Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Евгений Семичев. Стихи о войне и Победе

Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 

ЛИТЕРНЫЙ ЭШЕЛОН

 

Майским салютом расцвёл небосклон,

Славя весну и Победу…

Литерный в небе идёт эшелон –

Павшие воины едут.

 

Через разливы бурлящей весны,

Через вселенские кущи

Павшие воины едут с войны

К нашим потомкам грядущим.

Мимо крылечка родного села,

Мимо заводов и пашен

Всех их в один эшелон собрала

Память священная наша.

 

Сполохи мирной рассветной зари

К горним возносятся высям.

В небе весеннем парят сизари,

Как треугольники писем.

 

Гулом объята небесная даль

Отчей родимой округи.

Солнце надраено, словно медаль

«За боевые заслуги».

 

Головы воинов снежно белы,

Лица светлы и бесстрашны…

Вот они – русской Победы орлы,

Соколы Родины нашей!

 

Им колокольный звучит перезвон,

Славя весну и Победу.

Литерный в небе идёт эшелон –

Павшие воины едут.

 

К однополчанам своим боевым

Через сраженья и беды

Павшие воины в гости к живым

Едут на Праздник Победы!

 

 

 

*** 

 

 

Как из дикого смертного боя

Уцелевший усталый боец

Выходил из крутого запоя

Почерневший Серёжкин отец.

 

И, терпя непосильную муку,

Паренёк, не окрепший ещё,

Под шальную отцовскую руку

Подставлял неумело плечо.

 

Шли глухим коридором барака

На ступеньки родного крыльца…

И упрямо Серёжка не плакал,

Чтоб в беде не обидеть отца.

 

И Отечества светлые дали

Открывались мальцу впереди.

И – рыдали, рыдали медали

На широкой отцовской груди.

 

 

*** 

 

 

Ему бы жить в железном веке –

Несовременный человек!

Железа столько в человеке –

На весь железный хватит век!

 

Он и во сне, скрипя протезом,

Штурмует вражью высоту,

Примкнувший всем своим железом

К железорудному пласту.

 

Не вышел он из боя толком.

Не понят он ни там, ни тут.

Его блуждающим осколком

Друзья погибшие зовут.

 

Ему, земному самородку,

Оплавленному там на треть,

Судьбой положено пить водку,

Чтоб на ветру не заржаветь.

 

Когда погибшие солдаты

Его возьмут к себе – всего,

Сломает клык свой экскаватор,

Окопчик роя для него.

 

 

*** 

 

 

Спит народ, как солдат на ходу,

Утомлённый в тяжёлом походе.

Сплю и я, но с народом иду.

И во сне остаюсь я в народе.

 

И во сне от него ни на шаг

Никуда я себя не пускаю.

Упираюсь в походный большак.

Мать-землицу ногами толкаю.

 

Запевалы охрипли. Храпят.

Командиром сморило истомой.

Спит народ, с головы и до пят

Убаюканный чуткою дрёмой.

 

Эй, взбрыкнувший во сне обормот,

Что кричишь о продажной свободе?

Видишь, спит утомлённый народ

На ходу, как солдаты в походе!

 

Спит служивый в строю человек.

Отдохнуть на ходу рад стараться.

Может день, может год, может век…

Боже! Дай мужикам отоспаться!

 

Звёзды космос вселенский коптят.

Зорьки в небо всплывают и тают.

Мародёры-шакалы не спят –

Неусыпно народ обирают.

 

Но не рушится воинский строй

И на милость врагам не сдаётся…

Вот народ – богатырь и герой!

Берегитесь, когда он проснётся!

 

 

 

*** 

 

 

ФРОСЯ

 

Она возьмёт гармонь, и в клубе сразу

Танцорши разбегутся по углам.

Он умеет так играть, зараза,

Что грудь трещит от песни – пополам!

 

И бабы просят, бабы тихо просят:

«А ну-ка, Фрося, выдай подюжей!..»

И, развернув меха, поёт им Фрося

Про их, сейчас воюющих, мужей.

 

И бабы плачут. Бабы горько плачут,

Хотя и песня эта о любви.

И в фартуки залатанные прячут

Мозолистые рученьки свои.

 

 

 

*** 

 

 

- Почто сховал печаль свою

В пустой рукав, солдат?

- Моя рука давно в раю,

А сам иду я в ад.

 

Когда огня железный вой

Рванутся через край,

Рука рванулась за братвой,

А угодила в рай.

 

Теперь сам Бог ей – политрук.

А мне-то что с того?

Как видно, не хватает рук

У воинства Его.

