Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


За стеной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

7

Всем тем, чья совесть нечиста,

Кто прячется в своем краю,

Закрыты райские врата,

А нас встречает Бог в раю...

Крестоносец

Мы снова спали по очереди. Сначала я, потом Сержик. Улегшись на согретую мной постель, он долго ворочался с боку на бок, ворчал, что, мол, кровать маловата. Как будто виновата в этом была я. Но зато когда он все-таки заснул, то сон этот был крепче крепкого. И вот в этом моя вина точно имелась. Вечером я тайком подсыпала ему во фляжку с водой толченые корни сон-травы. Я знала, что он будет вне себя, когда проснется, хотя бы потому, что у него будет страшно болеть голова, и все же рискнула. Я надеялась вернуться раньше, чем наступит счастливый момент его пробуждения. Мой путь пролегал через пустые улицы, слабо освещенные далекими розовыми отблесками работающего Реактора. Туда я, собственно, и шла. Мне казалось, что я найду там ответы на все свои вопросы. Это было чистейшей воды сумасшествие, но разве не так называла меня Лера?

Из-под стены в мою сторону рванулась серая тень. Крыса! Я взмахнула ножом, крыса отскочила, злобно сверкнув маленькими глазками.

– Пшла вон! – прикрикнула я и тут же испуганно смолкла. Мой голос гулким эхом отразился от стен, ударил в уши и пропал. Повторять опыт не хотелось. Во истину, молчание – золото.

Крыса исчезла, но, видимо, не надолго. Стоило поторопиться, если я не хотела стать чьим-то ранним завтраком. Что там говорила мама? Что после войны должны были выжить только крысы и тараканы? Ну, войны-то не было, так что неизвестно, кто в этих развалинах еще остался. Кроме крыс и тараканов, конечно.

Розовая полоса на горизонте постепенно становилась все шире и ярче. Веяло прохладой. Я чувствовала, что близка к цели.

Оба звука я услышала одновременно. Шуршание множества лапок за спиной и шелест воды впереди. Я резко обернулась.

Если в метро крысиная стая напомнила мне речной поток, то уж здесь, на улице это было больше похоже на бескрайнее болото. Оно чуть заметно колыхалось в такт моим шагам и, как мне показалось, с каждым мгновением все прибывало. Интересно, почему все эти чудные зверушки до сих пор на меня не кинулись? Впрочем, задавать подобные вопросы в слух я посчитала не тактичным.

Я сделала неуверенный шаг, потом еще один. Крысы шли следом, словно подталкивали меня к воде. К воде?

Повернуться спиной к крысиной стае было верхом героизма. Я и не повернулась, только чуть скосила глаза и увидела... Еще полсотни шагов, и дорога, по которой я, вернее сказать, мы шли, заканчивалась у реки. Если бы не скрежет коготков по мостовой, я бы услышала тихий плеск волн, набегавших на высокий крутой берег. Река была широкой. Очень широкой. В отдалении на другом ее берегу, окутанные розовым сиянием, светились какие-то строения. Реактор. Я почти дошла.

Я снова сконцентрировалась на крысиной стае. Тысячи маленьких красных глазок смотрели на меня внимательно, ненавидяще, голодно. Какое-то время мы так и стояли, я и это жуткое болото. Потом оно колыхнулось в мою сторону, и я инстинктивно отступила назад, к реке. И снова тишина и молчание. И потом еще один мой шаг к темной глубокой воде. Они что, хотят меня утопить? Мертвечина нынче пользуется особым спросом?

Ну, вообще-то я умела плавать. Серый научил. Но воду мы не любили. Любая вода всегда полна неожиданностей. Мы все это хорошо усвоили на собственном же опыте. Последняя беда случилась прошлым летом, когда ушел на реку и не вернулся дядя Юра, отец Марика. Мы так и не узнали, что с ним случилось. «Вода дала, вода взяла», – сказал кто-то в общине.

