Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


За стеной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

6

Что может быть обыденней,

чем банка сгущенки?

Рекламный агент

Искусанные крысами ноги горели, но идти было можно. Правая рука онемела. Серый выдавил из глубокой раны побольше крови, чтобы заразы в организме не осталось, и туго перетянул лоскутом моей же рубашки. Сам он выглядел примерно также, только держался на ногах чуть увереннее.

– Промыть бы надо, вдруг они ядовитые? – сказала я, с трудом поднимаясь.

– Они не ядовитые, – заверил Сержик. – Да и где ж здесь нужные травы возьмешь? Ай, ладно, авось обойдется. Не в первый раз.

– Главное, чтобы не в последний.

– Не будь занудой, Диночка. Помнится, ты хотела приключений. Вот и наслаждайся.

Разве я говорила именно о таких приключениях?

Через полчаса блужданий по лабиринтам незнакомых улиц, когда мне уже начинало казаться, что Серый просто-напросто заблудился и теперь боится в этом признаться, мы остановились у тяжелой железной двери. Мне даже не нужно было ее открывать, чтобы понять, что за ней начинается спуск под землю. Бомбоубежище. Когда ждали войны, такие строились в каждом дворе. Только война так и не успела начаться.

– Не пойду! – заявила я и на всякий случай отступила на пару шагов от Сержа. – Крыс на сегодня было более чем достаточно.

– Там нет крыс.

Серый сказал это таким тоном, что мне сразу же захотелось ему поверить, но я не поддалась минутной слабости.

– Почему? – спросила я подозрительно.

– Не знаю, Диночка. Но я говорю правду. Крыс там нет. Я что, похож на самоубийцу? Между прочим, это ты полезла в...

– Все-все, верю, – сказала я поспешно. Не люблю, когда мне напоминают о собственной глупости.

Серый вставил нож в тонкую щель между дверными створками, и одна из них легко ушла в стену. Я вздохнула и шагнула за Серым в темноту.

Внизу оказалось довольно большое и очень холодное помещение, заваленное деревянными ящиками и пластиковыми упаковками. На полу у входа валялись открытые пустые банки, стружка и оберточная бумага.

– Я ел, – сказал Серый, кивая на мусор. – Когда последний раз приходил в Город. Раньше я об этом складе не знал.

– Это съедобно? – Я ткнула пальцем в коробки.

– Угу.

– До сих пор?

– Это же военные запасы. На века делались.

Серый подошел к полке у стены. Я услышала, как рвется упаковка.

– Держи, – он протянул мне жестяную банку, покрытую толстым слоем масла. – Открывай ножом. Сможешь?

– Смогу.

Когда-то у нас дома было полно консервов.

Мой дед был человеком прозорливым, недаром Совет возглавлял. После Взрыва, когда оставшиеся в живых люди беспорядочно рванули из Города кто куда, он свою семью вывез очень даже организовано. Сюда, в деревню. А когда начался голод, он уговорил несколько мужиков из тех, кто еще на ногах мог стоять, натаскать продуктов из Города из неприкосновенных армейских запасов. Женщины поначалу ругались, потому что радиации боялись больше, чем голода. А дед сказал, что он от своей дозы облучения уже давно помереть должен был. Не помер, значит, не судьба. Беда общая, детей нужно выходить, иначе конец всему. И пошел с первой группой в набег на продуктовые склады. Так вот и получилось, что те, кто не умер от радиации, выжил на радиоактивных консервах. И моя мать в том числе.

В банке, которую дал мне Сержик, оказалось тушеное мясо. Есть пришлось руками. Большие сочные соленые куски таяли во рту, напоминая о детстве. Соус тек по пальцам, падая на пол жирными уродливыми кляксами.

– Мы похожи на варваров, – заметила я, отыскивая среди бесчисленных коробок хоть что-нибудь, отдаленно напоминающее воду.

– Варвары? – Серый напрягся, пытаясь открыть какой-то ящик. – Кто такие?

– Варвары – это германские племена, разрушившие великую Римскую цивилизацию.

– Ну-у, сравнила! Когда произошел Взрыв, большинства из нас еще и на свете не было. Этот мир разрушился сам по себе. Мы только доедаем то, что осталось. Держи.

В протянутой им банке оказался обыкновенный компот.

Серый ел быстро и много. Мне казалось, что его не интересует вкус мяса или молока – лишь бы не помереть от голода. До Римской цивилизации ему не было никакого дела. Мужчина... Охотник. Потребитель, как говорит мама.

Потом, наевшись, мы еще долго сидели молча. Мне хотелось спать, но оставаться в этом подземелье было страшновато.

– Почему все-таки нет крыс? – спросила я, пытаясь не зевать.

– Какая разница, Диночка? – Серый поднялся, потянулся. – Пора выбираться отсюда. Когда сядет солнце, мы должны быть в том доме, где ночевали вчера. Я больше не знаю здесь безопасных мест.

Солнце действительно садилось. Как быстро пролетел день...

– Слушай, Сержик! Если здесь столько еды, то почему бы нам не захватить немного в деревню? С голоду ведь помрем до следующего урожая!

– Не помрем, – уверенно и как-то лениво ответил он. – Не впервой. И потом... Ты же знаешь, что наши ничего городского есть не будут. Отвыкли уже. И боятся. Не боялись бы – из Города столько всего можно было бы домой принести... Здесь ведь и оружие есть... Только поискать надо... Так нет! Сами не ходят, и нам не разрешают!

Серый опять начинал злиться.

– Ну, ничего, скоро все изменится... Скоро...

Я догадывалась, что он имел в виду. Уже не в первый раз я слышала среди молодежи недовольные реплики в адрес Старших. Пока еще им не хватало лидера... Пока. Серый был прирожденным вожаком. Я чувствовала, что момент прощания со старыми порядками уже не за горами. Только вот я не знала, к добру ли это.

– Пора домой, – сказала я, стараясь увести разговор в сторону. – Только уходить не хочется.

– Если с нами ничего больше не случится, обещаю, что мы сюда еще наведаемся.

Хорошее обещание, интересно, останется ли оно в силе после сегодняшней ночи?

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.