Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Колдунья Азея (роман) ч.1

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

- Неуж, матушка-птица, вовсе змей у нас не будет?

- Ни одной. Этот год еще самки поползают без самцов, а тот год - подчистую.

- А как с другого култука полезут?

- А мы с матушкой-птицей травку посадили такую…

- Азея, - перебила ее колдунья, - велено же тебе с Лидой в ограде нитку посеять?

- Велено, матушка - птица. Идем, Лида.

- Нет. Нет, нет, нет! – запротестовала Лидка. - Пусть одна Зея закопает.

- Саморучно! – твердо отчеканила Трифела.

И Лидка, мгновенно потеряв волю, попятилась к двери, не в силах оторвать от взора колдуньи своего взгляда.

Азея вышла первой. Во дворе было только три змеи. Лидка, озираясь, торопилась палочкой вырыть ямку, а Азея, присев на корточки, подставила ладонь перед мордочкой змеи, и уж пополз по ее руке.

- Ой, брось! – закричала Лидка.

Азея, улыбаясь, поднялась, держа ужа в руках.

- Он не кусается. Ты погляди, какая красивая мордочка у него.

Лидка широко раскрыла глаза: в щель забора вползла новая:

- Кыш! Кыш, уходи!

- Да она тебя не слышит, - засмеялась Азея, - змеи не слышат. Змеи нюхают важно. – Азея подставила свою ногу перед змеей и змея, словно испугавшись, повернула назад.

- Ты что, слово знаешь какое?

- И слово, и… еще кое-чего, - похвастала девочка. – Сымай свои баретки и отвернись. Не смотри на меня, а то ослепнешь.

Лидка отвернулась, а Азея быстро ее обувь потерла о свои кожаные ноговицы, которые она называла чибрики, и вернула:

- Вот не сымай их, и змеи тебя не тронут, У тебя есть, кто - к кому в гости можно пойти? Сходим?

- Да ну те! - испугалась Лидка.

- Трусиха. Сколько тебе годов?

- Семь уж, однако, или восемь.

- А матушка-птица тебя бы живо наладила, чтоб храброй была.

- А пошто ее птицей зовут?

- Она летает. Я тоже могу, - похвастала Азея.

- Врешь?

- Никто не верил, что змей можно, собрать на одну гору. Вот увидишь, что будет деяться на вашей сопке Вознесенке.

Три дня ползли со всей округи змеи. Жители, кто, проклиная, кто, одобряя, на все лады склоняли имя Трифелы. Скот в село не пригоняли, буренки своим молоком, безутешно мыча, поливали дальний выгон. Капали на языки трав, заливали алые, желтые, синие рты цветков.

К концу третьего дня уже никто не видел ни одной змеи. Точней сказать только на второй день их было большое множество, на первый - меньше, а не третий всего несколько.

Трифела велела собрать почтенных селян, взяла их обувь, ушла в кладовку и там что-то с ней сделала.

…Во главе всех шла Трифела, за ней - Азея, дальше следовал сельский атаман Агафон Кутёнков, рядом с ним хромал наказной казачий атаман Мылов. Еще трое мужиков. Селяне сгрудились у подножья сопки Вознесенки.

Странное зрелище предстало перед глазами изумленных сельчан. На вершине сопки копошился огромный клубок, похожий на муравейник. Змеи ползли, образуя кишащую массу. Первые намотались на железный лом, вбитый Агафоном Кутëнковым и намазанный какой-то жирной кашицей. Перед этим Трифела чуть ли не полдня босоногой ходила вместе с Азеей, творила заклинание, и, они рассеивали что-то вроде песка.

Колдунья в тот раз позвала Агафона подняться на сопку, чтоб намазать лом, при этом строго предупредила, надеть рукавицы-голицы да плохонькие ноговицы. Добрую обувку взять с собой про запас. Агафон толком не понял, для чего это нужно, и пришел в своих обычных сапогах, но с запасными.

Когда Агафон окончил дело, Трифела приказала ему оставить и рукавицы и сапоги возле того кола.

- Да ты…, ты что, матушка Трифела, добрые сапоги я должон здесь сгубить?!

- Складно-складно, неси их домой – заговоренные: все гады к тебе в дом и пожалуют в гости.

С большой неохотой Агафон оставил добротные сапоги, а хозяин он был прижимистый – скуповат, хотя и показывал на людях свою широкую душу.

- А придешь домой, - напомнила баяльница, - того же разу с себя всю лопоть – в огонь.

Агафон в душе покостерил Трифелу, пришел домой, приказал жене принести в баню ему новую одежду и развести в ограде костер. Все спалил на костре, а рубаху все же пожалел, сунул в стожок прошлогоднего сена.

Кол обмазывали на заре, а на первом пригреве солнца на сопку уже поползли змеи. Трифела находилась в доме атамана Агафона.

Аксинья, дочь Агафона, которую когда-то спасла Трифела от укуса змеи, сообщила, что в их сеннике, в стоге дивно много змей.

- Не атаман при булаве, а булава при атамане должна быть. Скупердяй, спрятал какую-то тряпку в сене, - бросила Трифела и пошла к Якимовым.

Агафон… мужик он был решительный, вилами спешно вытащил рубаху и сжег ее. Змеи по зову инстинкта, оставили атаманов двор.

И вот теперь селяне с опаской поднимались по склону. Им попадались недвижно застывшие змеи, словно впавшие в спячку. Некоторые храбрецы поддевали их палками, клали кто в мешок, кто в корзину, кто в ведро, двое собирали в плетеную калошу, - и несли на вершину. Там были приготовленные кучи соломы, сухих веток, аргала.

Мужики, орудуя вилами, закидали соломой и всем прочим кишащий ворох тел. Агафон серниками поджег с одной стороны, а наказной атаман Мылов - с другой. Пламя быстро охватило всю кучу. Из-под соломы стали выползать змеи. Мужики попятились. Трифела, перекрывая гомон, приказала:

- Бросайте их вилами - в огонь, в огонь!

Начали на закате солнца, а покончили чуть ли не на утренней заре.

…Предыстория такова. В селе стали пошаливать змеи, то одного ужалит, то другого. Для зажиточного мужика Филимонова, который пас свой табун, укус оказался смертельным. Перед тем смерть от змеи приняла семилетняя девочка.

Не ушла от участи и дочь атамана Агафона, которого в селе все называли Агафотом. Он, перевязав руку Аксиньи, что есть мочи гнал тройку коней к Трифеле. Благо, Трифела оказалась близко. Та отстояла Аксиньину жизнь и проговорилась, что она в могуте вообще извести ползучих гадов.

И вот случилось, Трифела проходила по селу. Атаман созвал сход, и всем скопом молили баялицу извести змей. Прошло больше полугода, и Трифела пришла в село исполнить свое обещание. Она имела в этом деле знание, а знание - сила. Кстати - незнание тоже.

Дома, после расправы над змеями, окутав себя каким-то магическим мраком, Трифела наказала Азее: «Не повтори мою ошибку, не точи ножи на живое существо. Жизнь больше всего должна быть сердцу мила».

Жизнь. Жить надо для того, чтобы радоваться. Радованье - воздух жизни.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.