Сейчас, похоже, выбирать не приходилось. Или с головой в воду, или с ножом на стаю. Только бы не оказалось, что эти твари тоже умеют плавать! Стараясь не показывать страха, я сделала еще несколько шагов и оказалась почти на краю обрыва. Крысы остановились. Краем глаз я заметила, что небо на востоке заметно посветлело. Хорошо. Только бы переждать восход, а там, глядишь, крысы и сами разбегутся. Если верить Серому, они боятся света. Правда, если верить ему же, они и на улицах редко появляются. Можно сказать, мне крупно повезло.

Я нащупала ступнями край обрыва, оттолкнулась и прыгнула вниз головой, не слушая раздавшегося за спиной предостерегающего крика.

Вода оказалась прохладной и мягкой. Я погружалась все глубже и глубже, поначалу наслаждаясь ею, и в какой-то момент поняла, что пропала... Не было ни верха, ни низа, только одна сплошная синева. Она закручивала меня, несла куда-то, не считаясь с количеством воздуха в моих легких. Бороться за ускользающую жизнь не хотелось – навалилась апатия, чувство совершенно мне непривычное. Я закрыла глаза и выдохнула остатки воздуха. Умирать всегда лучше быстро. Ловушка захлопнулась.

Я очнулась на горячем песке. Над головой раскинулось темное синее небо без единой звездочки, красивое, но совершенно чужое. Наперекор его вечернему цвету вокруг было по полуденному светло. Я встала и огляделась. Бесконечный желтый берег и бесконечная синяя вода. Где-то далеко вода и небо сливались в одно, такое же бесконечное, пространство. Яркими вспышками молний в этом пространстве метались белые птицы, ныряя то в воду, то в небо. Невероятно красивое зрелище.

Я медленно подошла к воде. Вблизи она оказалась не синей, а черной, как ночь, и в этой черноте непонятным образом отражались я, берег и птицы. Я осторожно коснулась босой ступней набежавшей волны и тут же отдернула ногу. Вода была горячей как кипяток и холодной как лед одновременно.

– Ди-и-на-а! – зазвенел в моих ушах голос Серого. Окружающая меня реальность как-то зыбко передернулась. – Дина, черт возьми, что ты наделала!

Я огляделась, но вокруг по-прежнему никого не было. Я наконец-то обнаружила в себе хоть какие-то эмоции – удивление и страх. Ой-ой, куда же это я попала?! И, главное, как из этого «куда» выбраться обратно?

– Не надо бояться, – раздался за спиной скрипучий, как несмазанная дверная петля, голос. Я подпрыгнула от неожиданности и обернулась. Это было самое обыкновенное привидение. Из тех, что иногда бродят по деревенской улице, заглядывают в окна и пытаются напугать несмышленых малышей, потому что ни на кого больше не способны произвести впечатление. Совершенно безвредная нелепая выдумка нашего мира.

– Странно, – сказала я, разглядывая призрачное сияние, отдаленно напоминающее фигуру Эдьки – такое же высокое, худое и розовое, – а у нас дома привидения не разговаривают.

– Время еще не пришло, – скрипнуло оно мне в ответ. – Лет через сто заговорят как миленькие. Потом хлопот не оберетесь – они такие болтливые! Между прочим, я – не привидение.

– Да? А похоже...

– Знаю, – во вздохе существа послышалось сожаление. – Я должен тебе кое-что объяснить, Диана Странная. Присядем или пройдемся?

Я окинула взглядом песчаные пляжи без начала и конца.

– Везде одно и то же?

– Не везде. И не всегда. Кому как повезет.

– Тогда лучше пройдемся. Вдруг я – везучая?

– Ты? Ты – да, Диана Странная.

Обнадеженная таким заявлением, я двинулась вдоль линии прибоя, стараясь не приближаться к воде. Она мне не нравилась. Привидение (я упорно отказывалась видеть в нем что-нибудь еще) скользило рядом, почему-то оставляя на песке широкий след.

– Ты ждешь объяснений. Слушай. Это место, – привидение махнуло конечностью, исполняющей функцию руки, – называется Эм-мирьем...

– Эм чем?

– Эм-мирьем. Междумирьем. Хотя нет, по большому счету оно вообще никак не называется, но тебе так будет проще меня понять... Так вот, Междумирье – это реальность, которая заполняет пространство между мирами. Оно призывает к себе тех, кто колеблется, и дает им возможность сделать выбор.