 

Слова «Век воли не видать»

Я выколол на ней.

А рядом «Не забуду мать…»,

Чтоб поняли верней.

 

Архангелы на свой манер

Мой бред переведут…

Держись, собака Люцифер!

То русские идут!

 

 

 

*** 

 

 

В парадных военных расчётах

Великая слава течёт.

В расчёт не берут желторотых.

Их скромная слава не в счёт.

 

Оркестров мажорное форте –

Бесстрашным солдатам страны.

В дети победного фронта

Стоят у обочин войны.

 

И с ними стоит моя мама,

И машет героям рукой.

Салютов небесная манна

Над Родиной плещет рекой!

 

За спинами граждан нарядных,

Ничуть не смущая их вид,

На ящике из-под снарядов

В слезах моя мама стоит.

 

Вот так всю войну простояла,

Поскольку росточком мала.

Снаряды она снаряжала

И верой в Победу жила.

 

Не то моей маме обидно,

Что горьким был доблестный труд,

А что из-за роста не видно,

Как строем гвардейцы идут.

 

Несметные выпали беды

На долю геройской страны.

А дети священной Победы

Стоят у обочин войны.

 

В толпе ротозеев парадных,

Ничуть не смущая их вид,

На ящике из-под снарядов

Военное детство стоит.

 

 

*** 

 

 

Полк расформирован. До свиданья,

Воинство, ушедшее в запас.

Списанное обмундированье

Желтый Дом зачислил на баланс.

 

Сумасшедшим выдали шинели

Грубого армейского сукна.

И они, болезные, запели,

Выстроившись в строй: «Вставай, страна!»

 

Грянул скрежет рваного металла

В голосах, звучащих вразнобой.

Но страна огромная не встала

Из руин на новый смертный бой.

 

Заскулили во дворе собаки.

Поприжали уши и хвосты.

Санитары – храбрые вояки –

Ошалев, попрятались в кусты.

 

Песней доведённая до точки,

Нянька прокричала на бегу:

«Не печальтесь, милые сыночки,

Не сдадимся заживо врагу!..».

 

…И пошли колонной брат за братом

Защищать великую страну –

Родины последние солдаты

На свою последнюю войну.

 

 

*** 

 

 

Сосед уехал на войну.

Там ближе к раю.

Все знают, как спасти страну.

А я не знаю.

 

Сосед пришёл с войны с клюкой.

Отважно дрался.

Он был в раю одной ногой.

Не удержался.

 

Пока тащил второй сапог

Из бренной грязи,

Споткнулся о родной порог

И рухнул наземь.

 

Перевалился через край.

Отвоевался!

«В гробу я видел этот рай!» -

Сосед признался, -

 

Когда я ехал на войну,

Был ближе к раю

И знал, как мне спасти страну…

Теперь – не знаю…».

 

 

*** 

 

 

 

… А росы на рассвете – капли крови

На гимнастёрках утренних полей.

И горизонт прерывист и неровен,

Как бинт, алеет в кронах тополей.

 

И никуда от памяти не деться.

Среди кричащей этой тишины

Всплывает солнце – огненное сердце

Солдата, не пришедшего с войны.

 

 

***

Завариваю чай с малиной.

Вдыхаю ягод аромат.

…Иду дорогой узкой длинной

На сорок с лишним лет назад.

 

…Сидит старуха на крылечке.

А рядом с ней – согбенный дед.

Иду домой вдоль тихой речки

Через страну, которой нет.

 

Родных полей льняная скатерть

Зовёт и манит на постой.

А на малиновом закате

Горит малинник золотой.

 

За покосившимся сараем,

Где солнце гасит ясный свет,

«А я другой страны не знаю…» -

Поёт навзрыд сопливый шкет.

 

Вздыхает жалобно калитка.

Неумолимо на закат.

Ползёт садовая улитка,

Как сорок с лишним лет назад.

 

Растёт крапива у крылечка.

К забору никнет бересклет.

Бежит в мои объятья речка

Через страну, которой нет.

 

Глаза мои слеза туманит.

Иду я, голову склонив.

И сердце с болью скорбной ранит

Знакомый с детства мне мотив.

 

Душа моя во мгле стенает

И песня вторит ей в ответ.

Поёт мальчишка и не знает,

Что это плачет в нём поэт.

 

Я подойду к  нему украдкой,

Не потревожив гладь и тишь,

Не беспокоя деда с бабкой,

Скажу ему: «Привет, малыш!»

 

Он ничего мне не ответит.

А в золотом его саду

Во мгле таинственной засветит

Господь высокую звезду.

 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.