Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


На серебристый холм взбегает ковылица

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Спасение в солнце и в снеге сухом.
Искра! И стремительный кто-то верхом
Несется, как выстрел, упрямо горяч.
За спутанной гривой лица-то не прячь!

Солдат ли? Царевич? Домой? На войну?
Зачем измеряешь страну в ширину?
Степей ослепительно белую спесь
сбивая следами…
Не нужен ты здесь!
И что тебе там, где пиры и дары,
друзья – пали в битвах, а девы – стары…

Но всадника сердце и сердце коня,
ритмичную верность друг другу храня,
толкают горячую кровь и она
ведёт их туда, где любовь и война.

* * *

Открой глаза, не спи,
всё это только снится,
а может быть, и нет –
кто может дать ответ?
На серебристый склон
взбегает ковылица –
ковыль моя трава,
луны волнистый след.

А утром сквозь туман
смятеньем пахнет мята,
волнуется ковыль,
бобыль глядит смурно…
А женщина вдали
ни в чём не виновата.
А может быть, и да –
но это – всё равно…

Раскован летний бег,
рискован бег весенний,
подковы ковылиц,
круша глухую тьму,
на счастье отлетят,
и это повторится…
 А почему бы нет –
хотя бы одному…

* * *

Связь обрывается сотовая,
и паутинка сотканная
 за лето… и наша связь
 тонкая – оборвалась.

Солнечное, безветренное
льётся тепло – и нет его…
 Хрустят листочки на дне
 в сухом осеннем вине.

Достигнет волна увядания
и тополя пирамидального,
 как бы он ни был упрям
 под натиском октября.

Повремени, пожалуйста,
снежная жесть – не из жалости,
 а из любви к листу,
 последнему на посту.

Связь обрывается сотовая,
и паутинка сотканная…
 на самом-то деле – да!
 удерживала холода.

* * *

На западе Африки
экзотикой и не пахнет.
Птицефабрика. Графики-клетки.
Антикризисные порядки.
По цыплячьему желтому полю идёт, как пахарь,
разнорабочий,
надевая резиновые перчатки.

Отлистайте назад –
в букваре на форзаце
алфавитная «Це»
с этим глупым, глазастым птенчиком –
в два кружочка,
а потом Черепаха, Шарик воздушный, и – в конце
Ящерица или Яблоко…
или смерти отсрочка.

Модное слово «кризис» не вызывает шок,
Аист Африки место своё иногда уступает Арбузу.
Но – кризис!
И крохотных желторотиков
живьём утрамбовывают в мешок,
для умерщвления.
Потому что выросли цены на кукурузу.

А букварное «Ща» -
это Щавель и ЩАстье для дураков…
В умерщвлении –
изощренная узкая щель для последнего вздоха.
Цыплята царапаются, пищат…
И на всех не хватает мешков.
Для безработных текстильщиков
это даже не плохо.

* * *

Жёлтый одуванчик – день.
Белый одуванчик – дунь…
Мокрую сирень задень,
может быть, ещё приду.

Солнце ограничило край
сонным золотым городам.
Если где-то есть рай,
Белый одуванчик – там…

* * *

 Роману Солнцеву и Александру Казанцеву

 Солнечно день завершается,
 а серым казался.
 Солнцев Роман улыбается
 и Саша Казанцев.

 Майским цветеньем одетая
 зелень бестыжа -
 не до того, не до этого -
 своё-то поближе!

 Из Енисея, безусое,
 пьёт у стремнины
 солнце, кроваво закусывая
 стальной осетриной...

 Всё это вертится, мается,
 ждёт новобранцев...
 Солнцев Роман не прощается...
 ...а Саша Казанцев?!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.