– А нельзя с этого места поподробнее? Что-то я плохо тебя понимаю.

– Ладно, – привидение снова вздохнуло, видимо расстроившись из-за моей тупости. – Приведу самый примитивный пример. Представь себе молодого человека, вся проблема которого заключается в том, что он в полнолуние независимо от собственных желаний превращается в волка.

– Оборотень, что ли? Ну и что в этом такого? Серый так умеет, только не в волка. Волки – зверье мерзкое...

– Это сейчас вам «ничего». А еще какую-нибудь тысячу лет назад... И вообще, не перебивай. На чем я остановился?

– На том, что молодой человек превращался в волка.

– Да!.. Первую половину своей жизни он провел в бегах и постоянном страхе, вздрагивая от собственной тени. В то время, знаешь ли, за такие способности живьем сжигали на костре...

– Вспомнила! Это называется «охота на ведьм». Я читала.

– Междумирье, – невозмутимо продолжало привидение, – призвало этого человека и предложило ему выбор – жить в вечном страхе, но у себя дома или перебраться в другой, пусть поначалу и чужой мир, в котором оборотень – явление повседневное и непримечательное. Как ты думаешь, что он выбрал?

– Раз ты мне это рассказываешь, значит, второе, – я пожала плечами. – Слушай, а что, кроме нашего мира есть еще и другие?

– Бесконечное множество. Ну, теперь ты понимаешь?

– Кажется, да.

Бесконечное множество... В это трудно поверить, и именно поэтому я и поверила. Самое нелепое, как правило, оказывается правдой.

Земля под ногами закачалась, словно кто-то встряхнул скатерть на столе. Я потеряла равновесие и упала на песок.

– Очнись, Дина! Ну, пожалуйста, очнись! – настойчиво просил где-то невидимый и далекий Сержик. В его голосе слышались совершенно непривычные интонации. Испугался он, что ли?

Привидение присело рядом. Я подтянула ноги к груди, обхватила их руками и повернулась к воде. Вдалеке, рассекая спокойную синюю гладь, медленно плыл огромный корабль с гордо поднятыми парусами цвета крови.

– Я же говорил, ты везучая, Диана Странная...

– Почему ты меня так называешь?

– Так было принято во времена моей молодости... Ну, знаешь, – Вильгельм Завоеватель, Ричард Львиное Сердце, Иоанн Грозный... Я привык.

– А я, значит, «Странная»?

– Это определение наиболее точно отражает твою сущность.

– Да, наверное... – Я вспомнила своих друзей. – Впрочем, с таким же успехом ты мог сказать «Ненормальная». Или «Сумасшедшая».

– Ты придаешь слишком большое значение пустым словам.

Корабль все плыл. Я знала, что там, под алыми парусами, находятся двое, для которых мечта стала реальностью. Это была любимая сказка моей мамы.

– Междумирье призывает не всех, – рассуждало тем временем привидение. – Только лучших, особенных. Я сам отбираю кандидатуры.

– Ты?

– Я. Я – Проводник между мирами. Я указываю Путь заблудшим и помогаю нерешительным, – в скрипучем голосе звучала непомерная гордость. Ну, прямо как Серый... – Я нашел тебя, Диана Странная, как находил многих других, и позвал...

– Как? Как позвал?

– Крысы...

– Крысы... Это ты?!

– Ну... ты ведь не пришла бы по собственной воле. Вы боитесь воды.

– Я чуть не умерла! Они могли меня загрызть!

– Не преувеличивай, – строго сказало привидение. – Крысы – всего лишь наваждение. Ты искала людей, похожих на себя. Ты ведь за этим пошла на станцию.

– На какую станцию?

– Ну... (как вы говорите?) к Реактору. Реактор – это бывшая атомная станция.

– А-а...

Очень понятно.

– Ты думала, там есть кто-нибудь... что-нибудь... такое, что поможет тебе. Так вот, я и есть твоя помощь. Я могу подарить тебе любой мир. И ты будешь там тем, кем захочешь – от попрошайки до местного божества. Я даю тебе возможность выбирать.

– Вообще-то я хочу...

