Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Колдунья Азея (роман) ч.2

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Азея поняла важность причины, почему ее не вызывают. В ее сознание улеглась ноющая тревога. Но гадать на свое будущее она не имела удачи: будь что будет. Зато было много времени продолжить воспоминания. Ведунью мучил вопрос, откуда она знает генеалогию своего колдовского клана. Откуда же ей известна история мальчика Тэмучжина, ставшего свидетелем, как матерый, лохматый, черный пес-хасар загрыз здоровенного мужчину воина и охотника, приволокшего к стойбищу кулана привязанного за ноги. А пес-хасар, пришедший по кровавому следу, стащив охотника с седла, загрыз до смерти. Свидетелями этой кровавой расправы оказались Тэмучжин, его брат Темуге и сестра Темулун. С тех пор Тэмучжин боялся собак. Верно, свирепых бродячих собак-хасаров черной масти опасались многие жители улусов кочевых племен. А еще, тот мальчик был запуган старым колдуном Чээмбулаем. За то, что мальчик сел на жеребенка, принадлежавшего колдуну, Чээмбулай без цепей приковал его к земле и Тэмучжин не смог сдвинуться с места почти полдня. Он уверовал в силу колдовства и стал рабом этой силы. Потом, даже став Повелителем Вселенной Чингисханом, он перед колдунами чувствовал себя неуверенно. Тэмучжин опасался их сверхъестественной силы и верил колдовским предсказаниям. Отрок был душевно привязан к подельнице своей матери Оюн Сесег. Она всегда угощала подростка сладкими луковицами саранок, солодок и других луговых растений. Приносила много разных ягод. Беседовала с ним и советовалась, как с равным. Однажды мальчик со своим анда (побратимом) Чжамухой играл на тонком Ононском льду, лед не выдержал, и Тэмучжин ухнул в холодную воду. Чжамуха его спас. В это время из руки Тэмучжина вырвалась бабка, подарок того же друга Чжамухи, он очертя голову кинулся за ней в воду. Но бабка так и ушла под лед. А это для него стало плохим предзнаменованием: он «утопил» дружбу. Спустя много лет примета сбылась.

Тэмучжин с детства был суеверным, таким он и остался, сделавшись Джихангиром.

Мальчик простудился, метался в жару, а дрожал, словно от холода. Оюн Сесег насильно подняла его со шкур и заставила почти донага раздетого три раза обойти вокруг юрты, огибая арбу и таратайку. Это помогло немедленно: жар начал оставлять тело больного. Тэмучжин перестал дрожать и скоро погрузился в целебный сон. Оюн Сесег предварительно дала ему выпить снадобье, рецепт которого передал ей родной брат Цогту, изгнанный из Тибета за нарушение какого-то правила, а главная причина изгойства - он не назвал, при инициации, из двух тысяч - семь оттенков запаха. Не получив на то права, излечил охотника, чем нарушил правило тибетских целителей. Родился Цогту в Тибетском предгорье между Гималаями и Гиндукушем, где берет начало река Инд. В древнеиндийских легендах она фигурирует, как «Львиная река», вытекающая якобы из пасти льва. С многолюдной темнокожей семьей небольшими переходами Цогту кочевал в центральную часть Тибета. Мать его родом из Индийского штата Пенджаб, из Пакистанской провинции Синд. Отец был бирманец. Семейная легенда гласит, что их родовое древо корнями уходит в исчезнувший город Мохенджодаро-Да. Азея до конца своей жизни не разгадала слова Трифелы: «Мы Тангуты». Цогту был подвижным и любознательным, с большим рвением он стал Кадампа, что по-тибетски обозначало «принявший посвящение». Только что возникшая тибетско-буддийская школа вызывала интригующий интерес. Главным ее постулатом было безбрачие. Безбрачные монахи этой школы жили в бедности и уединении. Они покланялись учению проповедника Атиши. Чтобы утишить вечно тоскующие по еде животы, читали его трактат «Бодхипатха прадипа» («Светильник пути просветления»). Когда они в своих беседах стали часто упоминать арабское «аль-Ахира» - «будущая жизнь». Воспевался потусторонний мир - противопоставление земной жизни и тленному телу. Цогту, воспитанный в другом, более щадящем нраве, отрекся от этого учения. Послужило его отречению и то, что он увидел в своих братьях-монахах потухший интерес к земной жизни, готовящихся к другой потусторонней лучшей доле. Цогту был склонен к языкам, имел феноменальную память, знал несколько диалектов индийского языка, владел бирманским, углубился в только что возникший мудреный тибетский, схожий с Бирманским, научился писать. Довольно быстро овладел Уйгурской письменностью. Монгольская письменность началась при Чингисхане, хотя сам он был неграмотный, повелел создать монгольскую письменность на основе уйгурской азбуки. Уйгурская письменность родилась из Согдианской. Царство, уничтоженное мусульманами. В горах нынешнего Таджикистана. С трудом, медленно Цогту стал постигать трактаты «Ганджура», или иначе «Словеса». Однажды Цогту с тремя сестрами вышел на промысел в горы, а, вернувшись, они застали от своего улуса пепелище. Отец, мать и старший брат были убиты. Две младшие сестренки и братишка исчезли. Изгой Цогту ушел в поисках вольных земель в Центральную, а потом и в Северную Монголию. Но тогда эти места назывались иначе. Каждое племя именовало земли по берегам Онона и Керулена по-своему.

