Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Николай Михеев. За двадцать минут до войны

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В лесу на тенистой лужайке

С восторгом следит пацанва,

Как пары под звук балалайки

Выходят на круг танцевать.

 

Звучит аргентинское танго

В далёком сибирском лесу.

И голубь взлетает, как ангел,

На миг замерев на весу.

 

Играл балалаечник юный

В три пальца, в три звонких струны

В то двадцать второе июня,

За двадцать минут до войны.

 

Прекрасен последний наш танец…

Мы, парни, пойдем воевать…

В живых я один лишь останусь,

Как будто бы в чем виноват.

 

                        ***

Город Камень. Начало войны...

Три баржи подплывают к причалу.

Это немцев везут... А они,

Озираясь на город, молчали.

Город Камень — он был не для них,

Он встречал их несметным обозом.

Стариков, и детей, и больных

Развезут по далеким колхозам.

Этот путь до сибирской реки,

От их родины русской на Волге

Не забыли еще старики —

Он для них был и странным, и долгим.

Старики — они были тогда

Очень даже еще молодыми.

Пережитая ими беда

Скрыта временем горьким, как дымом.

Кое-кто и не помнит уже —

Все теперь равноправными стали.

Но сомненье занозой в душе:

Виноват в этом только ли Сталин?

 

          Шелаболиха

 

Берег тесен тебе, Шелаболиха,

С трёх сторон подступил материк.

Над рекою вечерние сполохи,

Чаек, чем-то испуганных, крик.

 

Элеватор, как замок над кручею.

И в борьбе за железное дно

По трубе, как все грузы сыпучие,

Золотое струится зерно.

 

На подходе подводы колхозные,

Скрип колесный, дорожная пыль…

Время было военное, грозное –

Не лукавил никто и не пил.

 

На весы и с весов, как положено –

И тащи, и себя не жалей.

Мы выносливы были, как лошади,

Знали, там, на войне, тяжелей.

 

Месяц в деревне

 

Двадцать девушек милых,

Нас, парней, только семь.

Целовали ли мы их?

Не касались совсем.

 

Сорок первый. Война уж…

Весь в дыму горизонт,

Не жениться, не замуж –

Мы хотели на фронт.

 

Заявленья писали,

Доходило до слёз…

Нас в деревню сослали

На уборку в колхоз.

 

Не забыл до сих пор я

Наши там вечера,

Разговоры и споры –

Будто было вчера.

 

Кто-то ставит пластинку,

Кто-то книгу берет,

А кому-то смешинка

Закатилася в рот.

 

Балагурим, смеёмся

Да гоняем чаи.

«Утомлённое солнце»

Или «В парке Чаир».

 

И другие такие ж,

Лучше песен тех нет…

И не наш уже Киев,

И не наш уже Днепр.

 

У чертей на куличках,

Где лишь ветер да пыль,

В скирды свозим на бричках

Золотые снопы.

 

 

Кто лопатой, кто плицей,

С шуткой, с острым словцом

Разгребаем пшеницу,

Словно воду веслом.

 

О, жилось там легко нам

Ещё так молодым –

Со своим патефоном,

С самоваром своим.

 

Кто сказал, что нельзя петь,

Если где-то война?

Скоро многих на Запад

Смоет злая волна.

 

Этот месяц в деревне,

Как подарок судьбы,

Беспощадное время

Заметает следы.

 

Всё же я ещё помню

Прелесть девичьих лиц,

Глаз лукавых и томных

Вспышки из-под ресниц.

 

Как осеннего сада

Золотую листву

Нас война разбросала.

Я уеду в Москву,

 

Поучусь там немного

И потом -  на войну,

И оставлю там ногу,

К счастью, только одну.

                                   

                        ***

 «О нас не печатали сводок»

Павел Шубин, Волховский фронт

 

Артподготовка началась…

Под грохот залпов орудийных

Пехота, молча поднялась

На свой со смертью поединок.

 

Бегут бойцы по снегу вброд,

Бегут, свой страх превозмогая.

Комбат кричит: «Вперёд! Вперёд!»

И вверх стреляет из нагана.

 

До фрицев меньше полверсты,

Бьют пулеметы по бегущим,

И взрывов черные кусты

На их пути встают всё гуще.

 

Всё больше падает бойцов,

Опять не взять нам город Тосно,

Опять блокадное кольцо

Не снять, не смять не удалось нам.

 

***

«В огне брода нет»

Кинофильм

 

Пуля порвала лишь маскхалат,

Мимо сердца пролетела, к счастью,

Это видел раненый солдат

И кому-то рассказал в санчасти.

 

Прибывший на смену офицер

Протянул мне руку со словами:

- Значит, жив?.. Не отсылай в резерв…

Идет бой, и я останусь с вами.

 

Закурил и лёг за пулемет,

Об окурок обжигая пальцы…

Прошел час, а он уже был мёртв,

Захотел остаться – и остался.

 

Знать свой смертный час нам не дано,

Не гадать же, вверх швырнув монету…

Промолчи солдат тот – и одной

Смертью меньше было б на войне той.

 

Цепи наших поредевших рот

Вброд по снегу на закат уходят…

Мы войну переходили вброд,

Хотя нет, и не было там брода.

 

Шестая Морская

 

Настежь бушлаты распахнуты – жарко,

Алая кровь на снегу.

Боже, неужто тебе их не жалко,

Падающих на бегу.

 

Гибнет Шестая Морская бригада

Под перекрестным огнем,

Но еще год будет длиться блокада –

Много мы крови прольём.

 

Будет греметь еще гром канонады,

Будет и ярость атак.

Дело святое, но делать бы надо

Всё это как-то не так.

 

Тесно матросам в могилах их братских,

Вечная память в веках.

Мне уж до ваших могил не добраться,

Разве лишь так вот – в стихах.

                              

                         ***

Окопались бойцы…Передышка.

Поредел атакующих ряд.

Мглу колеблют далёкие вспышки,

И знакомые звезды горят.

 

Стона раненых больше не слышно,

А на тех, кто еще не убит,

Из-за звёздной вуали Всевышний

С укоризной и скорбью глядит.

 

                       ***

Подниматься в атаку надо,

А тут этот проклятый дзот.

И солдат, сжимая гранату,

По-пластунски к нему ползёт.

 

Не дополз… Не успел и кинуть…

И второму не повезло…

Сколько их, молодых и сильных,

До Победы не доползло.

 

 

                     ***

Шелест снарядов летящих,

Мин нарастающий визг…

И никого не щадящий

Страх, прижимающий вниз.

 

По развороченной пашне

Рота идет на прорыв…

На рубеже рукопашной

Вдруг спотыкаюсь о взрыв.

 

С давней поры той живу я –

По костылям узнают.

Боль понимаю чужую,

Может, поймут и мою.

 

                       ***

Кто с ногами – мог потанцевать,

Повезёт, с сестрой пройтись в обнимку.

Взять ладонь в ладонь – поцеловать

Или с плеч её убрать пылинку.

 

Я сидел и молча наблюдал –

О, война, что сделала ты с нами!

В офицерском госпитале бал,

Все танцуют, кто ещё с ногами.

 

За окном ночная тишина,

Свет от люстры неустойчив, робок.

Далеко на западе война,

И так близко до маньчжурских сопок.

 

Костыли

Я костыли себе готовлю сам,

В бору берёзку постройнее выбрав…

А здорово досталось бы лесам,

Когда б в боях нас столько не погибло,

 

А было покалечено, в тылы

Отправлено, где всех спасти могли бы.

И каждому - то трость, то костыли,

Или протез из благородной липы.

 

 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.