,
В скафандре гробовом летит душа…

3

Торжественно-вечерний иудей
Свою тоску несет среди людей.

Окалину оплавленных зрачков
Отводит от наивных дурачков.

Чем их утешить, если смертны все?
Они с утра купаются в росе,

Дурачатся, и кто во что горазд…
Утешит смерть… - сказал Экклезиаст.

4

От смерти – смерть утешит мудреца,
Но смертью не унимешь огольца,

Которому всего тринадцать лет,
И в голове пятиконечный свет.

Билет в кино на ветренный сеанс…
Ээээ… клезиаст, он не услышит нас.

Он, как лазутчик, проскользнет в кино,
Подглядывать в запретное окно.

9

Секстинскую мадонну – обожай,
Но таинство ее не обнажай.

Грешно глядеть… но хочется смотреть.
Бессильна школа и бессильна смерть.

Бессильна церковь и бессилен Фрейд.
Когда выходят, как пираты в рейд,

Из лунных подворотен пацаны,
Как паруса раздув свои штаны!

10

И кто из них сейчас не Магеллан?
В кармане оттопыренный наган.

Как танцплощадка – плоская Земля,
И пьяная раскачка корабля…

Форштевнем упираясь в горизонт -
Америку берем насквозь – на понт.

И с Танечкой… отъявленный Колумб
Гуляет до зари средь школьных клумб.

11

Да ты Колумб и будешь знаменит.
И твой бушприт всегда найдет зенит.

Пройдет насквозь и выйдет где-то там -
Где в озере сидит гиппопотам.

Он даже не сидит, а так живет –
И свадебные розочки жует…

Не объяснит жевательный рефлекс -
Астрономический в душе подростка секс.

12

На все запрет! – божественный запрет.
Зачем мне жизнь, когда бессмертья нет?

Зачем дразнить урода – красотой,
Манить младенца млечной наготой?

«Зачем? Зачем?» - вопрос самоубийц.
Кто вызвал нас на страстный танец-блиц -
Под фотовспышки на расстрельный плац -
С извивной дудочкой язвительный паяц?

15

Пока во рту не выросли грибы,
Не обогнать течения судьбы…

Квадрат и круг… – как умный и дурак -
Не состыкуются и в космосе никак.

Душа вне смерти! Эмпедокл дерзнул:
И в кратер огнебрызжущий шагнул…

Не торопись – промолвил Лао Цзы.
Адам улитку вывел под уздцы…

16

Но оказалось, время – носорог,
Которого сдержать никто не смог.

Никто не смог, да и зачем держать –
Как Еве запретишь детей рожать?

А им сидеть по-царски на горшке
И пирамиды строить на песке,

Потом в Топках спиваться от тоски,
И к Нефертити мчаться на такси…

17

И в колесницу запрягать квадрат,
Чтоб догонять-перегонять закат?

В неудержимой страсти… ну а страсть -
Зодиакально разевает пасть…

И я попался – лунный ротозей –
В толпоревущий кратер-колизей.

Сглотнул меня и ухмыльнулся круг,
Квадрат зевнут – вот он – враго-друг.

18

Ах! – враго-друг, да кто же ты такой -
С дуэльно-перевязанной рукой?

В другой руке – нахальный пистолет
Зрачком уперся в доколумбов свет.

Кто скажет – «нет»?.. курок взведен всегда.
Еще опасней восклицанье: «да!»

Ни да, ни нет… – замри, такой, как есть.
Так самурай свою спасает честь.

19

А меч судьбы на волоске висит.
И Гаутама в лотосе сидит.

У ног его – квадратный океан.
А в тазике младенец Магеллан,

Плескаясь, от зари и до зари,
Блаженные пускает пузыри…

Затем залазит в радужный пузырь,
Чтобы лететь в родимую Сибирь…

20

В Сибири… в огнедышащих снегах
Родился я…о четырех ногах –

Живой квадратик ползал и лизал.
Пока отец мне строго не сказал:

Вставай на две трепещущих ноги
И кланяться красоткам не моги.

И где-то в Журавлях вздохнула вдруг,
Душа моя похожая на круг.

21

А Будда? – Он как втулка – ось времен –
К нему жираф приходит на поклон.

И с посохом – мудрец… с рогаткой – мальчуган,
Чтоб огненной кометой в балаган

Прицелиться получше и попасть!
И к шелковой дыре душой припасть,

И подсмотреть, как нежная газель,
Вкруг Будды завивает карусель.

