Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Колдунья Азея (роман) ч.1

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Неуместно улыбаясь, искоса глядя на следователя, колдунья произнесла: «Чего же ты слезами не умываешься, что сто лет назад тебя на этом свете не было? Чего же ты не воешь волчухой, что через пятьдесят… нет, через сорок семь лет тебя не будет?». Венцова ее слова больно задели, но он сам не понял, почему. «Беда ваша в том, Стародубова, что вы не можете понять тяжести содеянного вами преступления». От окна ему показалась жалкой эта как бы вдруг одряхлевшая женщина, с видом провинившегося шкодника. Ему не верилось, что только позавчера он видел ее воинственной и непреклонной. «Так и судите, - устало и покорно сказала она, - судите-рядите, а мне все одно скоро отходить к нему. На том-то свете он мне благодарствовать будет. Ангелочком стал: безвинный. А тут бы всю жизнь без движеньев. – Старушка, наклонившись вперед, сдвинула свое тело на стуле, скрестив руки, откинулась назад. - Каково тебе, антихристу, узнать, что он всю жизнь завидовал бы тем, кто ходит?.. Ни догнать, ни убежать. Я упреждала Ольгу с Алешкой, упрежда-а-ала: не соякшайтесь – вам нельзя. Погнушались еретики советом моим, вот и произвели мало дите. Родят еще – та же участь ждет, а то и похлеще…» - «Так вы до свадьбы им это предсказали…? – Для Венцова ее сообщение было неожиданным. - До свадьбы?!» - «А то, как же? Мне, да не ведать», - выхвалилась старуха.

Следователь, стараясь скрыть волнение, взял ключи, встал и открыл сейф, начал искать какую-то бумажку. В последнее время иногда его стало одолевать предчувствие животного страха. Похоже – фрустрация, которой он опасался. Это сложное мотивационно-эмоциональное состояние превратило его приятеля - следователя Александра Кобысова - из добродушного малого в агрессивного, вспыльчивого, неуравновешенного типа. Где-то он теперь…

Когда Венцову поручали вести дело колдуньи, он отнесся к нему почти равнодушно, с некоторым отвращением. Возиться с неграмотной старухой, которая сама не знает, что делает. Теперь он начинал понимать – эта старушенция куда страшней той, которая представлялась ему вначале. У этой - философия. Противоестественные убеждения, с которых вряд ли своротишь ее, уперлась: перед властями повинна, перед пострадавшим – нет. Умышленное убийство отрицает, и это похоже на правду. Видать, перестаралась, дозу снадобья превысила.

Следователь вспомнил еще один разговор. «Вот тебе сейчас надо быть умней меня, - тогда внушительно сказала колдунья, - неловко, когда начальник дурнее подчиненного». - «Я над вами не начальник». - «Но - командир. Это всё в одну дурь». - «Вы серьезно верите в загробную жизнь? Думаете есть?» - «А ты бывал тама? Отколь те известно, что ее нету? Ты же еще ни разу не умирал. А ежели умирал, так и забыл». – «Забыл?» - «Забыл. Помнишь ли ты, как родился?.. Тоже забыл. Вот бают не можно оборотиться в другую живую тварь, скам, в птицу. А ты вот меня попробуй, убеди обратно, когда я сама летала по небу». Венцов недоверчиво улыбнулся, но прикинул, а что, если бы на самом деле была возможность превращаться в птаху? Страшно, дико. На память пришел фильм «Садко», где птицу Феникс играет жена знаменитого певца Александра Вертинского. Ему даже почудился ее низкий, напевный контральто: «Я, птица Феникс, буду вам песню петь о счастье, о тихом счастье». Наверняка и эта «птичка» кому-то пела о счастье. Он вгляделся: Азея чем-то похожа на ту киноптицу. Брови, глаза и….

Венцов припомнил, точней он никогда не забывал, встречу с той артисткой. Это было в кинотеатре «Комсомолец», в бывшей церкви. Он заранее занял свое место в восьмом ряду. Перед самым началом сеанса пришел начальник областного Управления культуры Григорий Сухачевский, следом за ним шли двое незнакомцев. Высокий худой мужчина и очень эффектная, разодетая в пух и прах женщина с восточным типом лица. Были слухи, что они вернулись в Россию из Китая. Они заняли места впереди Венцова. Женщина села между мужчинами. По проходу шли муж и жена Соломины, они поздоровались с Сухачевским. Через небольшую паузу начальник Управления вдогон обратился к Соломину: «Мефодий Викторович, вам надо завтра зайти ко мне часов в десять».

Чета Соломиных резко контрастировали: Мефодий Викторович был светлый, почти рыжий, Зинаида Ананьевна – жгучая брюнетка. Это была известная в городе пара - работники культуры, музыканты, он скрипач, она пианистка. Тогда Венцов еще не предполагал, что их дети Юрий и Виталий будут знаменитые на весь мир киноактеры. И уж совсем не думал, что впереди него сидит знаменитый певец Вертинский со своей женой – родители будущих кинозвезд Вертинских. Венцов запомнил редкое слово «ротацизм» - это якобы речевая болезнь, картавость, что ли. Он жалел, что сидел рядом, а не слышал ни одного слова Вертинского.

