Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Ирина Тюнина. И в небе отражается земля. Рассказ

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Серое свинцовое небо безмолвно смотрит на тебя глазами солдат, погибших в давней войне. Помнит земля последний вздох молодых бойцов, до сих пор хранит их останки, как сокровенную тайну. Ветер вздымает пыль, смешавшуюся с прахом, швыряет ее в лицо, заставляя слезиться глаза ныне живущих.
Ленька, волонтер поискового отряда «Стрела», провел на этом поле уже пару месяцев. В отряд его привел друг Мартын в прошлом году. А чего не остаться, если молодой да крепкий; сила в мускулах так и играет?! Мартын рассказал, как они с ребятами ездили летом в Белоруссию на раскопки и Ленька загорелся. Слушал истории бы-валых поисковиков в клубе, да так и прикипел. 
А в этом году благотворительный фонд «Волховский фронт» организовал экспедицию в район Чудово Новгородской области. В начале июня, сразу после сессии, ребята взвалили рюкзаки на пле-чи и отправились в путь. Есть особая романтика в том, чтобы ехать вот так, с друзьями в неизвестность. Под аккомпанемент монотон-ного: «чу-чух, чу-чух» смотреть в окошко, где перед твоими глазами проносится вся страна. Трое суток поездом – и ты на месте.
 
Две неприметные деревеньки Мостки и Кузино ничего особен-ного собой не представляли, если не считать, что семьдесят шесть лет назад здесь шли ожесточенные бои. Местные поисковики ра-достно встретили пополнение. Вновьприбывших проводили к палат-кам, где им  предстояло провести весь сезон.
Молодежь на совесть готовили к раскопкам: историки читали лекции о том, что происходило здесь в 1941-1942 годах; археологи терпеливо объясняли и показывали, как нужно копать, как обра-щаться с находками, чтобы ничего не испортить; потом – экзамены! Ленька никогда раньше так серьезно не изучал историю. Одно дело, когда в школе тебе скучно талдычат о совершенно отвлеченных со-бытиях, и совсем другое – когда ТЫ собственной персоной стоишь на тот самом месте, где все происходило. Тени людей, чьи судьбы оказались на острие развивающейся трагедии, безмолвно обступа-ют тебя. Ты словно оказываешься рядом в окопе и говоришь с ними. Трудно пришлось, но Ленька и Мартын сдюжили.
День за днем они увлеченно рыли землю на участках, где у ор-ганизаторов брезжила малейшая надежда что-то найти. Когда при-езжал кто-то из ученых, он долго бродил, как загипнотизированный, сверялся с картой, чесал в затылке; вдруг лицо его озарялось новой идеей, и он мчался к краю поля и указывал пальцем вниз, словно прозревал сквозь толщу земли. Поисковики безропотно копали. Ученым видней, они всю свою жизнь посвятили подобным исследо-ваниям.
Ленька представлял себе, что вот сейчас лопата нежданно стукнет обо что-то, и безвестный предмет отзовется металлическим эхом; а после он, Ленька, достанет из ямы автомат; или нет – лучше он позовет ребят, и вместе они извлекут на свет артиллерийское орудие! Но самой заветной его мечтой было найти документы, не-поврежденные временем, с замиранием сердца раскрыть планшет и вытащить партбилет безымянного героя, провести изыскания и – обязательно, раньше ученых, выяснить, кем он был. После непре-менно отыскать его родственников. И вот они стоят кружком у но-венького обелиска торжественно, опустив глаза. Произносят речь, повествующую о подвиге героя. Молодой боец строго смотрит на поисковика с фотографии. Леньке энергично жмут руку, а в глазах родни стоят слезы благодарности. И все его существо переполняют гордость и счастье. В такие минуты Ленька чувствовал себя героем.
 
В далеком 1942-м это поле набухало ужасом, болью и страда-нием. К концу апреля бесславно закончилась Любанская наступа-тельная операция. Истекая кровью, Волховский и Ленинградский фронты стояли до последнего, стремительно теряя силы, отдавая жизни. Из-за непродуманного руководства Генштаба и плохого снабжения 2-я Ударная армия была отдана на заклание богам вой-ны. Собирая обильную жатву, смерть выпускала из своих когтей лишь единицы.
 