– Ди-и-ина!

Голос Сержика ворвался в Междумирье словно ураган, поднимая на своем пути огромные волны из воды и песка, в которых исчезли корабль с алыми парусами, белые птицы и привидение. Нетронутым стихией оказался только тот клочок земли, где сидела я. Конец света продолжался несколько мгновений, а потом все внезапно закончилось.

– Какой он у тебя, оказывается, настойчивый, – удивленно заметило привидение, снова появляясь рядом. – Знаешь, по-моему, тебе лучше поторопиться с выбором, иначе твой приятель разнесет нашу и без того хрупкую реальность в клочья.

Я улыбнулась. Вспомнила сильную руку, вытаскивающую меня из трясины, метро и крыс, глаза – карий и голубой. Да, Серый всегда был необычайно упрям.

– Я хочу вернуться.

– Подумай хорошо, Диана Странная, – сердито сказало привидение. Похоже, ему не понравился мой ответ. – Второго шанса у тебя не будет.

– Мне не о чем думать. Там – мой дом. Разве тебе это не понятно?

Привидение вздохнуло.

– Стоило тогда мне так распинаться... Могла бы сразу сказать. Выход там же, где и вход, – оно протянуло руку в сторону синей кромки воды. – Ныряй. Если переборешь страх, вернешься в свой мир живой.

– А если нет?

Привидение хмыкнуло, и я тут же пожалела, что спросила.

Я встала, подошла к воде. Одна из волн коснулась моих ног, обжигая не то холодом, не то жаром. Мне стало страшно.

– Ты сделала свой выбор, Диана Странная, – напомнило привидение из-за спины. – Теперь поздно отступать.

В его голосе звучало неприкрытое злорадство. Ну уж нет! Не хочу, чтобы меня потом приводили в качестве примера посетителям этого «Эм-мирья»! Я тут же разозлилась. Забыв о страхе, я с разбегу нырнула головой вниз прямо в набегающие волны бесконечной воды, которая (я это вспомнила) называется «океаном». Я погружалась в нее все глубже и глубже, и не было ни верха, ни низа, только одна сплошная синева вокруг. Я снова испугалась. Мелькнула мысль, что этот заплесневелый призрак обманул меня, отправил на верную смерть, чтобы восстановить свое пошатнувшееся самолюбие. Я чувствовала, как кончается воздух в легких. Для мертвого не важно, в каком мире его похоронят. Как там говорили? Вода дала, вода взяла...

Я готова была сдаться... Нет, я уже сдалась, когда чья-то рука схватила меня за волосы, потянула наверх...

Меня били по щекам, резко, ритмично и больно давили на грудную клетку, проталкивали через плотно сжатые губы воздух в легкие, насильно заставляя дышать, и снова били по щекам...

– Дина, Ди-и-на-а! – звенел в моих ушах голос Сержа. – Дина, черт возьми, что ты наделала! Не хочешь со мной жить, не надо, только открой глаза! Ну, пожалуйста, очнись! Скажи что-нибудь!

Я, наконец, почувствовала спиной жесткую траву и камни. Серый держал меня за плечи и тряс так, словно я была молодым дубком, с которого в качестве приза за настойчивость должны посыпаться желуди.

Я закашлялась, выплевывая солено-горькую, не речную воду.

– Перестань, ты меня убьешь... – прошептала я.

– Жива...

– Жива, конечно. Ты что-то говорил по поводу нашего совместного проживания?

Радость в голосе Серого исчезла так же быстро, как и появилась.

– Тебе послышалось, моя красавица. С этого момента, если будешь делать что-то вопреки моим просьбам...

– Скорее уж приказам!

– ... я тебя вообще запру в доме!

– Какое счастье, что мы живем раздельно!

– Пока раздельно. Но, раз уж возникла такая необходимость, я, конечно, что-нибудь придумаю. Веришь?

– Верю...

Теперь-то мне не оставалось ничего другого, как соглашаться с ним, поскольку единственный шанс избавиться от его присутствия в своей жизни я уже упустила. Ладно, еще не вечер. Как говорит мама, в жизни командуют мужчины, а правят женщины.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.