Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Колдунья Азея (роман) ч.1

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Видите, как хорошо все получилось у них. От ошибок никто не упасен. Без ошибок жить нудно. А еще хорошо, что девушки любят цветки. Иной раз человеку кажется, что он пошел по цветы, а он отправился туда, куда ему надо.

Хорошеньким девушкам надо учиться у Тан-Манан, считать овец.

От этой незамысловатой сказки у Азеи начало появляться целостное восприятие мироздания. Раздвинулся горизонт ее любознательности. Проклюнулся первый росток любомудрия.

Лето отгорало, прела земля, рясно перли грибы, тяжелели ягоды. Азея густо загорела, сделалась плотной, подвижной. Круги ее пути становились все больше. Она, оставив плоты, дважды перешла речку. В одном месте было ей почти по горло. Переходила она, как есть – в платье, выйдя на берег, побежала вприпрыжку. Ветер пронимал до костей. Она сняла платье, выжала, встряхнула несколько раз на ветру, не прекращая прыгать. Вспомнив наставление Трифелы, обратилась с просьбой к своему сердцу согреть ее. Вдруг из-за леса выехали два всадника. Она быстренько накинула на себя платье.

Подъехали два не то бурята, не то тунгуса, не то даура. «Мунгалы», - решила девочка, когда услышала имя Цырешха. Большому лет около тридцати, малому – не больше пяти. Под малым седла не было – потник. В тороках у большака привязаны, с одной стороны лисьи, собольи шкуры, с другой – горшок с угольями. Мунгаленок, распустив сопли до нижней губы, курил длинную трубку-камчу. Азея припомнила присказку про начинающих курильщиков: «Шлеп большой, а тяги мало». Это ее развеселило.

- Но, драстуй, - поздоровался большак, спешился, снял малыша, - дай-ха, Цирешха, твой табачха.

Мальчишка достал из-под кумачового кушака доходящего до пят халата дэли, сделанный из бараньей мошонки кисет. Большак молча набил свою трубку, прикурил от трубки мальчишки. Малец что-то по-своему спросил у отца.

- Речха далеко? – спросил большак.

- Речка-то вон за темя кустами, - показала Азея, - но тама топь, объезжать надо.

Инородец молча отвязал торока, забросил чадо на коня, дал повод своей чалой захудалой кобыленки, гукнул. Мальчишка галопом понесся на водопой.

- Сколько ему годов? – поинтересовалась девочка.

- Пять, однахо, - показал на пальцах собеседник, - а руссхих, однахо, четыре, - он отошел в сторону, справить малую нужду.

«Ни бельмеса в годах не кумекает», - усмехнулась про себя девочка.

- А ты худа пошел? – за делом спросил мунгал.

- Я девчонка.

- Дах вижу, девчонха, - он подошел, завязывая ременный пояс, - а худа пошел?

- Я так… гуляю-ка.

- Но… но,… - мужчина помолчал, - а на прииске мерлушки, схуры покупают, овчины (он сказал: «обчины»)? Порох, однахо, есть?

- Наверно. Я не знаю-ка. Я там давно была.

- Архи хабахá есть?

- Чо, чо? – не поняла Азея.

- Бодха хрепха, сприт. Буль-буль, ха-ха.

- Водка, спирт? А-а-а! Дак это-то есть всегда. Китайцы полно приносят… в банчках.

- Играшха Полозов пирьезжал лисовать, лису стерлять.

- Но, знаю купца Полозова. Евграф Давыдыч? Дак и у нас лисы есть.

- Играшха. Хороший мужих, муного раз ночевал моя юрта. Мой баба спал. Хорошо спал: девху хорошу баба мине пирнесла. Басха девха. Другой год растет. Седни, однахо, беда: я не буду спать баба Играшхи: ехать нада.

Раздался свист, мальчишка, напоив коней, возвращался рысью. Его конь споткнулся о кочку, и он слетел наземь. Схватившись за гриву, он до костей порезал руку о конский волос. Вскочил на ноги и испуганно смотрел на свою ладонь, которая густо покрылась кровью. Казалось, он забыл плакать. Кровь текла, а он ее встряхивал с пальцев. Азея восхитилась терпением мальчишки, а потом как-то по-взрослому рассудила: «Плачь, не плачь – не поможешь». Девочка знала заклинание крови, правда, можно было заламывать только себе, но она помнила, как действовала Трифела в таких случаях. Подражая взрослой колдунье, маленькая взяла Цырешкины руки, стала молча творить заклинание. После третьего последнего баяльства, к ее ликованию и удивлению, кровь остановилась.

Мунгал развязал мешок и молча подал девочке два вяленых бараньих ребра. Посмотрев на сына, подал и ему одно. Азея мельком увидела в мешке красивую складную икону. Мунгал быстро прикрыл ее краешком мешка и оценил: «не увидел ли девха». «Не видел», - решил он.

Качаясь в седле, мужчина рассказал девочке, - та шла рядом, - как по дороге встретил Мариевских мужиков. Они поехали « юрта волха» - убить волчицу и волчат.

Когда всадники скрылись, Азея, обеспокоенная судьбой волчьей стаи, направилась на поиски Трифелы. Она знала, в каком та ушла направлении. Девочка шла лесом напрямик и заблудилась. Уже солнце было раскроено острием сопки, как она набрела на землянку, из трубы которой шел жиденький дым.

На Азеин зов из землянухи выползло тараканообразное существо – длинный костистый мужик, мастер рыжими усами отгонять комаров. При разговоре усы шевелились, будто ими он ощупывал местность. А видны они были со всех сторон. Не только усы роднили его с тараканом, а пуще – повадки. Он бесцельно суетился, бегал глазами и стыдливо прятал их от прямого взгляда девочки. Ни с того ни с сего замирал на месте.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.