Что и говорить, раскопки безрезультатными не были. Поиско-вики из соседнего района рассказывали, что в отдельных окопах находили останки погибших, лежащие в несколько ярусов: кости, слой мерзлоты, а потом – снова кости. Новые защитники заступали на место погибших – и не было этому конца. У Леньки волосы заше-велились на затылке, когда им показали фотографии с таких раско-пок. «Как представить себе, что приходишь на смену другим бойцам, а их тела лежат здесь же, непогребенные, только чуть присыпанные землей? Ты практически попираешь ногами их прах и в то же время сражаешься за него, подобно Ахиллу над телом Патрокла. Ты тоже явился сюда, чтобы умереть, и другого выхода у тебя нет!» Леньке было страшно. Однако душа его томительно ныла предвкушением будущих открытий. 
Лето медленно катилось под откос, не радуя особыми наход-ками. Вечера наступали все раньше. Тянуло прохладой от речки. А вдали уже неотвратимо чудился звук уходящего домой поезда.
 
Вчера разбирали авиационную воронку. Выкопали несколько автоматов с полными магазинами, даже гранаты отыскались, так что саперов пришлось вызывать. Вдруг взорвутся! Никаких докумен-тов! Ничего хорошо сохранившегося до наших дней! 
Ребята сидели на дне воронки, тихо разговаривали. Демьян, самый младший, только что сгонял за котелком чая. Шустрый пар-нишка! Двенадцать лет всего. Родители однажды взяли с собой на раскопки, а ему понравилось! Иногда он рассказывал о войне так красочно, что взрослые ребята диву давались, откуда он столько знает. Всегда на подхвате: поможет, принесет, рассмешит. Особен-но любил Дёмка рассказывать истории о сыновьях полка или ма-леньких разведчиках-партизанах. В такие мгновенья огонь боевого прошлого, казалось, отражался в его глазах. Этот неземной свет воспламенял его страстную душу жаждой подвигов. Вероятно, он по-своему завидовал мальчишкам, которым пришлось повзрослеть так рано.
- Эй, пацаны! – послышалось сверху. – Есть чо на продажу?
- Кто это? – удивился Ленька, разглядывая лоснящуюся физионо-мию пришельца.
- Копатель! – тут же выпалил Дёмка с отвращением.
- Что за копатель? – не понял Ленька.
- Черные копатели, - нахмурился мальчишка. – Не слыхал, что ли? Найдут оружие или другие артефакты, или перекупят у кого, а потом продадут на черном рынке за бешеные бабки.
- Не, - выступил вперед Мартын. – Не продаем!
- А чего так? – ухмыльнулась физиономия. – Налом плачу! Зарабо-таешь. Чего, как дурак, бесплатно в земле рыться?
- Иди-иди! – насупились ребята.
- Часто наведывается? – спросил Ленька.
- Бывает… - местные явно недолюбливали копателя. – Это Мочало.
- Что, и украсть может? – потрясенно выдавил Ленька. – Это ж госу-дарственное добро, историческая ценность!
- Шкура он! – сплюнул презрительно Димка, парень из Мостков. – Ценность для таких только в кошельке звенит.
 
Сегодня утром Ленька запнулся обо что-то. Просто так, бежал по полю и, смех сказать, запнулся на ровном месте да еще и колен-ку разбил! Как это возможно, чтобы об землю грохнуться, и – в кровь?! 
Ленька разгреб траву и с удивлением обнаружил железный штырь. Достав армейскую лопатку, парень стал осторожно обкапы-вать находку. Похоже, что железка уходила глубоко в землю. Ленька спешно набрал номер друга.                                                                                                              
- Я что-то нашел…что-то очень большое. - У Леньки даже ладони вспотели от волнения. – Может, орудие?
- Сейчас. Иду, - коротко бросил Мартын.
Поисковики долго внимательно рассматривали находку. Мар-тын присвистнул в восхищении:
- Везет тебе, братан! – хлопнул он Леньку по спине.
- Не, не орудие, - покачал головой Виктор, командир отряда. – Пого-дите-ка! – Он хорошенько потер верхонкой металл. Несмотря на изъевшую его ржавчину, тот ощутимо серебрился. – Так это ж са-молет!!!
Целых два дня ребята вдохновенно копали. Шаг за шагом, каж-дая лопата поднятой земли приближала искателей к разгадке тай-ны, пока еще скрытой пеленой времени.
- Ух ты! Советский! – обнаружил Дёмка красную звезду на корпусе.
- Смотри! Стоит вертикально! – Мартын показал пальцем. – Так прямо и грохнулся.
- На таран шел, - уверенно заявил Дёмка. – Или в штопор попал.
- Сбили, скорей всего, - подытожил командир.
 
