Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


За стеной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

4

Женщине спокойно жить

мешают два обстоятельства:

муж и еще раз муж.

Женщина

– Здравствуй, – сказала я, ласково похлопывая по черному стволу дуба. Его плоские и тонкие, как книжные страницы, ветви склонились к моему лицу в ответном приветствии. – Скучал?

Я поплотнее притянула к поясу корзинку и двинулась вокруг дуба, осторожно стряхивая в нее бурые желуди размером с мою ладонь. Дуб развлекал меня смешными историями, я смеялась и следила за тем, чтобы не повредить хрупкие ветки.

– Приходи теперь дня через три, не раньше, – проскрипел он напоследок.

– Обязательно. Спасибо, – я погладила протянутую мне ветку. Ритуал выполнен, можно отправляться дальше.

– Э-ге-ге, – раздалось за моей спиной. – Диночка, дружочек, что это ты здесь делаешь?

Говорят же, что у лжи короткие ноги. У моей, похоже, их и вовсе не было от рождения.

Я медленно повернулась, одновременно ощупывая ступнями мягкую болотистую почву. Не хватает еще куда-нибудь провалиться у него на глазах!..

– Сержик, дружочек, – сказала я, стараясь наиболее точно воспроизвести его собственные интонации, – если мне не изменяет память, лес не принадлежит даже общине, а ты мне не родич, чтобы я должна была давать тебе отчет...

– Пока не родич, – напомнил он и вкрадчиво осведомился: – Ты, никак, в путешествие собралась?

Я вспомнила, что Серый в гневе бывает страшен, и, к тому же, умеет читать чужие мысли, а потому решила не отрицать очевидного. Правда, это очевидное резко отличалось от того, что я сказала маме.

– Вот еще... Просто к тетке хочу сходить, – махнула я рукой. От напряженных попыток сохранить перед мысленным взором образ волосатой толстой тети Тины у меня тут же разболелась голова.

– К тетке... – протянул Серый, прикрыл правый, карий глаз и небрежно ткнул пальцем мне в бок. – А желуди – это, конечно, гостинец от мамы?

– Ага, – согласилась я.

– М-м... По-моему, тебе чего-то не хватает для поддержания образа.

– Чего? – спросила я подозрительно, ожидая подвоха.

– Красной шапочки.

Эта сказка была из серии тех, которые Серый в детстве прослушал с необычайным вниманием. Уверена, его любимым героем был волк. Попрощавшись с образом тети Тины, я рискнула сменить тактику. Как говорит мама, лучшее средство защиты – это нападение.

– А что здесь делаешь ты? Если мне не изменяет память, ты собирался на охоту! У тебя свидание?!

Если я хотела его насмешить, то мне это удалось. К сожалению, именно такой цели я и не преследовала. Серый захохотал, громко, от всей души. Потом внезапно словно оборвал себя. Я поняла, что с нападением, как и с враньем, у меня тоже получилось не очень.

– Ты постоянно впутываешься в неприятности, Диночка...

– Я?! – Я задохнулась от возмущения.

– Ты. А у меня...

– А не ты ли впутываешь меня в эти самые неприятности?!

Он, как всегда, пропустил мои слова мимо ушей.

– ... нет желания искать себе новую подругу, поэтому...

Уж в чем в чем, а в этом утверждении он постоянен. Мы с Сержем выросли вместе и, сколько я помню, он всегда охранял меня, как свою собственность. Поначалу я над этим не задумывалась, а когда задумалась, что-либо изменить было мне уже не под силу. Я, конечно, раздражалась, но Серого мои эмоции совершенно не волновали.

– ...окончен. Мы возвращаемся домой.

Если я что-то и пропустила из его слов, то, видимо, что-то незначительное. Ход его мыслей был мне абсолютно ясен. Последняя жалкая попытка предпринималась мною уже скорее от отчаяния, нежели от уверенности в успехе.

– Сержик, ну пожалуйста, ну что тебе стоит... Я только хочу немного прогуляться... Не будешь же ты вечно за мной следить... Твои же дружки тебя и засмеют... Ну пожалуйста...