24

Хрустит квадрат… Сократ один, как перст.
В его душе ветвится древо-крест.

И на крестах распятые рабы -
Вдоль Аппиевой улочки-судьбы…

Казалось бы, что истина проста –
Всего лишь крест – всего лишь… - до Христа.

Так колосится-вызревает злак.
Крестоподобен древний зодиак.

25

И в этом убедился Магеллан,
Объехав Землю, как степной курган…

И Млечный Путь над ним дрожал, как ртуть.
Вращался нимбом кругосветный путь.

От вихря звезд щетинилась щека
И Магеллановы сверкали облака.

Но никуда не деться, не пропасть.
Не выпасть за борт… – в том не наша власть.

26

Лишь мачты, как младенцы, верещат,
И паруса ключицами трещат!

Да на пароме, харкая, Харон
Устал от кругосветных похорон.

Непотопляемы двуглазые челны,
И на бессмертье мы обречены.

Все это так… и все ж двуногий Дух
Не выберет никак одно из двух.

27

Одно из двух, но двух на свете нет.
Один на всех Едино-Круглый свет…

Одно Зерно, а дерево, как взрыв!
Ветвится мир… «И все на фронт!» – призыв.

На дыбу, на распятье гонят плоть…
Ветвится свет, но милует Господь.

Квадрат и Круг… как смерть и человек.
И смерть почти похожа на ночлег.

28

И на Земле душа очнется вдруг.
Как Сталинград скрежещет квадро-круг.

Терзает плоть бездомный сын-сквозняк,
И мясорубкою раскручен зодиак…
И шаро-кубик брошенной Земли
Подпрыгивает в ядерной пыли –

В рулетке Колизея, во дворе,
Где я Наташу встретил в январе…

29

И где Наташа встретила меня -
На Главпочтамте в изморози дня.

Так кругосветный совершался путь
И Магеллану некуда свернуть…

Вокруг меня единый океан.
В пустом кармане, как дыра – коан…

И шляпу с вихрезвездною дырой
Надвинул Магеллан одной рукой.

30

«Во многом знании есть многая печаль» –
Из колыбели выпавшего – жаль…

Познаньем уязвлен, он так вопит.
Квадрат Луны в его окне горит.

И яблоко познания во мраке
Взрывается над пляжем Нагасаки…

И через пятьдесят квадратных лет -
В Нью-Йоркских башнях покачнулся свет!

31

О, Господи! – прости нам эту шутку –
Летящую, как ангел, штукатурку!

Надмирно-неживые небоскребы
Осели, как стеклянные сугробы.

Клубился прах торгово-счетных башен.
И ядерный оскал сиял над пляжем.

Обглоданное челюстью квадрата,
В чем яблоко, скажите, виновато?

32

Червь розовый и ало-ротый змей
Вокруг меня свои объятья вей!

Квадрат и Круг. Начало и конец!
Экклезиаст, примеривай венец.

Коль ты – мудрец, то вот тебе колпак -
Двенадцатиконечный зодиак.

Упрись в него квадратной головой,
И, как сирена скорой помощи, завой…

33

Квадрато-допотопная Земля
Еще не ведает, зачем она и для…

Лишь в динозаврах – миллионы лет
Зияет треугольный интеллект.

В библейской тьме наметилась дыра
На Байконуре – грянуло ура!

Гагарин-Магеллан взлетел туда,
Откуда не звонят нам никогда…

34

Единоглазо-дерзкий Магеланн –
О двух крылах примерил океан!

И полушарие земное за спиной, –
Экклезиаст, порадуйся со мной.

Округлый свет воспитывает ум,
Когда дитя шагает наобум!

В молочной пенке круглые слова,
И наголо обрита голова.

35

Разумно время, ибо время - круг
И друго-враг нежней, чем враго-друг.

А враго-друг нужней друго-врага.
Где нежная, где нужная нога?

С которой – встать? – и посмотреть на мир,
Чтоб в копчике почувствовать надир.

А вверх по позвоночнику – в зенит
Трехкрылая поэзия летит!

36

Призвание… И рай-военкомат,
Где бреют наглых ангелов в штрафбат.

На втулке солнечной, а почему бы нет?-
Раскручен часовой парад планет…

Пружина гравитации, давай,
Раскручивай на Спасской – каравай!

И зубчики почти-кремлевских звезд
Увязли в колее народных верст.