Пятиметровая яма раскрыла свой хищный зев, в котором са-молет находился целиком. Лебедками его аккуратно подняли наверх. У героической машины полностью отсутствовали нос и хвост, шасси тоже вряд ли кто отыщет. Только корпус с одним дви-гателем под обломками крыла да часть кабины сохранились.
- Подумать только! Ведь могли не найти! – почесал в затылке Вик-тор.
- Если бы кто-то по полю, растопырив пальцы, не носился, - усмех-нулся Мартын и снова хлопнул Леньку по спине.
Давно в отряде не было такого возбуждения. Наконец-то им посчастливилось найти что-то значительное!
- А теперь, парни, аккуратно! Здесь должны быть более мелкие ве-щи.                                                                                                                        
- Интересно, кем был этот безымянный герой? – Ленька напрягал глаза, всматриваясь в раскоп, словно силой взгляда мог бы поднять пласт земли, просеять почву и отыскать ответ на свой вопрос.
- Судя по виду, - начал Дёмка, - Это истребитель.
- Может, еще и марку его определишь? – усмехнулся Мартын.
- Сейчас, - мальчишка наморщил лоб, копаясь в своем телефоне. – Да. Это ЛАГГ-3. Здесь, в районе Мостки-Кузино шли бои. Самолет принадлежал истребительному авиаполку.
- Ну ты, Демьян, профе-ессор! – протянул Мартын.
- С хорошим интернетом все – профессора! – отмахнулся Дёмка.
- Вон там! – Ленька показал пальцем. – Металла особенно много. Пойду поищу.
- Аккуратней, давай! – крикнул ему в спину командир. – Генка, Макс, помогите там!
Поисковики осторожно спустились вниз. Аккуратно поднимали они обломки, откладывали их в сторону, ближе к стенкам. 
- Нашел! – словно Архимед, вскричал вдруг Генка, неся кожаный планшет.
- Давай! Открывай скорей! – с нетерпением заглядывал ему через плечо Ленька.
- Карта! – Генка восхищенно разглядывал план операции, стрелками обозначенный на выцветшей бумаге.
- Смотри! – Ленька бережно держал в руке потемневший от времени кусок глянцевой бумаги. - Фотография! - Будто через мутную воду заросшего ряской пруда, проступили канувшие в небытие, размы-тые черты неизвестного героя. – Молодой какой, - выдохнул Ленька. – Лет двадцать всего, а уже пилот, командир!
- Тогда быстро взрослыми становились да серьезными, - кивнул Макс.
- А ведь он тоже должен лежать где-то здесь, - сказал Генка. – Кто он? Где?
Ленька бессознательно коснулся стенки раскопа. Рука наткну-лась на что-то мягкое. «Перчатка, - мелькнуло в голове. – Это ж надо, сохраниться так долго!» Словно рука тянулась к нему сквозь толщу земли из глубины времен.
- Эй! Давайте к нам! Мы нашли! – крикнула троица из ямы.
- Что? – отозвались сверху.
- Летчика! – выпалил Ленька.
- Мы тоже кое-что нашли, - ответил Виктор. – На двигателе номер сохранился.
- И что? – не понял Ленька.
- Дурья твоя башка! – присоединился Мартын. – Личность устано-вить можно.
Теперь, дружно навалившись всем отрядом, раскопали они останки погибшего летчика. Его гимнастерка и летный комбинезон, - столько лет пролежав в земле, остались целехонькими. Дрожащей от волнения рукой Ленька поискал в карманах, опасаясь потрево-жить память героя невольным мародерством. Командир успокоил его:
- Кто-то должен делать эту работу, иначе другим ни за что не узнать о подвиге. 
Пальцы Леньки медленно извлекли кожистый прямоугольник.
- Комсомольский билет! – выдохнул он.
- Давай! Открывай! – ребята обступили его. Фотография в документе почти истлела, а буквы едва проступали, но все же читались.
- Ну?
- Олег… - прочел Ленька. – Л…ский.»
- Тут много вариантов, - разочарованно протянул Дёмка.
- Ничего, - успокоил командир. – Выясним. 
