Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Александр Катков. И мне с небес доносится…

Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 
***
Разрушилась страна,
А я остался цел.
Меня они не взяли на прицел.

Но я с тех пор живу на той войне
С разрушенной страной наедине.

Я до сих пор кричу от немоты:
«Ужель была неправедною ты?

Ужели ты, пропавшая страна,
Была так непригожа и срамна?

Ну почему тебя не заслонил,
Да с чем я жил, да где я раньше был?»

Я просыпаюсь, до утра курю,
В сырую тьму печально говорю:
«Любимая моя, подай же весть!»
И мне с небес доносится: «Я здесь…»


ДАШЕНЬКА

Постучит мне птица Сирин
В полуночное стекло,
Напророчит:  «В этом мире
Мало горя утекло».

Я отвечу: «Постарайся
Посреди беды, пурги
Эту девочку всечастно,
Если сможешь, сбереги».


***
Вновь протяжное имя: «Га-ли-на…»
Мне доносится с этой земли,
Словно клином над русской долиной
Пролетают твои журавли.

Это ты, моя Галенька, Галя,
Над седою моей головой!
Из  такой немыслимой дали
Слышу голос обиженный твой.
Если б знала, как переселенцем,
Без надежды уже на возврат,
Останавливается сердце,
Провожая  любовь на закат…


***
Пол-страны в камуфляже,
Пол-страны в неглиже.
Перед  Родиной нашей
Нам не стыдно уже,

Перед русской иконой,
Скорбью праведных глаз,
Где молитвы,  поклоны
Напоказ, напоказ,

Той, которую присно
Никому не отдать,
Словно нашу отчизну
И болезную мать.

Средь гульбы и позора
Мы не прячем глаза.
С молчаливым укором
Нас зовут небеса.


ЛЮБОВНИКИ

Она любила потаенно
Вдали от мужниных колец.
Про обреченных и влюбленных
Все знал приметливый скворец,

Лишь он один средь веток вешних,
Где наконец приют и дом,
Из приколоченной скворешни
Догадывался обо всем,

Как ворковали, ворожили
На все прошедшие года,
Какими горестными были
Они, прощаясь навсегда.

Но все прошло.
                                 Прошло, конечно.
Пропал с подругою скворец.
Два ненадеванных колечка
Двух недолюбленных сердец.



***
Как шаги на снегу осторожны,
На морозе стынут слова,
Что и выдохнуть невозможно:
«Ты приехала, ты жива…»

Через эту метель и вьюгу,
Леденеющий к ночи наст,
Чтоб увидели мы друг друга –
Заблудившихся, зябнущих нас…

***
                                 Брату Виктору

Я никакой – не преданный, не проданный,
Не прирученный теми, наконец.
Я просто не добравшийся до родины,
Где на кладбище мама и отец,

Где на меня глядят из-под руки
Мои сородичи  с их неизбывной думой.
Там, где живу, и где еще не умер
На берегу единственной реки,

Которая впадает в детство,
В распахнутость  безбрежную мою.
И слышу я, как замирает сердце
На выдохе, у жизни на краю.


***
Разрушилась страна,
А я остался цел.
Меня они не взяли на прицел.
-
Но я с тех пор живу на той войне
С разрушенной страной наедине.
-
Я до сих пор кричу от немоты:
«Ужель была неправедною ты?
-
Ужели ты, пропавшая страна,
Была так непригожа и срамна?
-
Ну почему тебя не заслонил,
Да с чем я жил, да где я раньше был?»
-
Я просыпаюсь, до утра курю,
В сырую тьму печально говорю:
«Любимая моя, подай же весть!»
И мне с небес доносится: «Я здесь…»


ВРЕМЯ ЕЛЬЦИНА

Как дрожали Кремлевские стены,
До пределов, до крайней точки.
Даже Спасская башня время
Нам показывала не точно.

Кто бы знал, как мы в эти годы,
Пригорюнившись, бедовали.
На виду, при честном народе
Мы такой беды не видали.

Всё-то чудится, всё-то кажется,
Всё-то слышится пьяный рык:
Над Россией моей куражится
Заплетающийся язык.

Православные люди отпели,
Закопали и разошлись.
Неужели же в самом деле
Так закончилась наша жизнь…



***
Я эту женщину вам не отдам,
Прошлым годам, самолетным годам.

Я не хочу средь хулы и молвы,
Чтоб вспоминали суетно вы

Ту, от которой сходил я с ума
Так, что дотла выгорали дома,

Как прилетала сквозь пепел и дым
Ласточкой нежной к застрехам моим,

Низко летала – к дождю ли, к беде,
И вопрошала: «Мой милый, ты где?».

Вот и запомнил: кружит у застрех
Горше и безнадежнее всех…
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.