Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


За стеной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

3

Все чудесатее и чудесатее...

Алиса

– Не может быть! – ахнула Машка.

– Не кричи, – поморщился Сержик. – Они не любят шума.

– Они?

– Ну... болота... Они немножко живые.

– Только немножко? – съязвила я. Окружающий мир мне не нравился, вызывая чувство беспричинного страха. Я злилась на Серого, потому что, уже увидев его на танке, уже поняла, что этот поход за ягодой вряд ли будет похож на предыдущие. Серый любил приключения. Особенно в моем обществе.

– Говорят, отсюда еще никто не возвращался, – задумчиво сказала Лера. Спасибо, утешила.

– Глупости, – отрезал Эдик. – Мы с Серым здесь уже раз десять были – и ничего, до сих пор живы-здоровы.

– Это никогда не поздно исправить, – ехидно заметила Машка. Я усмехнулась, Эдик нахмурился.

– Я рад, что ты пошла со мной, – сказал мне Сержик. – Здесь самая вкусная ягода во всем лесу. Ты такой еще не ела.

– И ты, конечно, решил расширить мой кругозор. Уверена, эта прогулка – исключительно твоя идея.

– Моя, – самодовольно кивнул он. – Я хотел, чтобы ты перестала на меня дуться.

– Мне боязно, – призналась я, не обращая внимания на его слова. – Все какое-то чужое... Трава... зеленая, да? Как в книжках. Только откуда? Бабушка говорила, что после Взрыва лес сильно изменился... Они ведь, когда в деревне обосновывались, весь его обшарили вдоль и поперек. И по болотам ходили...

Сержик ответить не успел – за спиной раздался удивленный возглас Леры:

– Смотрите! Что это?

У нее на ладони лежало несколько маленьких розовых ягодок. Земляника. Не наша, желтоватая с толстыми белыми прожилками, а самая настоящая, как на старых картинках.

Машка осторожно подцепила длинным, загнутым как у птицы, ногтем одну ягодку с ладони Леры и сунула в рот.

– Ты что, с ума сошла? – крикнула я. – А вдруг ее есть нельзя?!

– Вкусно, – улыбнулась Машка.

– Не волнуйся, Диночка, здесь все съедобное, – заверил Серый.

Я ведь уже говорила, что самоуверенность – отличительная черта его характера?

– Пойдемте дальше, – предложил Эдик. – Вам здесь понравится...

Это был совершенно чужой лес, наполненный незнакомыми запахами, звуками, красками. Особенно красками. Мы не привыкли к зеленой траве и цветам, пахнущим медом, к высоким деревьям, у которых не видно макушек, к сладкой воде из родника. К отсутствию дождя. К необыкновенно звонкому эху. У нас в общине еще живы те, кто помнит время, когда весь мир был таким ...

Уши внезапно заполнил звенящий грохот. Я вскинула голову. С неба что-то падало. Это что-то было объято пламенем. Я закричала. Я очень хотела убежать куда-нибудь, но бежать было некуда, и я просто смотрела на огненный ком и кричала. Потом земля вздрогнула от удара, я потеряла равновесие и упала, хорошенько стукнувшись о кстати подвернувшуюся корягу.

Гул и грохот исчез. Я еще немного полежала, прислушиваясь. Когда падает такая жуткая горящая штуковина с неба, всегда начинается пожар, и я хотела знать, где именно он начался, чтобы понять, в какую сторону бежать...

Пожара не было. Я медленно поднялась, сделала несколько шагов, проверяя на прочность собственные ноги. Померещилось, что ли? Ничего себе – померещилось! Чуть не оглохла...

Второй раз я упала по собственной вине, запнувшись о торчавшую из земли корягу. Я растянулась на зеленой траве, ткнувшись во что-то холодное и железное, замерла на мгновение, а когда подняла голову...

Он лежал, зарывшись носом в черную чужую землю среди изломанных, искореженных от почти ощутимой боли деревьев. Корпус покрыт мхом и травой. Пустые дыры вместо окон.

– Ой, – тихо сказала за спиной Лера. – Что это?

– Самолет, – ответила я. – На таких раньше люди летали по воздуху.

– Как птицы?

– Да. Смотри, вот крылья.

– Но они, наверное, тяжелые, как же ими махать?

– Не знаю.

– Ты что-то путаешь, Дина.

