Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Человек состоит из солнца!

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Человек состоит из солнца!

Человек состоит из солнца!
Все иное – ложно и дуто,
Из горячей солнечной ткани
Нас природа взялась кроить,
Когда солнце вдруг захотело
Наслаждаться жизнью и думать,
Когда солнце вдруг пожелало
Видеть, слышать и говорить.

Человек состоит из солнца!
Сквозь пространства толстую шкуру,
Сквозь воздушный колпак планеты,
Где сгорает метеорит,
Это солнце включает в каждом
Человеке температуру,
Это солнце у человека
Подгоняет сердечный ритм.

Наше внутреннее светило
Мы проносим в себе, как в ранце,
По ухабам судьбы и тропам,
Где любовь, фимиам и дурь,
Вот поэтому в человеке
Есть природа протуберанцев
И поэтому в человеке
Есть приметы магнитных бурь.

Золотыми лучами долго
Пеленало солнце планету,
Наполняя моря и сушу
Духом разума и любви,
И случилось чудо однажды:
Долетевшие в виде света,
Сверхстремительные фотоны
Стали солнечными людьми.

И с тех пор тысячелетьями
Рассыпаясь, как звон весенний,
Сердце хрупкое беспрерывно
Грея в собственном же тепле,
Сквозь природные катаклизмы,
Сквозь преграды и потрясенья,
Люди, сделанные из солнца,
Как цветы растут на земле.
 

Пейзаж бытия

Словно поперек теченья – пропуск:
Так, уже с рожденья обречен,
Каждый новый день слетает в пропасть,
Не подозревая ни о чем.

И пока безмолвье копит вечер,
Чтобы бездной стать наверняка,
Гаснут одуванчики, как свечи,
Остывают клены…

Облака,
Изнутри слегка засеребрившись,
Унося с собой тоску и мощь,
На восток уходят, помолившись,
В белоснежных храмах русских рощ.
 

С новым мигом!

Я справляю день рожденья мига,
Просто, не устраивая пир,
Я справляю день рожденья мира,
Только что явившегося в мир.

Я справляю день рожденья часа
Полного покоя и огня,
И еще, пусть не всегда, но часто
Я справляю день рожденья дня.

Все имеет цену и значенье,
Все, что в темноте и на виду,
Жизнь мне объяснит потом: зачем я
По ступенькам времени иду.

По страничкам каждого мгновенья,
Просто, не устраивая пир,
Переносит жизнь всех нас мгновенно
В новый мир, и снова в новый мир.

Новый год, конечно, это круто,
Но пока все елки далеки –
С новым часом! С новою минутой!
С новою секундой, земляки!
 

Человек и скрипка

Человек играет на скрипке в комнате,
Мир суетится и носится за стеной,
Человек играет на скрипке, и рядом – на столике
В стакане с водой горит цветок полевой.

Вот на губах человека зажглась улыбка,
Вот на лицо опускается бледность-снег,
К человеку прислушивается скрипка,
К скрипке прислушивается человек.

Это дальше – люди, деревья, птицы,
Это дальше – несчастья, удачи и смерти час,
Может быть, этим двоим и пришлось родиться
Лишь для того, чтобы встретить друг друга сейчас.

Человек и скрипка слились в одно,
Сердце живое и музыка соединились протяжно,
И что происходит сейчас у них за спиной –
Для них совершенно неважно.
 

Мир – невидимка

Когда кричат из прошлого кумиры,
Когда летит на сердце старый снег,
Мне кажется, что около квартиры
Моей
еще стоит
ХХ век.

Исчезнуть не решается как будто,
И у дверей,
не трогая замки,
Стоит,
переминается,
обутый
В тяжелые,
как камни,
башмаки.

Другое время горизонты ширит,
А он не обрывает с жизнью нить,
Как будто не доделал что-то в мире
И потому не хочет уходить.

А может быть, все это только признак
Того, что не закатится звезда,
И век ХХ,
как холодный призрак,
Останется в природе навсегда.

И через время –
многие столетья, -
Закончив горевать и воевать,
Сверхчеловеки –
взрослые и дети –
С ним будут в прятки весело играть.

И будут знать они,
что рядом где-то,
Невидимый,
как свет от черных дыр,
Витает молчаливо
над планетой
Весь старый мир,
ушедший старый мир.

* * *

В морщинах великих книг
Скрывается старый век,
Замаскированный миг,
Холодный, холодный снег.

