Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Знакомый мир неузнаваемый

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Цветные волны вдохновения

Меняя живо формы знания,
Листая лучших дней мгновения,
Прихлынут к берегу сознания
Цветные волны вдохновения.

Осмыслишь отраженья радуги,
Секреты красного, зеленого,
Явленья живоносной радости
И духа, всюду растворенного.

Постигнешь синее, лиловое…
И, красками обуреваемый,
Вдруг превратится в нечто новое
Знакомый мир неузнаваемый…

2009
 

Медвежьи мудрости

Материнским молоком питаясь в чаще,
Медвежонок ничего не ведал слаще.
Проходя лесной дорожкой длинной,
Угощался он с кустов малиной.
И, с пчелиным здравствуясь народом,
Лапу запускал в дупло за медом.

Было все до мелочей знакомо
Медвежонку близ родного дома.
Здесь в свои намеченные сроки
Получил он первые уроки.

Малыша медведица учила:
«Что такое лес? – Большая сила!
А деревья? – Это величины,
Что растут до неба без причины.
Ну, а жизнь? – Тревожная свобода.
Взрослая медведица – Природа!»

2009
 

Люпин

Хотел узнать люпин,
За что он так любим
Душою очарованной одною,
Зачем он сам влюблен
И слишком опоён
Волшебного сияния волною.

Из лучезарных чащ
Шел долгий зов, манящ,
Он розовел, синел и золотился.
В нем трепетал восторг,
Играл, алел восток,
Румянец непредвиденный таился…

И мысли ум лепил:
«О, милый мой люпин!
Душа – в объятьях твоего цветенья!
Пусть высшей красотой
Отметит мир простой
Невероятность Божьего растенья!»

2009
 

* * *

Иней теплится бисерно,
Сахарно,
Мелко,
Умывается снегом
Красивая белка.
Оснеженная пихточка,
Девочка в шубке,
Свет январский приемлет
Душою голубки.
Ожиданья прозрачны.
Предчувствия сладки.
Любит пихточка думать
Про Божьи загадки,
Каждой клеточкой юною
Знает своею:
Кто-то видит ее
И любуется ею.

Кто-то дал ей наряд
И в блистанье особом
Посетил этот лес
И прошел по сугробам,
И сказал: «Эта местность
Не будет унылой –
Я старался для маленькой
Девочки милой».

2003
 

* * *

Мне бы Вас забавлять жемчугами росинок,
Иль игрой золотых тростников,
Или тонким шитьем ненаглядных травинок –
И не слышать ни дней, ни веков.

Мне бы с Вами сидеть над наивным альбомом
Или просто молчать у огня –
И ничто никогда в этом мире огромном
Не могло бы расстроить меня.

Проходили б столетия или моменты,
Ну, а мы в неизменном раю
Не делили бы вечную жизнь на фрагменты,
Не боялись признаться: «Люблю!»

В немерцающем свете, в содружестве лилий,
Растворяясь, как сахар в воде,
Мы бы жили без горьких страстей и усилий
И не знали о зле и вражде…

Вот приблизилась снова минута свиданья…
Мы одни на родном берегу…
Но от счастья я плачу слезами страданья
И блаженства вместить не могу.

2002
 

* * *

Будем молоды! Будем вдвоем!
Сердце сердцу ответить сумеет,
Мир пронизан прозрачным огнем,
В нем горящая жизнь пламенеет.

Что творится в садах и дворцах!
Вижу блеск чьих-то символов кровных.
Это лебеди в брачных венцах,
Это лилии в царских коронах.

Не боятся стихий существа.
Их одежды – из радуг и молний.
Голоса их полны торжества
В общем строе природных симфоний.

Огневидные кубки с вином
Переносятся в царстве всемирном
Персонажами в чем-то цветном,
В чем-то газовом, легком, эфирном.

Это нам отдают небеса
Землю жизни, одетую светом.
И творятся для нас чудеса
В измереньи, любовью согретом.

2002
 

* * *

К тебе летят сияющие птицы.
Их обгоняют сказочные ветры.
Меж небом и землею, на границе,
Цветут, как свечи, золотые вербы.

Вокруг тебя, пронизанные светом,
Сидят зверьки с янтарными глазами.
Они, подобно эльфам и поэтам,
От счастья плачут нежными слезами.

Не помня дней недобрых или мрачных,
Желая петь, ликуя, словно птица,
Войду я в круг существ светопрозрачных
И попрошу немного потесниться.

И, проникаясь светлым приобщеньем,
Твой образ буду созерцать я долго
И жить одним глубоким ощущеньем –
Смиреньем, доведенным до восторга.

2002
 

* * *

Все кукушкины слезки,
Все анютины глазки,
Все прекрасные песни,
Все волшебные сказки,
Все легенды небес
И фантазии света
Уместились в одно
Незакатное лето.
Незакатное лето,
Незабвенное лето –
Благосклонность Творца,
Вдохновенье поэта.
И поют существа,
И блистают созданья,
Откликаясь на зов
Мирового сознанья…
Но в цветочном раю
Или в чаще зеленой
Все же что-то болит,
Будто нерв ущемленный.
Эту тайную боль
Излучают березки
И анютины глазки,
И кукушкины слезки.