Он набрал номер, коротко переговорил и повернулся к нетерпеливо ожидающему отряду. В глазах ребят застыл один вопрос: «Кто?»                                                                                                             
Командир жестом заставил всех подождать. Дёмка так и замер с разинутым ртом. Виктор молча слушал, кивал, но, как ни вгляды-вались поисковики, лицо его ничего не отражало. Несколько пар глаз напряженно следили за ним, будто так могли расслышать хоть слово.
- Понятно, - завершил разговор командир. – Спасибо!
- Ну?! – не выдержал Дёмка.
- В общем, так, - начал Виктор. – Звали нашего летчика Олег Лен-ский. Родился в Днепропетровске.
- А еще что-то известно? – спросил Ленька.
- Да, - продолжил командир. – Кстати, прав ты оказался, насчет воз-раста! Двадцать лет ему было. Ровесник твой. 
- Молодой совсем, - сказал Генка. – Жить бы да жить еще!
- Девушка, наверное, дома ждала, - предположил Макс.
- А как погиб? – спросил Мартын.
- Сбили его в воздушном бою двенадцатого июня 1942 года, - отве-тил Виктор. - До сих пор считался пропавшим без вести. 
- Как так? – не понял Мартын. – Это ж самолет, не иголка!
- То-то и оно, - ответил Виктор. – Что самолет горящий другие виде-ли, а летчик пропал. Сам понимаешь, бой шел. Не до того…
-  А еще что-нибудь удалось узнать? – Ленька был весь – глаза и уши.
- Герой! – продолжил Виктор. – За месяц до гибели к Ордену Крас-ного Знамени представили!
- За что? – вклинился Дёмка. 
- Дрался в воздушном бою. Бензобак ему пробили.
- И как?
- Представьте: летит он на базу, из бака струя бензина хлещет, и тут - откуда ни возьмись - на него «Хенкель» немецкий набрасыва-ется!
- О-о, - протянул Генка. – Эт безнадега!                                                                                                                       
- Ничего подобного! – возразил Виктор. – Этот парень его двумя очередями срезал да еще и до базы дотянул!
- Да-а! – восхищенно воскликнул Дёмка. – Вот это герой! 
Взгляд его обратился куда-то вдаль, словно он видел себя на месте бесстрашного пилота. Представлялось ему, что он ведет горящую машину навстречу врагу, готовый своею жизнью, словно щитом, за-крыть родную землю.
- Только награду получить не успел, - вздохнул Виктор. – Погиб.
- Какую награду? – появилась наверху лохматая голова копателя. – Ух ты! Какая железяка! Годится! Продайте?
- Вали отсюда, Мочало! – прикрикнул Мартын.
- Э, нет! – настроился копатель на долгий торг. – Тут большими баб-ками попахивает!
- Сейчас от тебя кое-чем другим запахнет! – дернулся Мартын навстречу ему.
Мочало помчался к лесу - только пятки засверкали. «Я еще верну-усь! – услышали члены отряда. – С братво-ой приду-у!»
- Думаешь, придут? – насупился Ленька.
- А как же? – мрачно кивнул Виктор. – Знаете что, мужики? Ученые только завтра приедут, а нам всю ночь на страже стоять придется. Иначе эти деятели все растащат!
Ребята кивнули и разложили костры вокруг ямы. Нелегкая это работа – дров на всю ночь запасти, особенно, когда перелески во-круг жидкие, а рубить нечем. Только хворосту и насобирали. Вроде баррикады, дрова сложили и присели молча. 
Вечер медленно гас. Лучи заходящего солнца протянулись навстречу часовым через все бескрайнее поле. Ветер лениво пере-бирал траву, словно льняные пряди задремавшего в поле хлопца. Небо обрело незабываемо теплый розовато-золотистый оттенок парного молока. Дурманящий запах цветущих трав наполнил воз-дух. Провожаешь глазами закат и не можешь надышаться сладост-ным ароматом. В такие минуты неизвестно откуда вдруг приходит осознание полноты бытия, словно мир на миг остановился именно для тебя. И неважно, что любой из таких вечеров может оказаться последним.
 