– Ты становишься такой покладистой, когда чего-то хочешь, – усмехнулся Серый голубым, как небо, левым глазом. Я обиженно поджала губы.

– Я уже и маму предупредила...

– Предупредила! Наврала с три короба!

Что было, то было. Хорошо еще, что он, похоже, не знал, что именно я ей наврала...

– Так ты, значит, в Город подалась, моя красавица?

Вот вам и вся конспирация. Нет, определенно, сегодня не мой день.

– Ты обещал, что не будешь ни в чем меня ограничивать, – напомнила я мрачно. Это не было шантажом. Шантажировать Серого – все равно, что кидаться на танк с лопатой.

– Я? Ни в чем? Я обещал? Наверное, тебе приснилось.

Наверное. В кошмарном сне.

– Знаешь, почему я не удивлена твоим словам?

– Не знаю, – хмыкнул Серый. – Почему?

– Потому что ничего другого от тебя ждать не приходится!

Я стала медленно выбираться из дубовых зарослей, ступая по своим же, еще не окончательно исчезнувшим следам.

– Помнится, и ты мне кое-что обещала, Диночка, – сказал Серый, легко передвигаясь рядом. Он не боялся леса, словно знал все его тайны. Впрочем, мне думалось, что он вообще ничего не боится.

– Что именно?

– Ты обещала не ходить в Город.

– Тебе приснилось, – отрезала я.

– Думаешь?

Я не стала спорить. Мало ли что он мне в ответ может предъявить.

Пока я размышляла на эту тему, Серж, видимо, пришел к какому-то решению.

– Знаешь, Диночка, чтобы ты не считала меня тираном (а ведь именно так ты и считаешь), предлагаю тебе отправиться в Город вместе. Если только, – я, даже не поворачивая головы, почувствовала, как изменилось его поведение, – ты, радость моя, не собиралась куда-нибудь в другое место...

– Ты ревнуешь?

Последний вопрос был явно лишним. Ревнивее Серого я во всей общине не встречала. Ревнивее и неуравновешенней. Он выходил из себя по любому поводу.

– Ты думаешь?

Серый резко остановился, схватил меня за руку, развернул к себе. Я увидела, как его зрачки налились кровью.

Почва под ногами начала проседать. В большой палец ткнулось что-то острое. Я ойкнула. Серж отпустил меня, выругался и зашагал дальше, не оборачиваясь. Я шла следом, растирая руку и придумывая планы мщения. Как я уже упоминала, это было мое любимое занятие. С практикой, правда, пока было туговато.

Мы обогнули болото по краю (долго, зато без приключений) и оказались на лесной дороге, пересекавшей лес с востока на запад. Впрочем, то, что это дорога, угадывалось с трудом. Земля поросла густой бурой травой. Кое-где, перегораживая тропу, валялись иссохшие стволы огромных, как в старину, деревьев. Наверное, их снесло первыми ураганами, последовавшими за Взрывом. Дорога терялась где-то в глубине леса, но бабушка говорила, что, идя по ней, можно оказаться в Городе.

– Она заканчивается у Города, – повторил мои мысли вслух Серый.

– Ты был там?! – внезапно догадалась я.

Он помолчал, потом махнул шестипалой рукой на запад.

– Был, Диночка. Дважды.

– И ты от меня скрывал?!

– Ну-у... Вообще-то, я как раз собирался предложить тебе туда прогуляться. Ты меня опередила.

Я не кинулась на него с кулаками только потому, что быстро соображаю. Достаточно быстро для того, чтобы понять, насколько бесполезным занятием являются подобные упражнения. Посчитала в уме до десяти, глубоко вздохнула и спросила:

– В общине никто не знает?

– Нет, конечно. Узнали бы, представляешь, какой разразился бы скандал?