2002
 

* * *

В поисках доказательств своей теории
Я погрузилась в глубины истории.
Открылся мне мир из металла иридия,
И был он древнее, чем Древняя Индия.
И там почитаемый вещий кузнечик
Был создан из платиновых колечек.
Его отыскали в алмазной коробке
Ученые, делавшие раскопки.
Он мифы рождал,
Излучал он элегии,
Как тонкий источник
Чудесной энергии.
На шлеме его сохранились пылинки
Первоначальной страны Ильинки.

2001-2003
 

* * *

Ты грубеешь и духом, и ликом.
Все мрачнее твоя красота.
Темным пламенем, чувственно-диким
Напряженно пылают уста.

Чем в опасных мирах промышляешь?
Что сбываешь, почем и кому?
И зачем от себя отдаляешь
Свет, готовый пролиться сквозь тьму?

Разве этим ты грезила в детстве?
И тобою владеют уже
Только деньги, проклятые деньги,
Что конец положили душе?

2008
 

К загадке Тунгусского метеорита

Твой голос сердце разбудил.
Я ощутила напряженье,
Высвобожденье высших сил,
Пришедших в бурное движенье.

Но что ты знаешь про меня?
Как можешь ты влиять открыто
На взрыв душевного огня,
На яркий блеск метеорита?

«Что в имени тебе моем?»
Что – в чувственно-духовном сгустке,
Сгоревшем некогда живьем
Вблизи Подкаменной Тунгуски?

1999
 

Цыганские напевы

Н. Щербаковой

1.

Средь отцветающего мира,
Уж тронутого бледной немочью.
Не сотворю себе кумира.
Но справлюсь ли с последней нежностью?

Все музыка плотнее к сердцу…
К чему прибегну я в смятении,
К какому пламенному средству,
Что скрыто в музыке и пении?

И вот из звукового круга,
Из странной бездны мглы и радуги,
Танцовщица, мечты подруга,
Выходит в ореоле радости.

Хлопки, и выкрики из хора,
И шум ее сопровождения…
Вот-вот, через минуту, скоро
Разверзнется освобождение…

Что мир снобизма и расчета?
Роботизации? Имущества?
Душа себя обрящет четко
Во власти древнего могущества…

И сердце в упоенье слышит
Зов, нашей памятью владеющий.
В крови простор и космос дышит.
И мир сияет нескудеющий…

2.

Мы ничего здесь не добьемся.
Земной нам правды не найти.
Давай-ка лучше обернемся
Двумя цыганками в пути.

Весь мир повит духовным смогом.
Весь мир – химический завод.
А мы уходим по дорогам,
Куда нас солнышко зовет.

Уже ничто нам не знакомо
В лежащих над землей местах.
И только песня «Гэнэ рома»
Вздыхает – дышит на устах…

За эту волю, за свободу
Свои мы жизни отдадим
Лишь голубому небосводу,
Когда навек сольемся с ним.

1990
 

Обрыв

1.

Суд страшный бесстрашно рассудит,
Бестрепетно и беспристрастно…
И времени больше не будет?
И даже не будет пространства?

Не будет пространства-то даже…
И в даль не смотреть –
А куда же?

2.

Земля – не шар, не эллипсоид.
Есть край земли, крутой обрыв.
Присыпан пеплом, как листвою,
Свершившийся когда-то взрыв.

И у планетного обрыва,
Задумавшись бог весть о чем,
Стоит веками терпеливо
Архангел с огненным мечом.

3.

Как я жила мечтой своей!
Как я рвалась к ней, не плошая!
И вот на берег жизни всей
Волна взбирается большая.

Я вижу гребень той волны,
Весь в мыле, бешенстве и пене –
Предвестие чумы, войны
Иль переход к гигантской лени?

4.

В эти игры уже не играю.
И, оставив тревоги любви,
Я задумчиво перебираю
Запредельные струны свои.

Меж мирами – ни чувства, ни связи.
Если что-то и было – молчок.
Только рвется безудержный лазер
Сквозь Всевышнего жгучий зрачок.

5.

От пустых сновидений до вещих
Я прошла неположенный путь.
Как смотрю я сегодня на вещи?
Что за боль раздирает мне грудь?

Из того, что для физиков – время,
А для смертных простых – миражи,
Прорастает глобальное семя
Всеохватной космической лжи.

6.

Привнесенным пожарищем вея,
Зажигая деревья в лесах,
Появилась комета Галлея
И зависла в земных небесах.

Я взглянула на Таню Реброву:
На коленях стояла она,
Убивалась по дому родному,
Бормотала родных имена…

1991
 

В согласии с природой

В согласье с обаяньем непогоды
Забыть. Предать забвенью это «ретро»
И объяснить причудами природы
Все, что писалось под диктовку ветра.
И пусть растает в будущей лазури
Все, что возникнет под диктовку бури!

2010 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.