Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Колдунья Азея (роман) ч.1

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Трифела еще долгое время шептала на память Азеи, погруженной в транс. А у той перед глазами вставали цветные небывалые картины далекого прошлого. И такие уроки будут повторяться еще не однажды.

Проснулась Азея, открыла глаза – синешенько: утро, да и только. В теле – легкость, в голове, свежесть. В глаза ей бросилась желтая ступка цветка стародубки. Наверно от этого цветка и пошла их фамилия – Стародубовы. А сколько же еще фамилий было в их родове. Сколько прозвищ…

Солнечные блики весело играли на березах. Птички одна другой наперебой рассказывали весенние новости. В речке деловито булькало. Расталкивая горечь дня, по душе Азеи плавала не совсем понятная радость, похожая на спасение от погони.

Азея одна. Она осмотрелась – кругом одна. Но испуга почему-то не испытала. Она опустила взгляд, чтобы хорошенько рассмотреть цветок стародубка, но… что такое?.. Цветка нет. И не могло быть. Ургуйка (подснежник) есть, а стародубка – нет: кругом пожухлая прошлогодняя трава. Вдруг на вершине большой березы разгорелась скворчиная свара. Азея взглядом проследила по всему стволу до макушки. А когда скворцы полетели дальше решать свои дела, опустила взгляд на лесную сплошь и наткнулась на взор Трифелы. Та стояла за березой прикрытая в пол лица и одним застывшим глазом следила за девочкой. В глазу было улыбчивое любопытство.

Возвращаясь из одиночества, Азея вздрогнула, тело обдало волной бодрости. Смутно промелькнула страшная реальность дня, тупо пихнула кулаком в грудную клетку и пропала.

От глаз Трифелы это не ушло. Она резво и очень высоко подпрыгнула, вскинув руки, развернулась на лету. Совсем как шалунья, разметнув по горизонту клич: «Догоняй, Азея!» - припустила вскачь. От такого вспыха все живое шарахается: пугливое - прочь, смелое – за. Азея на секунду остолбенела, потом с истошным криком кинулась за бабушкой. Та бежала вприпрыжку, вихляя и ныряя в просветы между веток. В чаще Трифела выставляла крестом руки перед собой.

- Око упасай! – оглянувшись на бегу, показала Азее.

Та, подражая, пробовала выставить руки вперед, но ничего не получалось: теряла равновесие. Ветки, ударяя о ноги и лицо, вызывали не боль, а напротив, возбуждали азарт погони…

Игра в догонялки присуща всему живому: щенята, котята, телята, как только начинают мало-мальски стоять на ногах, играют в догонялки. То же делают и дети и влюбленные. Влюбленные - всегда дети.

По прямой урман, где дом Трифелы, оказался близко. Всего полдня ходьбы. Азее этот путь был неведом, если попросить повторить маршрут, она его не найдет.

В избе пахло летним лесом. Западная, северная стены и по диагонали половина потолка были чисто побелены каолином с добавлением яичного белка, отчего стены отдавали глянцем, а противоположные – бревенчато-серые. Посередине избы стояла печь с лежанкой. На припечке аккуратно были сложены било, валек, каток. Рядом стояли сковорода с чугунком, из него торчало несколько деревянных ложек. В углах и по стенам висели пучки разной травы. На полке, прибитой возле печки, стояли баночки, пузырьки и плошки.

Как только Трифела с Азеей вошли, из угла, с сучковатого дерева слетела птица похожая одновременно и на ворону, и на сороку, и на галку, села на плечо хозяйки. Из-под дерева подскакал сорочонок со странно укороченным клювом, с глазами, как у сыча. Широко раскрывая рот, он пронзительно застрекотал.

- А здороваться надо? – шутливо, грозно сказала Трифела, - Катя, здравствуй.

- Драс, - ясно выговорил сорочонок и раскрыл клюв.

Пораженная Азея оцепенела. Трифела открыла скрипучую дверцу косячка-шкафчика, достав еду, стала угощать пернатых квартирантов картошкой с грибами. Ворона-сорока, сидя на плече, хватала прямо из деревянной чашки. Сорочонок, примостившись на колене, принимал из рук. Высоко задрав голову, он смешно широко раскрывал клюв, отчего рот делался воронкой. Получив порцию, глотал целиком.

- Ешь, душа Марея, - подставляла миску вороне-сороке.

- Здравствуй, Катерина.

- Драс.

- Кушай, Катерина, - пихала Трифела куски сорочонку.

Потом насыпала в тарелку желтой мелкозернистой чумизы, сдобрив ее порошком из каких-то сушеных грибов, поставила на пол. Птицы, окружив тарелку с двух сторон, стали неторопко клевать зерно.

Накормив питомцев, хлопнула в ладоши, скомандовала:

- Марш на место!

Повинуясь, первая птица взмахнула громадными крыльями и, наделав ветряного шума, взгромоздилась на далеко выступающую ветвь пихты. Второй иждивенец ждал особого приглашения.

- Катерина, на место!

Сорочонок Катька, сделав два больших прыжка, оказался в углу. Проследив за ними, Трифела вдруг спросила:

- Азея, чего ты хочешь сейчас?

- Спать хочу, бабушка-тетка.

- Матушка Трифела я для тебя. Матушка Трифела.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.