Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Андрей Правда. Стихи из цикла «Бегущая строка»

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
и небо от воды отяжелело  с землёю перемешана вода и вдруг приблизившись тревожно загудело воздушное пространство в проводах о чём тревога этих смутных далей о чём морзянка перелётных птах не разобрать ни смыслов ни деталей лишь чувствовать сырой весенний страх и прорастать апрельскою печалью и подражать бегущему ручью доверившись природному  чутью вернуть себя в суть строчки изначальной в ней в каждом слове выступает бог и пред тобою горняя дорога и чтоб идти тебе не нужно ног держи перо и бойся только бога

воздух полон текучего льда но сквозь линзу на мир этот голый фокусирует свет свой звезда посылая нам весть от алголя там  в сражении близких  светил никому не достанет победы лишь персей набирается сил оторвать от скалы андромеду и птенец из гнезда узнаёт назначенье открывшихся далей и стопу с нетерпением ждёт окрылённое стремя сандалий

молоко на плитке убегает за бегущей от меня строкой да и пусть туман войны растает пусть все пули будут в молоко но досада не сражённой цели в оптику отчётливо видна это то чего мы не хотели это представление о мели как о высшей точке дна

не знает секундная стрелка что там за последней чертой и с каждым делением мелким готова расстаться с собой за каждым числом циферблата ей мнится удел роковой где будет ужасной расплата в поруке её круговой но всё повторится по кругу кругам же не будет числа и будет крутится в испуге галактики нашей юла извечное непостоянство нас с временным миром роднит и страхом пронзая пространство о вечности нам говорит

молочные реки кисельные мели пустует в тумане плывущий причал стихи недописанные молчат и щука лишь сниться под утро емеле но это и есть заповедная тишь когда незаметным становится бремя всей жизни вернувшийся в детство на время ты в ней растворяясь по пояс стоишь

чай завяжет узлом свою горечь виноградина лопнет во рту и два вкуса смешаются в споре твёрдо веря в свою правоту день потянется сонмом дискуссий дегустируя воздух с утра он оставит тебе послевкусие всей палитры осенних утрат где природа борясь с увяданием обречённости ищет предел и соломинки строчек сознанию посылает по сонной воде

мать умирая прокляла дочку умирающую в след за ней и этим поставила жирную точку в их склоке растянутой от времён она и до скончания дней а дни скоро кончатся кончились и над ней трава полевая татарник репей и всё что растёт по среди пустырей растёт над обеими в божьей горсти и даже старается зацвести
 
1
и не фарисей а только книжник я
но и мне от разорённых вдов
горе подвизается в подвижники
нескончаемой грядой голгоф

и почти животное предчувствие
мировых грядущих катастроф
заявляет о своём присутствии
между знаков между строк и строф
2
учащённое сердцебиение
спозаранку снова на ногах
заблудился в солнечном сплетении
предрассветный первобытный страх

в дебрях отыщу его сердечного
вынесу калеку на руках
пользуя микстурою аптечною
с присказкой молитвы на губах

может быть он всё-таки поднимется
и свою беду перерастёт
и под чьим то вымышленным именем
поместится в книжный переплёт

а когда живым из переплёта
встанет он над бездной высоты
ужас станет радостью полёта
и восторгом сбывшейся мечты
3
пусть за сим кто участь превозмог
презирая плутовство искусства
на гору поднявшийся пророк
передаст скрижаль свою изустно

и тому откроет волшебство
исподволь чарующего звука
кто узнал что значит торжество
медленно растущее из муки

здесь куда не кинься всюду стены двери и ворота взаперти и на крышах маются антенны намертво привязаны к сети что присвоить у слепого мира кроме сна тумана и росы горсть гороха волосок кумира след инверсионной полосы за всё это горькая расплата солнце встанет и начнёт светить но пока медведицей косматой ночь со мной мне не о чем тужить звёзд ковёр вдали поля гречихи лампочка у сторожа в клети постараюсь медленно и тихо вдоль ограды кражу пронести

жизнь охватит словно морок жизнь предложит сто морок но живи без оговорок и всему настанет срок будет срок тому что хочешь будет срок тому что ждёшь и тому о чём хлопочешь и тому к чему идёшь лишь иди и веруй крепко в то что есть в тебе самой то что держит ржавой скрепкой мир от доли роковой

положим точкою плавленья начало мартовской главы нам нужно выяснить у тени температуру синевы задать вопрос беспечной птице и ждать до осени ответ но словно заново родившись на этот потеплевший свет день бесшабашен будто пташка а воздух словом подслащён и полушубок нараспашку и бог лишь знает что ещё

к исходу марта а капелла нам предлагают крыши петь ведь солнце так и не сумело наш городской раёк согреть и всё ж толпясь у балагана по детски радуясь народ из одноразовых стаканов весенних вод предтечу пьёт а я иду к себе согреться глубокой миской кислых щей а вот с природою вещей пусть разбирается лукреций

Послесловие

Цикл стихов — «бегущая строка» для меня определённая веха, как с точки зрения формы, так и сточки зрения содержания. Коснусь только внешней, формальной составляющей, а, именно, способу записи стихотворного текста.
Долгое время я, будучи приспешником классического стиха, с определённым вниманием обнаруживал отступления  от устоявшихся канонов со стороны ряда авторов — то это были отказ от заглавной буквы в начале каждого стиха, то вообще отказ от знаков препинания, то неточные рифмы, переходящие в диссонанс, то прыгающий, меняющийся ритм… В какой-то момент я подумал: а что если вообще отказаться от всех, так называемых атрибутов поэтической речи, и оставить только слова и пробелы между ними, что тогда? Исчезнет ли поэзия?..
И я это сделал. Не разбивая стихи на строки, я стал их записывать одной непрерывной строкой, перестав использовать знаки препинания, заглавные буквы (будь то начало предложения, либо личное имя…) Я уравнял все слова между собою. Ведь когда мы говорим друг с другом, то никак кроме пауз не обозначаем ни запятые, ни точки, ни заглавные буквы. А паузы в устной речи, ведь это и есть пробелы между словами — где-то больше, где-то меньше. Записав однажды стихотворение именно так, я понял, что ничего с точки зрения его восприятия не изменилось, мне по прежнему понятен смысл написанного, и я без труда воспринимаю его эмоциональный посыл. Отсюда можно сделать вывод, что правила русского правописания избыточны, не являются абсолютно необходимыми, и нужны только в определённых, частных, редких случаях, например для выделения прямой речи или для обозначения диалогов.
У меня даже появилось желание отказаться от всех правил и положений, но, как человек ещё пока здравомыслящий, я не стал бросаться в эту крайность, и применил другой принцип: «не используй ничего, кроме необходимого», т.е. можно всё, но только если это оправданно твоим замыслом, и нужно, осмысленно нужно в данном конкретном случае.
К примеру: выделение ударных гласных «жирным» и «курсивом» (в «ворде» по другому расставлять ударения  я не научился), так же для привлечения внимания я выделяю начало стихотворения (зачин). Все остальные знаки препинания возможны, но если в стихотворении без всяких других знаков препинания будет восклицательный знак, то это будет уже часть поэтического образа.
Всё о чём я сказал, касается только внешней, формальной составляющей — способу записи, сказать же о содержательной, внутреннеё составляющей цикла я надеюсь в будущем, так как не позволяет место, отведённое мне сегодня  журналом.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.