– Нет, не путаю. Ты разве не помнишь? Нам Митяй картинки показывал.

Митяй (Дмитрий Альбертович) – один из бывших инженеров станции, а ныне деревенский механик и по совместительству наш учитель математики. Ему уже за восемьдесят перевалило, а память до сих пор лучше, чем у меня.

– Не помню, – с раскаянием сказала Лера. – Ты же знаешь, мы не любили учиться. Только ты... Но ты-то совсем другая.

– Спасибо за напоминание. Ты слышала шум?

– Слышала... Что это было?

– Сама бы хотела знать.

Мне на плечо легла тяжелая ладонь Сержа. Я подпрыгнула от неожиданности.

– Я тебя потерял, – спокойно сказал он. – Не уходи далеко, здесь можно заблудиться.

– Еще один! Я, между прочим, не такая беспомощная, как вам всем кажется! – тут же вскинулась я.

– Сержик, Дина нашла... как, говоришь, эта штука называется?

– Самолет, – повторила я и махнула рукой. Впрочем, удивить Серого мне не удалось.

– Знаю. Он свалился с неба еще когда мы с Эдькой сюда впервые забрели.

– Что, прямо на ваших глазах?!

– Ага, – Серый зевнул.

– Но ты никогда об этом не рассказывал!

– А должен был?

– Ты ведь собираешься со мною жить!

– Собираюсь. А что, возникли какие-нибудь проблемы? – в его голосе послышалась угроза.

– Дина... – предостерегающе шепнула Лерка. Она немного побаивалась Серого. Не удивительно, его боялось пол-общины. Время от времени к этой половине присоединялась и я.

– Испугались мы тогда изрядно, – неохотно признался он. – Только что было все в порядке, и вдруг – гул, грохот, словно второй Взрыв случился. Мы сначала не поняли ничего, наверх посмотрели, а там он. Падает. А голову от людских криков аж надвое разрывает... Страшно... Удар был такой, что земля под ногами закачалась.

– Я хочу посмотреть...

– Нет. Мы с Эдькой там были. Внутри все выгорело. И ни одного трупа, как будто он пустой летел. Только оболочка и осталась. Ничего интересного.

– Но ведь кто-то же кричал?!

– Кричал, – согласился он. – А может, нам показалось.

Я знала, что с Сержем спорить бесполезно. Обидно, конечно, но лучше не надо. Я заглянула в его глаза. Левый, голубой, отражал небо, правый карий – меня. И никаких эмоций.

– Но разве так бывает?

– Почем я знаю. Бывает, наверное. Он на наших глазах уже четвертый раз падает. Слышала шум?

– Угу.

– Только сегодня немножко тише было... Картинка повторяется, а звук убрали. Отец говорил, что раньше для этого какое-то специальное название было...

– Кино? – с надеждой спросила я. Я не знала, что это такое, но слово помнила.

– Может быть, – пожал плечами Серый. – Смешное слово... Может быть... Земля полна чудес, Диночка.

– А Старшие думают, что их мир ушел навсегда. Слушай, а что, если это совсем не так, если люди – те, другие – где-то рядом? Город...

Серж сжал мое плечо, наклонился и шепнул на ухо:

– Город мертв.

– Ты-то откуда знаешь?

– Просто поверь мне на слово.

– А...

– Не вздумай что-нибудь выкинуть, моя красавица, – рука, сдавливающая плечо, сжалась сильнее. – Ты меня знаешь.

– Хорошо-хорошо... – если спорить дальше, можно ненароком лишиться некоторых частей тела. Серый кость сломает – не заметит.

– Обещай!

– Обещаю...

Клещи разжались. Я с облегчением почувствовала, как к плечу хлынула кровь.

– Ребя-а-а-та-а! – донеслось до нас из-за деревьев.

– Пошли, – сказала Лера. Для нее, так же, как и для Серого, этот вопрос был закрыт.

Мы собирали ягоду – знакомую и незнакомую. Последнюю Серж велел съесть сразу, сказал – болота все равно не дадут вынести. Я подумала, что он просто хочет сохранить от старших свой секрет. Что ж, возможно он и прав. В любом случае, оспаривать это я не собиралась. В конце концов, мне с ним еще жить вместе некоторое время. Некоторое... Всю жизнь.