Это точно. Старшие считают, что пока работает Реактор, возвращение в город невозможно. Им, конечно, виднее, сами строили. А мы в этом не разбираемся, да и не очень-то стремимся разобраться. К чему? Их мир все равно для нас потерян. Что же касается Реактора, то останавливать его некому. Все «спецы» (мамино словечко) погибли или при Взрыве, или в первые годы уже в деревне от полученной во время ликвидации аварии дозы радиации.

– Ты не передумала, моя красавица?

Я сделала вид, что не услышала издевки в его голосе.

– Нет, мой красавец, не передумала.

Если отступлю сейчас, он мне потом всю жизнь будет припоминать эту дорогу.

– В общине скажем, что ходили в домик лесника. Никто не попросит подробностей.

Собственно, именно это я и сказала маме. Ну, что я и Сержик решили немного побыть вдвоем. Домик лесника – любимое место встреч молодых парочек. Далеко, тихо и без свидетелей. Мама еще обрадовалась, решила, что у нас налаживаются отношения. Как же! Я-то наивно верила, что Серый ушел на охоту!

– Мне все равно... Минуточку! А что ты говорил раньше? Когда ходил в Город без меня?

– Ты ревнуешь, Диночка?

– Ты думаешь, Сержик?

Он со смехом поднял вверх обе руки.

– Будем считать, что мы в расчете.

Я снова потерла предплечье в том месте, где в него вцепился Серый.

– Ты обошелся без синяка.

– Я сильнее. С этим, полагаю, ты спорить не собираешься?

С этим поспоришь, как же.

Серый достал из сапога широкий длинный нож и зашагал по дороге. Я последовала его примеру.

Солнце было уже высоко над головой, когда мы, наконец, остановились. Серый снял с пояса жестяную флягу с водой (только у него в общине была такая, все остальные носили воду в выдолбленных желудях), сделал один большой глоток и протянул мне. Я молча покачала головой – вода у меня была своя – и в сомнении огляделась.

– Похоже, желуди придется есть сырыми. Вряд ли здесь стоит разводить огонь.

– Ты разумна, – лениво улыбнулся Серый. – Впрочем, прежде чем разговаривать с твоей матерью, я это выяснил.

– Не сомневаюсь, – заметила я, раскалывая ножом скорлупу. Как и предупреждал дуб, желуди были еще немного не зрелыми. Но выбирать особо не приходилось, потому что в деревне последнее время с едой было неважно. Сказывались весенние дожди, от которых земля на грядках покрывалась желтой коркой и не могла нормально дышать.

– Зачем ты ходил в Город? – спросила я, протягивая Серому очищенный орех. Он взял его с таким видом, будто делал это ежедневно.

– Любопытство.

Черта, совершенно не присущая всему нашему поколению.

– Любопытство? – в сомнении переспросила я.

– Да, – отрезал Серый. Распространяться на данную тему он явно не собирался. – А ты зачем?

Я хотела найти людей или увидеть Реактор. По обстоятельствам. Но говорить этого тебе, Серый, я, конечно, не стану.

– Любопытство.

Он хмыкнул, а я подумала, что с его появлением над моей затеей нависла бо-ольшая туча. И от нее нужно как-то избавиться... Как?

– Расскажи мне про Город, – попросила я.

– Там много интересного, – Серый закрыл глаза, вспоминая. Со стороны казалось, что он полностью расслабился, но я знала – это очень обманчивое впечатление. – Дома... Большие! Ты таких и не видела. Дорога... жесткая... другая. Жаль, слишком много потерянных слов...

– Асфальт, наверное, – предположила я. – Серый такой, ровный... Бабушка рассказывала.

– Наверное, – нехотя согласился Серж. Неприятно, что кто-то знает то, чего не знает он. – Дома все пустые, я проверял. Вещей много оставлено... Только они уже негодные. Взрыв ведь давно был.

– Давно.

– Почему люди ушли?

Я пожала плечами. Глупый вопрос. Ответ на него известен даже младенцам в общине.

– Радиация.

– Радиация... что это такое? Ты ее видела? – Серый внезапно и без видимой причины разозлился. Впрочем, в этом не было ничего оригинального – злился он чаще всего именно без видимой причины.

