Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Командировка (главы из повести «Химия для начинающих»)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Начальник цеха был у себя. Он даже обрадовался, когда увидал Неелова.

- Проходи, проходи, бродяга, - подбадривал он Неелова, но руки протягивать не торопился, - садись, рассказывай.

- Что рассказывать-то, Соломон Григорьевич? Bсe уже рассказано. Вы же не на том свете живете, а земля слухом полнится.

- А ты, что так сердито? По-моему, ты пришел на работу устраиваться, как я понимаю, а не я. Вот и рассказывай, за что сидел, где сидел? Мало ли кто говорил и говорят. Я хочу тебя слушать. – Он почесал свой аршинный нос с горбинкой и продолжал миролюбиво, - поверь, мне уголовников принимать на работу не каждый день приходится.

- Соломон Григорьевич, с самого начала рассказывать?

- А откуда хочешь, лишь бы правду. Правда - наше покаяние.

Неелов помотал головой в знак согласия и начал:

- Когда я уходил в армию, мне подарили маленький будильник на прощание, а еще, вы, Соломон Григорьевич, пожелали мне счастливой службы и всяческих успехов. Пожелания ваши сбылись Я закончил спецшколу, получил звание младшего лейтенанта. Потом служил еще год и благополучно демобилизовался. Приехал сюда, и мое благополучие здесь сразу кончилось. Подрался с милиционером и получил срок.

- Какая мелочь, и за это срок! - Печально покачал головой начальник, будто поощряя Неелова к дальнейшей откровенности. Но Неелов молчал, не очень-то доверяя своему слушателю.

- А говорили, - вкрадчиво продолжал начальник цеха, - чего только люди не наговорят, говорили - пьяный был будто, будто пистолет отобрал у участкового милиционера и будто нашу советскую власть чуть ли не фашистской называл.

- Правильно говорили, - согласился Неелов, - все правильно, только власть я свою не ругал. А фашистами называл милиционеров, когда они меня уродовали.

- Но ведь милиционеры, это тоже власть.

- Нет, не власть! - резко произнес Неелов.

- Нет, власть, - терпеливо настаивал начальник цеха.

- Тогда это... это очень плохо, Соломон Григорьевич. Плохо, что такая неразборчивая власть.

- Этого я не слышал, а ты этого не говорил.

- Говорил, Соломон Григорьевич! И вот еще что скажу. Вы моей биографией интересуетесь так, будто в партию меня принимаете. Я же уголовник, как вы выразились, так что в партию меня не примут. А на работу вы меня возьмете? Если согласны, то напишите в бумажке, что там положено и дело с концом. Если вам нужен специалист. Аппаратчик из меня должен все-таки получиться, что я четыре года зря учился. И красные корочки заслужил.

- А ты в лагере огрубел? Или со своего дружка пример берешь?

- С какого это дружка?

- С Баянина.

- А что? Таким другом гордиться можно. Знаете, Соломон Григорьевич, он последним куском хлеба со мною делился в техникуме, а такое может не каждый. Вы, например?

- Что за разговор? Совсем не к делу.

- К делу! Мне же есть хочется. А кто не работает, тот не ест. И я работы прошу.

- Какой нетерпеливый. А если у меня мест нету? Они в отделе кадров об этом не думают.

- Нy нет, так нет. Что же вы кота за хвост тянули? - Неелов встал. А начальник цеха вертел в руках направление. - Уборщиком производственных помещений пойдешь? Временно, как место аппаратчика найдется.

- Нет, не пойду, дорогой Соломон Григорьевич! Пишите там, что отказываете.

- Молодой, а настырный… Беру помощником аппаратчика и то потому, что добрый. Нe дорогой, а добрый. Добрый я. - Он размашисто написал: «О.К. - оформить помаппаратчика 4-го разряда. Начальник цеха. И твердая, легко читаемая подпись. Протянул направление Неелову и быстро сказал:

- Только благодарностей не надо. Делаю против себя, потому что добрый. Оформляйся.

Неелов вздохнул и все же сказал: «Спасибо». Куда денешься от этой вежливости, которую вдалбливали всю жизнь, а хотелось послать открытым текстом доброго человека далеко-далеко…

- А вот этого делать не надо, - подсказал ему внутренний голос.

- Что ты такой веселый, - спросил Баянин, когда они вышли на улицу.

Неелов молча протянул ему направление. Тот прочитал и кратко резюмировал:

- Вот, сука.

- Ладно! - Неелов свистнул. - Не век же он будет держать помощником.

- Да у нас же старшего аппаратчика по штату не хватает. А четвертый разряд - тысяча двести. Так вот и получается экономия фонда зарплаты. И премия идет, и почет. У, бля – ненавижу хитромудрых.

- Слабое утешение, Слава... Да, ты-то главного механика хорошо знаешь?

Славка засмеялся:

- Почти не знаю.

- Чего же мы тогда премся?

- Говорят, Струганов мужик хороший. Он мне даже один раз, после партийного собрания, руку пожал. Правильно, говорит, мыслишь.

- А звать-то хоть знаешь, как?

- Василием Александровичем. Высокое начальство все обязаны знать по отчеству...

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.