Лера разожгла костер, и мы зажарили тушку зайца, пойманного ребятами, закоптили среди остывающих угольков грибы и желуди. Заяц был похож на наших, домашних, только всего с четырьмя лапками, а вот таких красивых грибов с большими белыми ножками и ярко-красными в крапинку шляпками я раньше не видела. Наевшись, мы развалились в мягкой траве.

– Кажется, пора возвращаться, – нехотя сказал Эдик, глядя на темнеющее небо.

– Пора, – откликнулась Лера. Машка, лежа на животе, тихо вздохнула.

– Как странно...

– Что, Диночка? – Серый перекатился на бок, ласково улыбнулся. Ласково. Это было что-то новое. Обычно, видя его улыбку, я инстинктивно ожидала неприятностей. Похоже, даже на него подействовала чудная магия этого места.

– Про Сердце болот столько всего страшного рассказывали, а на самом деле все оказалось не так. Выходит, Старшие нас обманывали? Они не видели его... таким?

– Видели, моя красавица. Только действительно не таким . Болота... Я же говорю – они живые. Понравился человек – показали чудо, выпустили обратно, в мир. Не понравился – и сгинул навсегда. Старшие здесь чужие. Пережитки прошлого. Для них Сердце болот – гиблое место.

– А мы – свои?

– Свои... Даже ты. Лера, туши костер, этот огонь только тебя слушается.

«Даже ты». Как я устала это слушать. Другая. Не такая, как они. Можно подумать, я могла выбирать.

Как только в рыжих глазах Леры исчезли последние отблески пламени, мир вокруг нас погрузился в темноту. Я поморгала, привыкая к внезапно наступившей ночи, и поняла, что чужой лес исчез, забрав с собой теплое солнце и яркие краски. Капал до противного знакомый мелкий дождь. Мы вернулись в болота.

– Все на месте? – раздался рядом голос Сержа. Его глаза яркими угольками светились в темноте. – Эдька?

– Погоди, Серый. Один совет напоследок, девочки. Общине лучше не знать, куда мы ходили. Не поверят, а если поверят, больше в лес не пустят. Договорились?

Мы что-то согласно промычали в ответ.

– Хорошо. Теперь можно идти.

– Не отставайте, – предупредил Серый. Нащупал мою руку. – Не вырывайся, Диночка. Здесь опасно, а у меня нет желания искать себе новую жену.

Я хмыкнула, но промолчала. Начинала привыкать к его заботе.

Мы снова долго петляли по лесу, увязая почти по колено в топкой почве. В темноте я видела гораздо хуже, чем мои спутники. Несколько раз оступалась, падала в трясину, и, если бы не крепкая хватка Серого, вполне могла бы там и остаться... Машка, в очередной раз помогая вытаскивать меня из болота, ударилась спиной о невесть откуда взявшееся дерево и повредила крыло. Эдик, тащивший ее мешок, тихо ругался, глядя, как во всплеске пламени, рожденном Лерой, сгорает злополучная осинка... Мы шли и шли, и мне начало казаться, что этому походу не будет конца.

Я, конечно, оказалась не права. Закончились болота, потом закончился лес. Светало. На башне танка сидел Марик, Машкин ровесник и друг. Увидев нас, он подскочил и радостно, на все поле, завопил:

– Вернулись! Вернулись!

Потом сосредоточенно замолчал – наверное, звал кого-то. Кого? Зачем?

Мы в недоумении переглянулись.

– Чего орешь? – спросил Эдик, придирчиво оглядывая свой костюм. Как всегда, на нем не было ни пылинки. Как будто по болотам с нами ходил не он, а его тень.

– Как чего? – обиженно спросил Марик. – Вас уже вся община ищет. Лес прочесали, реку... Только что в болота не ныряли!

«А надо было», – подумала я.

– Что, одного дня без нас прожить не можете? – ехидно поинтересовалась Машка, явно напрашиваясь на комплимент.

– Одного?! А четырех не хочешь?

Мы хором охнули. Нет, не хором. Эдик с Серым промолчали. Хорошо, наверное, иметь крепкие нервы.

– Ну ладно, четырех... Все равно, чего орать? – пожал плечами Серж. – Ты же телепат, Марик. Надо было просто позвать...

– Я звал, – заверил Марик. – Звал, аж голова разболелась! Да только вы как сквозь землю провалились!

Он даже не представлял, насколько был близок к истине.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.