…«Ладно, оставим сказки, - отмахнулся он. – Вам все равно придется показать состав зелья, которым вы поили и натирали ребенка. Хотя бы на словах…» - «А на кой он вам? Я могу сказать его единственному человеку. Только и он вам не расскажет ни в жизнь. – Азея склонила голову на свою ладонь. Немигающим взглядом сверлила Венцова. – Найдешь ты ныне деваху, которая, как и я, принесла бы себя в жертву баяльству?.. – Выдержала нужную ей паузу. – А-а-а! Вот так-то; вознамерилась я, старая дура, передать все Соньке, приемной дочери, сиротке. Кем она оказалась хвостомолка эта? (так Азея называла комсомолок). А никем, да этой… по кинам, по пляскам шастать, глазки строить да клеш от ветра придерживать. Вы ить им глаза разуваете, чтоб не заблудились, как овечки да не выдумали бы не по-вашему рассуждать. У вас ить как: это костяно, а вот это мясенно, деревянно, каменно…. А Дух для вас – запах: прянь да вонь. Вам надо его пощупать, как бабью титьку, а для этого кишка тонка». – «Вам, Стародубова, очень хочется в тюрьму?» - «А что такого? Ленин тоже сидел в тюрьме». – «Ленин сидел в царской». – «А наша тюрьма, что, хуже царской?» - «Да вы хоть понимаете, что вы тут несете?! За одни эти слова вас следует привлечь к ответственности». - «Ты меня, паря, шибко-то не стращай: не из пужливых. Талдычила уж, не хотела я смерти, так получилось, так Богу угодно». – Колдунья странно задвигала плечами, в ее суставах и в спине появился какой-то треск. - «Попробуй огудай старого воробья на мякине… – Она криво усмехнулась и решительно заявила: - Пущай кончится на мне тайна одного мудрия, возьму грех на душу – унесу на тот свет. Да и в запасе-то имен не осталось, два последних - Трифела да Азея. И все…. Освобожу от него загаженную землю. Все шибко грамотны стали. Просто напичканы ею, грамотой-то, ликбезники все, а своим умом до чего дойти… всем некогда: кина, телевизора, книжки. Да хошь бы учились добру. Делаете все, как вас учили, не думаете, правде ли, кривде ли учили. Одни учат, другие поучают, вахлаки думают - это одно и то же. А то узнаете, где кто чего худого доспел, и сами – не отстать бы. Успеть бы. Научились всех обманывать и думаете, что все вас надувают… - Молчание было неожиданным, и довольно внушительным. - А вот скажу сейчас, чтоб у те в брюхе заурчало и заурчит, - уверенно вещала она, показывая пальцем на его живот, - заурчит».

Венцов невольно прислушался к животу и…, что за чертовщина!.. Во всяком случае, ему показалось «урчание». Он понял, что она пользуется отвлекающим моментом. Насторожился: для чего? «Азея Елизаровна, Ваши эксперименты не интересны. Поймите вы, наконец, никто тем снадобьем пользоваться не собирается». – «И не попользуетесь, хошь и знать будете. К травке-то и словцо нужно, да не из всех рук она, травка-то та, пользительна». – «Ну, вот тем более оно ненадежное ваше средство. Медицина последних лет настолько ушла вперед, что никакие одиночки-травознаи догнать ее не смогут никогда». - Колдунья покачала головой и с наглейшей, как показалось следователю, улыбкой, протянула: «У-у-умнай, как утка. Вот кабы отруби ел…»

«Ницше в юбке», - эта фраза словно свалилась на следователя с потолка. Наступила нелепая пауза. Сбитый с толку ее выходкой, следователь сделал вид, что на него ничто не действует. Он осознал: колдунья тонко чувствует психомеханику. Он и в самом деле пустился в декларативность. Андрей Венцов отметил, поступок не есть правда. Правда, сама по себе, свободна от поступков и деяний. Правду разумом не постигнешь. Правда есть истина, а истины от поступка ждать не следует – ошибешься. С натянутой улыбкой он заключил: «Анализы покажут, вредно ли ваше снадобье. Может быть, ребенок умер по другой причине. В ваших интересах исследовать тот состав. Допустим, обнаружат, что ваше зелье все-таки дееспособно. Вам остается доказать, что вы действовали без злого умысла, как человек – он хотел сказать, «неграмотный», но смягчил: не совсем сведущий в этом деле. Вы перепутали дозировку; дали больше или меньше». - «Это я-то перепутала?!.. Ты вот можешь перекавардачить. Хошь знать? – С ее позволения в кабинет вошел добрый кусок интригующего молчания. – Я рысковала, - она оглянулась на дверь. – Да ежели бы его сердчишко маленько крепче было, дак он, может быть, тебе сейчас вот в это окошко футбол залепил. Куда его бедного только не возили, чего ни делали, а подняла-то на ноги я. Ты спроси-ка его отца, Алешку Мурзина, кто мне сулил часы с кукушкой, а потом привез из городу, кто обещал исполнить все, што ни пожелаю? Вру, поди? Вот и спроси».

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.