Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Колдунья Азея (роман) ч.1

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Антошка встал спиной к Захару:

- Супротив пойдешь - народ у нас отпетый. Илюхе Загуменному мотну, и…. Он не поморгует, – с тылу в тебя лапу, и - наизнанку выворотит.

Мосластый осклабился и по испитому у его лицу прогулялась стая красных волн:

- Да уж с полным моим удовольствием, - похвалился он, - можно и шкурку тулуном содрать.

- Сыграем свадьбу в присутствии Захарки, опосля робяты уведут и крылышки ему приделают…. А ты живи да радуйся. Повсеместно возьмем власть, ворочусь. А там поглядим, буду я, с тобой жить али не буду – это дело десятое. С рукой твоей мы в расшлепе: ты мне лицо - я тебе - руку.

- Но ублажать будет, - вставил сидящий на кровати рыжеусый бандит.

Дикари коротко и тупо похохотали. Многие были всерьез окурены маньчжурскими наркотиками.

- Дожидаю твое решение, Евлаха. Тока не трудись оборонять Захарку от каюка. Считай – для его души в раю фатеру готовят. Одно твое «ага» - и тебя тут же отпустим. Сядем за стол, гульнем. И Захарка легко умрет. Скажешь «нет»… Ты меня знашь…

Не открывая глаз, Евланья сквозь зубы процедила:

- Скотина!!!

- Это надо понимать, господин-товарищ Полынов, дама колебается, - паясничал рыжеусый, прищуривая свинячьи глаза, - а нам надобна конкретность.

Полынов вздрогнул от холода. Он выглянул в выломанное окно:

- Эй, ты. Затвори ставень.

Когда снаружи притворили ставень, Антошка продолжил:

- Жду, Евланья, хочу слышать согласие.

- Кровопивец! – набрав сил, Евланья плюнула в глаза Антошке, но попала ему на бороду.

Распопугаенный тип шагнул в сторону лавки, под его ногами хрустнули осколки стекол. Он схватил с пола недошитый унт и замахнулся на Евланью. Антошка остановил его жестом.

- Ну-ну, будет. – Сдержанно поднявшись, он снял с приголовашки деревянной кровати полотенце и, вытеревшись, обратился к главному:

- Разрешите?..

- Меня нет, - замахал руками молодой атаман шайки и присел на стул в божий угол, приготовившись смотреть «представление».

- Зачнем свадьбу. – Полынов указал – одному солдатишке в огромной не по росту шинели – на улицу. Тот выскочил и живо вернулся, неся четверть самогонки-араки, сала и хлеба. Проскочил в куть, и стал гоношить закуску.

- Дружки, снарядить невесту…

Дети лежали на животах и округленными глазами смотрели в неприкрытое мешком пространство, они видели только голяшки грязных чужих сапог, руки и ноги матери, прикрученные веревкой под лавкой. Шесток был выметен, но пыль и сладковато-горький запах куриного помета еще стоял в этой узкой щели и колко щекотал ноздри.

Пятилетняя Соня понимала, что творится, неладное и, что ей нужно лежать тихо, она была испуганно-окоченевшей. Егорку, напротив, всего колотило. В нем закипала такая ненависть к этим бандитам, что вряд ли когда она в нем остынет. У него горело желание вылезть из щели и чем ни попадя бить, бить этих негодяев. Но чувствовал – тогда ему не сдобровать.

Бандиты достали чугун со щами и, стуча ложками, громко хлебали вкусное варево, запивая самогоном.

- А теперь приступим к прямым обязанностям. Зачерствела поди-ко. У Захарки в башке сплошь революция, - пьяно развязно декламировал Антошка, - ночи напролет только и думал, как бы чужую землицу оттяпать, а позабыл про то, что ему всего сажень и нужна-то. Разинул рот на чужой каравай, а про свой забыл. Сука, забыл, что баба не тебе сужена. Видал, как я ее на тройке за колок возил? Видал, как я ее на руках за Ерохинское гумно носил? Позавидовал, что мы с ней сеновал в мышеед в труху умолачивали. А ты забыла, Евка, как обманывала отца, мать и заместо вечерки у Ерохиных, да у Касатниковых со мной забиралась на вышку? Забыла, как Нюрке морду чистила за меня?!

Полынов сгреб с косячка вышитую красными цветами льняную салфетку и, показав на Евланью, бросил мосластому. Тот сделал кляп и заткнул Евланье рот.

Взвизгнула пряжка, блеснул черным клинком брючный ремень Полынова.

Егорка, подумав, что сейчас мать будут пороть ремнем, схватил Соню за голову и закрыл ей уши.

Седоусый сидел рядом с Захаром и караулил, чтобы тот «не заблажил». Захар изогнулся и, подняв связанные ноги, выбросил их, как пружину. Веревка, которой он был обмотан, выскользнула у второго солдата из рук. Одним прыжком Захар настиг Полынова, который в это время подошел к Евланье и выдернул кляп. Он только что стал спрашивать:

- Скажи-ка теперь, Ева, кляпы тебе по вкусу?

В это время он получил от Захара «калгана» в скулу и распластался. Головой он угодил на цевье самопрялки, сбитое в драке. И даже не дрыгнул ногой. В тот же момент, бандит который, прижавшись к печке, сидел на голбце, спрыгнул и с размаху, как топором, прикладом хряпнул Захара по спине. Хрустнул позвоночник и Захар потерял сознание.

Ребятишки завизжали, но их услышало лишь чуткое ухо матери. Через мгновение зигзицей взревела Евланья так, что даже видавший виды старый солдат отскочил от нее. Общее замешательство, крик матери, и зверские звуки пьяных спасли детей. Они замолчали и уткнувшись в ладони, прижавшись головами друг к дружке, замерли.

Из ковша на голову Антошки катанули холодной воды. По полу заскакали льдинки. Одна залетела в курятник и юлясь подкатилась к раскаленной щеке Егорки. Тот, обтерев ее своим рукавом, забросил в свой рот. Теперь некому было оборонить его от простуды.

Антошка приподнялся и сделал шаг к лавке, а плюхнувшись на нее, прислонился головой к стене. А чуть отсидевшись, обратился к своим:

- Переверните-ка эту падлу, - он пнул Захара в голову, - сдерите с него штаны. Дай-ка Петька нож, свой не хочу марать.

Ему подали столовый остро отточенный нож.

- Ты хотела захаркиного початка ëлапала… чичас получишь. А теперь, братва, клади эту падаль на нее. Теперь он не опасен.

Захара привязали к Евланье.

- Пущай так и подохнут, - сказал Полынов, отвернул у фляжки со спиртом пробку и сделал большой глоток.

Вскоре прибежал вестовой и объявил, что атаман всех созывает на церковную площадь в Золоторечье.

- Струков, - крикнул офицер, - выставишь караульного. К дому никто не должен подходить, понял? Часа через три вернемся. Дети появятся, задержать.

- Так точно, господин-товарищ поручик!

Дети с ужасом видели, как с лавки стекала кровь и образовывала на полу черную лыву. Они, выплакав слезы, лежали, как затравленные зверьки. Смеркалось.

Захар Подшивалов поставил свой новый дом, по соседству с домом Азеи Стародубовой . Место радостное, на опушке леса. Вода в речке чистая, недалеко лесной ручей с родником. На лесных прогалинах вымахивает травища чуть ли ни в рост человека. Ее по осени сжигают: оберечь свое жилище от лесных пожаров.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.