Журнал Огни Кузбасса
 

Тяжела ты, ушанка зимы!

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Всё было осень. Хмурым ноябрём
Смотрело небо, слёз не утирая,
И мокрый снег, поспоривший с дождём,
День засыпал от края и до края.

День засыпал. Смыкались створки век,
Клубились сумерки, как опиум в кальяне,
И тополя, и воды стылых рек,
И птичьи стаи таяли в тумане.

Мир погружался в обморок зимы,
И замерзая в чреве мирозданья,
«Всё было осень», - повторяли мы,
Не ощущая своего дыханья.

* * *

Лицо застыло. Челюсти едва
Ворочаются с лязганьем железным.
Вот вам зима – суровая глава
Полётов над суровой белой бездной.

На старте леденеют два крыла
И превращаются в стальные крылья.
Уже на свой привычный курс легла
Сквозь снеговерть крутая эскадрилья.

И клином прошибая коридор,
Растягивается до горизонта.
У каждого в груди стучит мотор
И требует текущего ремонта.

* * *

Зимой случаются морозы
Некстати так, что бьют под дых.
Оцепеневшие берёзы
Стоят на улицах пустых.

Под приговор метеосводки
Смотрю в окошко, как зека,
И чертит на стекле решётки
Седой тюремщицы рука.

* * *

Тяжела ты, ушанка зимы!
А пимы не подшиты и стары…
На берёзе с утра тары-бары
Развели две сороки-кумы.

Новый год. Холода без границ.
И каникулы мчатся как скорый –
Вот уже пятый день возле школы
Нет ни крошки в кормушке для птиц.

* * *

Срок годности зимы истёк.
Февраль за половину
Перевалил и занемог.
Газетный ёжится ларёк,
Пеняя на ангину.
Промозглый ветер вдоль аллей
Обследует беседки…
И всё настойчивее, злей
Болят к весне у тополей
Обрубленные ветки.

* * *

На всякий март достанет пустоты,
Убогой серости и сирости дворов,
И черноты снегов, и маеты,
И сырости нависших облаков.

Достанет и достанется потом –
Придёт апрель, а грусти не убудет,
И май закружится, как яблочко
на блюде
С каёмкой голубой на золотом.

За ним начнёт кружиться голова…
И вихрем солнечным в пространство унесёт,
Когда зеленоскулая трава
К нам из другого мира прорастёт.

* * *

Палящий зной обид. Барханы.
Тоски щемящей суховей…
Кругом колючки-великаны
Простёрли щупальца ветвей.

Дождя живительная влага
Не долетает до земли...
Мне б снова научиться плакать,
Чтоб кактусы в душе цвели.

* * *

Это август. И сочная зелень его тяжелее,
Чем кольчуги ярмо на древесных могучих плечах,
И гиганты под бременем листьев сгибаются, млея
В пряно-жгучих, слепящих, ещё не остывших лучах.

Это августа взор, как лазурное море, беспечен,
И обманчиво-кроток, и бархатно-нежен подчас,
Но в глубинах его притаился, никем не замечен,
Ледовитый осколок, попавший нечаянно в глаз.

И горчащие слёзы струятся, смывая беспечность,
И кровавый их след на рябиновых рдеет щеках…
Это август – исчадие лета, его быстротечность,
Синеглазая бестия в тёмно-зелёных шелках.

* * *

Ну, покрой у судьбы… Смехота!
Многослойность потерь и обид.
Здесь гламур, там сквозит нищета,
Ждёшь тепла, но всё чаще знобит.

Стиль винтаж – за кульбитом гамбит.
И улыбка, а вроде оскал.
Мой размерчик… Душа лишь болит,
Перешита по сотне лекал 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.