37

Сверчок за печкой подкрутил усы…
И заскрипел, как тульские часы.

И на запястье тикает рассвет,
И солнечный в ручье блестит браслет…

И шестикрылый ветер-серафим,
Как дым Отечества, взвивается над ним…

В квадрате книги это не прочесть –
Лишь за экватором ликует эта весть.

38

А за экватором… – на тыщи лет окрест,
Невидимый отсель, сверкает Крест!

Квадрат и Круг… как запад и восток.
В душе младенца северо-восторг!

Круговращаются веселые умы,
Европа убегает от кормы…

И мальчугану шепчет Магеллан,
Один на всех – небесный океан…

39

Один на всех… и ничего не жаль!
Смотри вперед и заряжай пищаль!

Там за экватором взлетают берега.
Там в точку превращается дуга.

Там Антарктида… там ледовый гроб.
Там спящия царевны нежный лоб.

И там вокруг раскольника-попа
Пингвинов нелетящая толпа…

40

Там за экватором – такая благодать!
Там ничего уже не надо знать.

Там Все – во Всем… Там полынья-стакан…
Там спирт горит… Там кашалот-коан

Ныряет вверх и падает во тьму!
Блаженно так – не скажешь никому.

Там дырочка и пуповинка есть.
Об этом я шепчу благую весть…

41

«Во многом знании – есть многая печаль»
Крошатся зубы – это тоже жаль.

На танцплощадке скачешь без ноги,
Как на войне – вокруг одни враги!

Улыбками, расстрелянный в упор,
Как Магеланн, сужаю кругозор

И вижу все: округлый Божий шар,
И девочку нагую, как пожар!

42

И колыбелька из шести досок…
Квадратно колесо – обратно на восток.

Домой-домой! – в округлый райский сад,
Где зреет шестикрылый виноград.

Зрачками ангелов ликующая гроздь,
Зовет меня: пройди себя насквозь!

Пройди насквозь и ты увидишь, брат,
Что все свои углы раздал квадрат.

43

Он гол и нищ… ему теперь легко
Скользнуть лучом в игольное ушко.

То самое… А если ты богат -
Ты, просто, неприкаянный квадрат.

Ты просто – слон… в посудной лавке – стон,
Когда она танцует вальс-бостон,

С тобой и с ним… и все-таки с тобой,
Бедром тревожа, взбухнувший гобой...

44

Но сладок и в гробу скрипучий путь домой:
Квадратно колесо… – под горку шар земной!

А Божие плоды – арбуз и виноград
Округлой сладостью о Цели говорят.

А Цель, а Цель? – но, что такое Цель?
Покачивает Матерь колыбель.

И, деснами захватывая грудь,
Сосет младенец свежий Млечный Путь.

45

Причмокивая сладко и сопя,
Он ничего не знает про себя.

Он ничего не знает… Он сосет
Соленый мед из материнских сот…

Так Сын, не видя своего лица,
Становится похожим на Отца.

Он сам себе устраивает суд -
Божественность внутри его, как зуд!

46

Божественность моя! Она моя! -
Не искривить, не выпрямить края.

Так цирк и церковь – циркуль породнил.
Декарт экватор к Богу накренил…

А за экватором… О, Господи, скажи! –
Пингвинами взлетают рубежи.

Оглянешься и никого окрест.
И Божий разум – это Круг и Крест.

47

И девочка нагая… ведь она –
Всегда в меня по уши влюблена!

И океан у нас в глазах дрожит,
И петля Мёбиуса ум заворожит.

И знание, похожее на Шар,
Горящий жизнью… это Божий Дар.

И девочка на шарике, одна
Так глубока, что не достанешь дна.

48

Так высока… Сияет Млечный Путь.
И Магеллан мне шепчет: не забудь:

Там за экватором такая тишина.
Там Все – во Всем… и мудрость не нужна.

Там мальчик  с одуванчиком в руке,
И девочка его невдалеке…

Следят, как в небесах, Квадрат и Круг -
Счастливые соединились вдруг.

49

Две чашки с чаем на столе стоят.
Наш утренний – с Наташею – обряд.

Сидим и пьем… Чуть каплет в ванной кран.
Ну, кто из нас сегодня Магеллан?

Кому в поход? Подзорную трубу
Она берет, подвластная труду.

Там за экватором великий океан
С утра похож – на капельку-коан.

50

О Целомудрия блаженная печать –
Молчанием на мудрость отвечать.

15 апрель 2009

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.