Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Испытание женщиной. Маленькая повесть.

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Содержание материала

5

Все вышло точно так, как я предвидел. Открылась входная дверь, и в комнату вошел молчаливый молодой человек атлетического телосложения. На плече его была фирменная нашивка с надписью «Афродита», в руках – футляр номер два. Одно было непонятно – для чего им понадобилось во второй раз разыгрывать это представление? Если нужно было избавиться от свидетелей, это можно было сделать гораздо проще. Значит было что-то еще, какой-то тайный план.

Пошептавшись с Меркурьевым, молодой человек поставил футляр на пол. Совершив несколько странных телодвижений, напоминавших разминку иллюзиониста перед фокусом, Меркурьев присел над футляром и повернул красный рычажок на его боковой панели.

Похоже на микроволновку, – почему-то подумалось мне. – Не иначе, блюдо номер два быстрого приготовления.

Молодой человек беззвучно исчез. Меркурьев снова вошел в роль: он был сама любезность, только беспокойное ерзанье в уголках глаз выдавало его. Ему, как всегда, было что сказать:

– Вот вы говорили о праве... – начал он издалека. – Скажу прямо, я абсолютно с вами согласен: мужчина имеет право. Если хотите, это его привилегия – святое право на выбор. Поясню на примере. Предположим, человек совершает ошибку, или, скажем, его природа вводит его в заблуждение. (Понятно, кого он имеет ввиду). Разве это повод для того, чтобы признать себя неудачником и смириться со своей участью? – Ни в коем случае! Я вам больше скажу, «Афродита» никогда не оставляет своих клиентов в затруднительном положении. В конце концов, женщина это лишь производное, фантом, порожденный мужским желанием. Если мы порой не доверяем сами себе, то можем ли мы доверить нашу судьбу производной? можем ли мы опереться на капризы своего воображения? Думаю, ответ совершенно ясен.

Гладко говорит. Как по писанному. Глядя на его раскрасневшиеся брыльца, я думал о том, как в эту самую минуту служба безопасности Корпорации окружает дом. Если они делают все по правилам, то четверо вооруженных бойцов уже стоят по периметру. Двое у входа, двое на лестничной клетке. Если у них есть план дома, вторая оперативная группа уже нашаривает черный ход. Господи, зачем я во все это ввязался.

– Само собой разумеется, Корпорация предусмотрела такой поворот событий. – Меркурьев светился вдохновением. – Мы создали разновидность женщины, которая изначально воплощает в себе самые интимные мужские чаяния. Идеальная Подруга – таким был наш ответ. Разумеется, мы учитываем индивидуальность: каждая из наших Подруг соответствует мужчине определенного склада. К примеру, вам, как нельзя лучше подойдет типаж номер два. Изысканная умница. Стиль, грация, утонченные формы. Добавьте к этому легкий кураж, изюминку своеволия, которая в известных обстоятельствах становится перчинкой. Это бывает так волнительно.

Бог мой, что он несет: перчинка, изюминка, – почему я должен слушать этого болтуна? Или может, это метод такой – заболтать клиента, погрузить его в гипноз, взять его тепленьким вместе с банковским счетом.

– Сейчас я вам продемонстрирую. – Он подошел к футляру номер два и аккуратно снял крышку. – Надеюсь, вы оцените наше стремление во всем добиваться совершенства.

Минуту ничего не происходило, – я не сводил глаз с футляра. Потом в его утробе началось энергичное движение. Еще секунда и из футляра, как из волшебной лампы выскользнула узкая дамочка в черном в обтяжку платье. Она была занавешена каштановыми кудряшками и украшена серебром от запястий до щиколоток. Сияя в пол оборота раскосым ассирийским глазом, она оглядела присутствующих:

– Добрый вечер, господа. Я рада вас видеть. В кругу друзей я откликаюсь на имя Лин.

Лин красиво покачалась на каблуках и, лукаво склонив голову, улыбнулась тонкой змеиной улыбкой.

Да, она была шикарна. Именно в моем вкусе. Тонюсенькая с острыми плечиками и точеной грудкой, поднимавшейся под платьем. В ней чувствовалось упругость юности и уверенность женщины, знающей себе цену.

Какое-то время стояла тишина. Она обижено повела плечиком:

– Вы не хотите ничего сказать?... Это немного невежливо – не отвечать даме...

Она на минуту задумалась.

– Но, с другой стороны, – бестактность – признак мужества. Должна вам сообщить, что за девятнадцать лет моего девичества я имела возможность хорошо узнать мужчин. Но только теперь, встретившись с вами лицом к лицу, я начинаю чувствовать нечто особенное...

– Какая непосредственность, – шепнул мне Меркурьев. – На вашем месте я бы не сомневался ни секунды.

