Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


На дурнячка...(рассказ)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Долго рассматривал разборчиво нанесенный красной краской табельный номер, тряхнул головой, снова всмотрелся и вдруг забросил «банку» на плечо и сложил ладони рупором:

– Ко-ошкин! – заорал что было мочи. – Ты ту-ут?.. Где ты, Кошкин?

С десяток фонарей направили свои огоньки в его сторону, стали быстро приближаться, но он уже бросил в траву оба самоспасателя – свой и Кошкина – берегом ручья помчался через лопухи и кустарники.

– Ко-ошкин!.. Отзови-ись!

Чтобы пошел за опятами на ночь глядя да заблудился – это навряд ли. Застрял да обессилел в ручье?.. Как-то чуть не всею бригадой вытаскивали бычка, которого прочно засосало под камышами.

Позвать народ он забыл, но горняки уже появились рядом:

– Какие новости, мастер?

– Услышал, как отозвался?

Он остановился перевести дух:

– «Банку» его нашел!

– И где теперь искать будем?

Звеньевого он отправил звонить диспетчеру, сам с одной группой, быстро растянувшейся по ложку, начал прочесывать кустарник. Другую отправил по садовым участкам рядом: осматривать домики, бытовушки, каптерки, погреба...

– А по картошке искать?! – оттуда крикнули.

– Везде! – приказал он. – Всё осматривать!

– Дак вытопчем! – раздался недовольный голос. – Кошкин твой платить будет или нам придется?

Конечно, люди устали.

– Эй, мастер! – снова оттуда донеслось. – Может, нам на пасеку завернуть?

Ему уже приходило в голову: как в прошлом году чуть ли не так же искали двух пропавших ребят, а те попивали себе медовушку у кума...

– Каску нашел, Егорыч!

К нему бежал новичок, с которым мало пока был знаком. По бокам от него неслись дворняжки Ольга и Клава, две шахтерские любимицы. Подпрыгивали, будто хотели выхватить каску у горняка из рук.

– Погоди-ка! – остановил Тарас молодого горняка. – Дай-ка мне её, дай...

Кошкин любил с ними забавляться: обе «служили» ему, когда угощал косточками, которые специально выпрашивал у работниц на кухне... если бы только косточки!

Совсем не к месту представилось, как сам Кошкин «служит» перед буфетом, где тебя всегда могут отоварить дешевой «паленкой»... Обед он берет из дома – не затем ли вместе с другими опять кучковался перед сменой около пищеблока?

– Где вы там с сигаретами, где? – увидав мастера, прикрикнул в полуприкрытую дверь.

Эх, кабы только сигареты!..

Дворняжки подпрыгивали теперь возле него, и он наклонился к ним:

– Ольга!.. Клава!.. Ну, где ваш кормилец, где?

Неужели до них дошло?

Или «друг человека», случается, понятливей самого человека?

Велел горнякам двигать все так же по ручью, а сам заспешил за собаками, которые отклонились в сторону, по склону ложка стали подниматься к погрузке.

– Эй, не так шустро! – пробовал Тарас их попридержать, но они только убыстряли бег.

– Клава!.. Олька!

В карманах никогда для них ничего не держал, приманить теперь нечем.

Раскорчеванная когда-то таёжная целина так и осталась кочкарником, покрытым теперь густым подростом... не напрасно он бежит?

Если здесь Кошкин, как его могло сюда занести?

Собаки впереди заскулили, он и ещё прибавил шагу.

За вздыбившимся, обросшим мхом корнем обе они уже тыкались носами в закрытое полой куртки лицо Кошкина: лежал, свернувшись калачиком, и висевшая на спине головка фонаря все еще бросала слабый кружок света на худосочную траву рядом...

Оттолкнув ладонью собачьи носы, Тарас поднял полу куртки, и словно этому его движению в такт раздалось тихое причмокиванье, а потом вдруг возник такой мощный, с захлебом, храп...

Тарас схватил его за отвороты куртки:

– Кошкин!.. Витька!

В голову опять некстати пришло, как тот однажды среди трепа в бригаде выбросил над плечом два растопыренных пальца над сжатыми остальными:

– Это, мужики, мой знак: Виктор, значит – победитель...

Тарас тряхнул посильней:

– П-победитель, т-твою!.. В морду дать?!

Еще один рывок заставил Кошкина разомкнуть веки, открыть ошалелые глаза:

– Егорыч! – забормотал. – Ты тут – как?!

– Вся шахта тебя, гада, ищет!

«Победитель» на лепет перешел:

– Не продавай, Егорыч!.. Не продавай... попался дурнячок – кто откажется?.. А тут друган старый... сам рази отказался бы, ну, Егорыч?!

Он вдруг разом разжал кулаки, пальцами резко оттолкнул Кошкина:

– Мразь!

Такая вдруг навалилась на Тараса усталость! И – такая тоска...

Опустился на землю, руками колени подтянул, ткнулся в них головой...

«Это ж вот тогда! – горько думал. – Когда они вернулись с этим шахтёрским поездом, что возил в Москву тысячу горняков – на Красной площади стучать касками... Ребята рассказывали: его не хотели брать, Кошкина, просился – чуть не плакал. В конце концов плюнули: приходи на вокзал. На всякий случай. Вдруг заболеет кто в последний момент. Или кто опоздает... Тогда – так и быть. И ты!.. Когда из Москвы вернулись, в бригаде первым делом: ну, что там?!.. А он ещё в себя не пришел: дурнячка, ребята, было – залейся!..»

Тарас смежил веки, и в глазах больно кольнуло...

«А, может, он, и правда, – победитель?.. Кошкин? И надо мной, и над всеми... над Иркой с её куклой Барби, которая тоже всех победила... над нищими старухами... а кто его привел-то к победе, кто?! Тоже – все?.. Или только такие, как ты?!»

Плечи его тряслись.

«Мразь! – катал он лбом по коленкам. – Ах, мразь!.. Но больше – кто?.. Всё-таки я сам... или... или?.. Уж кому-кому, а самый крупный дурнячок им там в Москве достался... и беспалому «другу шахтеров» первому: на горбу внесли в Кремль, на горбу... винить Витьку?!»

Лисичкин сидел и беззвучно плакал, а рядом дворняжки Ольга и Клава наперегонки вылизывали опухшее со сна лицо Кошкина...

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.