Банда пришла в сумерках. Здоровые бугаи с бейсбольными битами наперевес – они уверенно шествовали через поле, словно были хозяевами этой земли. Неудивительно, если бы у кого-то из них оказался пистолет или другое оружие. Отряд в мрачном молча-нии ожидал врага: обычные студенты университета или вчерашние выпускники школы. Всего-то с десяток мальчишек – против армии из двадцати или более здоровых мужиков. Черные копатели не шути-ли, если дело касалось крупной прибыли.
 
- Дёмка! Беги в лагерь, быстро! – вполголоса сказал командир.
- Но я хочу помочь! – настаивал мальчик.
- Нет! – мотнул головой Виктор. – Их слишком много. Мы их только задержим. Ты можешь помочь! Да что там? Ты нас всех спасешь!
- Как? – разинул рот Дёмка.
- Пусть вызовут полицию!
- Но они вооружены, а вы… - сделал попытку возразить Дёмка.
- Лопата – тоже оружие, - уверенно сказал Виктор, глядя ему прямо в глаза. – Сегодня ты разведчик партизанского отряда. Мы все от тебя зависим.
- Но… - снова начал мальчик.
- Это приказ! – голос командира прозвучал, словно хлопок по спине. 
Больше не в силах перечить, мальчик развернулся и бросился исполнять. Сумерки безмолвно накрыли его своим крылом. 
- Только добеги! – прошептал Виктор. Лицо его посерело, но разве кто-то заметит во тьме, что и командиру бывает страшно?
А Демьян мчался во весь дух: сначала, пригибаясь к земле, чтобы никто не заметил; а потом распрямился и полетел – что есть силы. Он бежал так, будто за ним гнались полчища врагов, зады-хался, но бежал. Он мог бы, конечно, упасть или сесть, отдышаться, а потом дойти потихоньку, ведь не так далеко. Но там товарищи бьются насмерть, и каждая секунда имеет значение!
Поисковый отряд «Стрела» замер в ожидании, решительно настроенный сражаться до конца. Как это странно, когда твоя обыч-ная мирная жизнь внезапно превращается в войну! Тебе всего-то двадцать или чуть больше. Ты и наглядеться на мир еще толком не успел. И трудно поверить, что он на твоих глазах начинает окраши-ваться в зловещие тона наступающей войны! Враг приближается, и ты понимаешь, что первая битва легко может стать для тебя по-следней.
Крики нападающих и защитников разорвали тишину ночного поля, что дремало так много лет. Мечущиеся в свете костров безум-ные тени, тяжкие удары бейсбольных бит, лязг лопат, оглушитель-ное биение сердца – все смешалось с криками и воплями в ночи. Отряд бесстрашно оборонял свою высоту. На мгновение Леньке по-казалось, что бойцы, погибшие в этом поле, вновь поднялись навстречу противнику и встали плечом к плечу с его товарищами. 
Мочало приближался с мерзкой ухмылкой, держа в руках же-лезный прут. Лязгнул металл, но Ленька не выпустил лопату и успел задеть врага по ноге. Гадко хрустнула сломанная кость. Мочало взвыл от боли. Ленька поморщился. Никогда раньше не думал, что сможет вот так запросто ударить человека, а ведь смог! И рука не дрогнула! Ужасно, что человеческую жизнь очень легко оборвать. НЕЛЬЗЯ! НЕЛЬЗЯ! – болезненно стучит в мозгу. И кажется, что все доброе в тебе, все человеческое сжимается при мысли о том, что придется ударить живого человека, который испытает боль. Но ря-дом товарищи бьются с жестоким врагом. Он их не пожалеет! И тебя не пожалеет! Этот бой - за правду, и друзей надо защищать! И рука не дрогнет! Рядом с тобой в одном строю стоят призрачные воины прошлого. И слышатся звуки  сражения. А далеко, за краем поля, до слез напрягая глаза, вглядываются в темноту их любимые.                                                                                       
Ему удалось достать еще двоих. Тьма стала непроницаемой, когда Ленька получил удар по голове. Последним, что он запомнил, были товарищи, стоящие спиной к спине; они с упрямством обре-ченных сражались с превосходящими силами противника. Затуха-ющие звуки отдавались в его голове эхом давней войны. 
 
Полиция прибыла вовремя, чтобы переломить исход битвы. Копатели частью разбежались. Оставшихся погрузили в разные машины и увезли с поля брани: одних – в отделение, других – в больницу. Изрядно потрепанный, но выживший, поисковый отряд «Стрела» сумел отстоять исторические артефакты, не отдав их ма-родерам.
С повязкой на голове, украшенной пятном крови, Ленька был похож на раненого солдата. На рассвете, еще до приезда ученых, отправился он к останкам самолета, почти неосознанно, взобрался на самый верх, поближе к небу, налитому свинцом. И чудился ему грохот сражения, мелькали вспышки и слышались разрывы снаря-дов. Вдруг в небе раздался тревожный нарастающий вой. Не удер-жавшись, Ленька посмотрел вверх. Горящий самолет стремительно мчался к нему, навстречу земле. Неожиданно ясно парень смог различить глаза летчика. В его расширенных зрачках отражался ужас и… благодарность.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.