«Хочешь на мое место – милости просим, посмотрим, как ты будешь выкручиваться», – чуть не сказал я вслух. В голове моей происходила сумасшедшая вертячка: суженая, Лин, Корпорация, – чего они на самом деле хотят: осчастливить клиента небывалой страстью или уничтожить его во имя интересов Корпорации?»

– Почему же вы молчите? – снова подала голос красавица. – Может быть, я вам не нравлюсь?

Красавица была в затруднении. Похоже, она никак не могла сообразить, кто из нас двоих, я или Меркурьев, должен стать объектом ее неподдельного интереса. Меркурьев, вероятно, тоже это почувствовал и поспешил ей на помощь:

– О, нет, моя дорогая: вы очаровательны. Просто мы немного растерялись... от восхищения... – Он оглянулся на меня. – Видите ли, мой друг, Федор, решает одну деликатную проблему. Думаю, ваш совет, и ваше женское участие помогли бы ему обрести душевный покой.

И опять эти бегающие глазки, – черт тебя возьми! Убил бы, ей богу. Вот так бы взял и навернул бы чем-нибудь тяжелым. Если бы не этот тревожный холодок в позвоночнике.

– В самом деле? – Красавица оживилась. – Почему же вы сразу мне не сказали?... Значит, вас зовут Федор?

Я совершил нелепое движение, напоминающее светский поклон. Глупо, очень глупо.

– Как это хорошо. – Красавица радостно прошуршала серебром. – Я как раз подумала о том, что могла бы быть полезна. Вовремя протянуть руку человеку, который в ней нуждается, – разве это не прекрасно? – Она с детским простодушием заглянула мне в глаза. – Ведь вы расскажите мне, правда? Мне так хотелось бы вам помочь.

Она подошла ближе. Потянуло терпкой сладостью женского тела, умащенного изысканной парфюмерией. И эти глаза, сколько было в них восхитительной женской тайны. Нет, никак нельзя устоять. От одной мысли, что можно прикоснуться к этому телу, окунуться в эти глаза начинало сладко подташнивать. Как они сумели угадать, неужели и вправду залезли в душу, вынули оттуда?

Я снова поклонился, чувствуя слабость и душную истому во всем теле.

– Ну вот и славно! – моментально отреагировал Меркурьев. – Чувствую, вы отлично поладите... Перейдем к заключительной части. Если можно, встаньте поближе, и лучше взяться за руки, – я хотел бы сказать пару слов.

Красавица приблизилась вплотную. Сердце мое запрыгало, как голодный зверек в цирковой клетке. Горели и плавились свечи. Со стороны это должно было походить на свадебную церемонию.

«Постой, – вдруг отчетливо произнес во мне внутренний голос. – Что-то не так». Я оглянулся по сторонам. Так и есть: суженая беспокойно зашевелилась в своем ложе. Она подавала знаки. Что-то срочное и тревожное – там на стенке платяного шкафа. Непонятно... Вынырнув на секунду из любовного дурмана, я перевел взгляд в направлении ее тревоги. Ничего. Лаковые створки шкафа, квадрат зеркала, отблески свечей... Что-то шевельнулось в сером квадрате зеркала. В нем отражалась полуоткрытая дверь, сумерки прихожей... Вдруг стало отчетливо видно – два мужских силуэта в проеме дверей: неподвижные, натянутые струной, словно замершие для прыжка. Господи, они уже здесь!...

На этот раз стало по-настоящему страшно.

Суженая права: Корпорация не прощает ошибок. Сейчас они ворвутся, и все закончится. Ее, скорее всего, пустят на переплавку. На меня у них, вероятно, особые виды: какие-нибудь эксперименты по выпрямлению сознания. Корпорация, наверняка, захочет разобрать меня по винтикам, чтобы понять, где произошел сбой. Но почему они медлят? Для чего вся эта волокита, разговоры о мужском праве, братание с красоткой? Может быть, есть другой план? Или это обычное прикрытие?

– Один момент. – Меркурьев, на лице которого уже проступила благостная мина свадебного пастора, обернулся к суженой. – Мне кажется, здесь есть лишние свидетели. – Он подошел к суженой, намереваясь захлопнуть ее навсегда в пространстве футляра.

– Постойте... – Я собрал последние силы. – Мне нужно пару минут. Я хотел бы... наедине.

– Да вы что, друг мой? – Меркурьев нахмурил брови. – С ума сошли? Вы только посмотрите на это чудо!

Чудо нежно потупило глазки.

– Я прошу, это очень личное.

Они переглянулись.

– Ну, хорошо... Ровно две минуты.

Он купился. Глупый пИнгвин, – он дал мне шанс. Едва самодовольная физиономия курьера скрылась за дверью, я бросился к суженой. Лин попыталась ухватить меня за рукав рубашки, но было уже поздно.

– Скорее! – успел крикнуть я подскочившей суженой. – Черный ход!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.