– Нет, не видела. Ты же знаешь, что это невозможно. И не заводись. Когда ты такой, ты становишься совсем некрасивым.

– Да?

– Да.

Он заразительно рассмеялся, открыл глаза.

– Я не боюсь радиации.

– Знаю.

Бояться того, чего не видишь, могут только Старшие. Наверное, потому, что они, в отличие от нас, понимают, о чем идет речь.

– Отдохнула? Пойдем дальше?

– Погоди, – у меня в голове внезапно появилась одна идея. – Мне надо... отлучиться...

Я огляделась и шмыгнула в придорожные кусты.

– Не уходи далеко, – крикнул в спину Серый.

Я и не собиралась. Сон-трава обычно растет вдоль обочин.

– Пойдем, – сказала я через пару минут, успев осуществить все задуманное и кое-что сверх программы.

Серый вылез из соседних кустов, одергивая на ходу куртку.

– Пойдем, моя красавица.

Он был хорошим попутчиком. Не растрачивал силы и внимание на пустые разговоры, не торопил меня, но и расслабляться не давал. Он казался удивительно надежным и сильным, и это раздражало.

– Устала? – спросил Серый, перепрыгивая через очередной полусгнивший ствол.

– Нет, – ответила я, перебираясь следом, пусть менее грациозно, зато без посторонней помощи. – Далеко еще?

– Если поторопимся, ночевать будем в Городе.

Я машинально взглянула на небо и вздохнула. А если не поторопимся? Мы двигались на запад вслед за солнцем, которое пока и не собиралось садиться. Но признаться, что устала? Ни-за-что!

Я не заметила, как Серый метнул нож. Собственно говоря, я и опасности не заметила, пока она не выпала из кустов на дорогу в виде огромного волосатого трупа с торчащей из груди рукояткой ножа.

– Что это? – спросила я подозрительно спокойным голосом.

– Испугалась? – Серый склонился над тушей, легко выдернул нож и обернулся ко мне. – Испугалась?

– Не успела, – честно призналась я, подходя ближе.

– Это – медведь, – гордо пояснил он, вытирая нож о траву. – Говорят, раньше встретиться один на один с медведем мог только очень смелый охотник.

– Не может быть! – Я проигнорировала его намек на собственную храбрость. – Я читала про медведей. Они огромные, очень сильные и злые.

– Этот тоже не маленький, – заметил Серый. – А на счет характера, пожалуй, уже поздно выяснять.

– Но... ты убил его одним ударом!.. Разве такое возможно?!..

– Как видишь, – Серый пожал плечами. Потом улыбнулся и соизволил дать разъяснения: – Я уже охотился на них раньше, когда думал, что их можно есть. Наверное, до Взрыва медведи и, правда, были одними из самых опасных обитателей леса. Только сейчас их место занял я . Я сильнее, быстрее, и я никогда (ты же знаешь) не промахиваюсь. А после удара в сердце еще никто не оживал.

Туша на земле дернулась. Я вздрогнула и отскочила назад. Хорошо еще, что не закричала – опозорилась бы на всю жизнь.

– После смерти так бывает, – спокойно заметил Серый, направляясь дальше.

– Зачем же ты его убил, если его есть нельзя? – спросила я, обходя тушу стороной, чтобы догнать Серого.

– Иначе бы он убил нас , – не оборачиваясь, ответил мой будущий родич. – Нас-то есть можно...

– Но медведи не едят мясо!

– Да? Не знаю, до Взрыва может быть и не ели...

Я не стала спорить. В конце концов, он охотник, ему виднее.

Небо потихоньку темнело, окрашивалось на востоке в синее. Мама говорит, что небо – единственное, что совершенно не изменилось за последнюю тысячу лет. Это удивительно, особенно, если вспомнить, сколько усилий приложил человек для достижения обратного эффекта.

– Смотри – Город! – сказал Серый, протягивая вперед руку. В просветах редколесья виднелись огромные строения непривычных форм и незнакомого назначения. – Мы пришли.

Это и дубу было понятно.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.