У старого века – клык
И бородища до ног,
В морщинах великих книг
Он царствует, словно, Бог.

Он времени знает бег
И множество видел лиц,
И он приглашает нас всех
В холодное царство страниц.

И многие из живых
Холодные мысли пьют,
В объятьях его роковых
Себе находя приют.

И больше не жжет их страх
Пред черною бездной в конце…
И снег у них на руках,
И вечность у них на лице.
 

Злой дождь

Поэт копошится в собственной грусти,
Слюнявит соплями слепой карандаш,
И тему, как будто ребенка в капусте,
Находит – и пробует на абордаж…

Политик, пыля эротической страстью,
Суля благоденствие и шарман,
Одною рукой голосует за счастье,
Другою рукой набивает карман.

Владелец торгового магазина,
От жизни пустой и собачьей своей,
Весь день матюгается, как образина,
Забыв, как в березах поет соловей.

Мы все обустроены, как придется,
И делаем все, что кому с руки,
А небо посматривает – и плюётся
На все наши мелочи и пустяки.
 

Эпитафия музыкантам
духовых оркестров

Словно в глубине планеты клад ища,
С недопетой песней на губах,
Лабухи расходятся по кладбищам
В красных и малиновых гробах.

Плакали халтуры и традиции,
Лабухам нет места в новых днях,
Вальсы и фокстроты будут сниться им
Лишь на деревянных простынях.

Жизнь прошла.… И вот потоком узеньким
Провожают их те, кто в строю….
Занавес опущен – светлой музыки
Не хватает, видимо, в раю.
 

Ленинск-Кузнецкое утро

Город с утра –
как кошка -
урчит совсем не по-светски,
как будто
 ветер
 ладошкой
гладит
 Ленинск-Кузнецкий.

Но вот уже
 обнимаем
взглядом
пузырь
небосвода,
и с солнцем
 уже
 понимаем
друг друга мы
без перевода.

Шумы
 разрастаются
 пышно,
повсюду
людьми
ведомы…
И все,
 я уже не слышу,
как камни
растут
у дома.

* * *

Я тороплюсь, опасаясь потопа ли,
Я убыстряю собственный бег…
А старый ворон сидит на тополе,
Словно портрет
 самому себе.

Я кричу ногам – не позорьте-ка!
И стараюсь дела все дожать…
А старый ворон сидит
 под зонтиком
И никуда
 не спешит
 бежать.

Сто лет просидел, размышляя плавно он,
И надо ж, додумался до того,
Что жить стал неторопливо,
 а главное –
Не стал выходить
 из себя самого.

* * *

Зенит лежал, и солнце не катил,
Тянулись птицы к тополю гнедому,
А пчелы с клумб снимали
 никотин
И шлялись по проспекту, как по дому.

Июнь людей к воде болтами как
Прикручивал,
 и чтобы сделать праздник,
Спешили в лес мы, где –
 ботаника
И кислород, не разведенный грязью.

* * *

Устав ковыряться в навозе,
От ветра устав вдвойне,
Ворона сидит на березе
И думает о войне.

А неподалеку – умница! –
На выжатых лапах-ногах
Собака идет по улице
И думает о деньгах.

И здесь же, других расталкивая,
Но умыслов не тая,
С мешком - ковыряюсь на свалке я
Не мусора, а бытия.

Стихотворение, выглянувшее
из третьего часа ночи

Поезда уходят на Луну.
От родного, отчего порога
Перевозит целую страну
На Луну железная дорога.

Стук колес впитался в тишину
И по небу ходит, как по залу.
Вытянулись в длинную струну
Поезда до лунного вокзала.

Оторвавшись от земных трудов,
Без вопроса: прав или не прав ты?
Едут на Луну из городов
И поселков наши космонавты.

В Солнечной системе суета,
Время неприветливо и хмуро,
Через небо мчатся поезда
Без стоянок и без перекуров.

И в какой-то вспыхнувший момент
Я подумал, тени провожая:
Кем же управляет президент,
Если вся страна переезжает?

Если чередой, по одному,
По чьему-то свыше указанью,
Тысячи вагонов на Луну
Мчатся по ночному расписанью.

И еще подумал я тогда:
Вот бы если люди бы летали,
Не тряслись бы люди в поездах,
Уносясь в космические дали…

Ночь.
 Созвездья.
 И на тишину
Стук колес ложится, как убранство,
Поезда уходят на Луну
Сквозь поля уснувшего пространства. 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.