Поселился Цогту на берегу верхнего Онона, близ долины Сангура, недалеко от стоянки Есугая-багатура, с ним была родная сестра Оюн Сесег, двух его сестер пленили воины из племени Джурчженей. Их дальнейшая судьба долго была неизвестна Цогту. Оюн Сесег познакомилась с отважной женщиной Оэлун, которая во вдовьей шапке с можжевеловой палкой в руке и с кожаной сумой спешила в толпе служанок вдоль берега Онона. В этом бору они обычно собирали плоды яблонь дичков, ягоды черемухи, рябины, брусники, жимолости, земляники, облепихи. Копали коренья садуна, сараны и кичигина. Оэлун надо было прокормить семерых детей. Пятерых родных сынов и дочери, да двух сынов от первой жены Есугая-Храброго, Сочихэл, которая исчезла из стойбища после смерти мужа. Позже ее сын Бельгутай узнает, что мать увели в плен меркиты. Монгольский бард описывает, как Бельгутай чуть ни встретился с матерью в юрте хаат-меркита. Но благородная женщина Сочихэл, живущая с новым мужем-бедняком, не захотела встретиться с сыном, ставшим ханом. Она так и не узнала, что второго ее сына Бектера убили сводные братья Тэмучжин и Хасар.

…Дети делали из колючек крючки, привязывали их к конским жилкам, удили рыбу. Уловы бывали разные… то несколько никчемных рыбешек, а повезет, так ленки и хариусы. Дикие нравы исповедовались жителями монгольских степей и лесов. Эти нравы принуждали детей быть всегда собранными и готовыми ко всему. «Военными». Каждый из них имел при себе лук, сделанный из дерева, естественно с не очень тугой, посильной, тетивой. Легкий колчан со стрелами. Дети Тэмучжин, Хасар, Хачиун, Темуге, их сестра Темулун как-то сторонились двух пасынков Оэлун, двух мальчиков от Сочихэл первой жены Есугая - Бектера и Бельгутая. Но, когда их оставили соплеменники рода борджигинов, у подростков обострилась борьба за первенство. В семье Оэлун существовало два союза братских привязанностей. А, стало быть, бытовала напряженность и шла скрытая борьба. Однажды Тэмучжин возвращался в юрту после игры на льду со своим другом Чжамухой, Бектер бросил ему под ноги шелкового истукана (божка). Тэмучжин, войдя в юрту, споткнулся об него и упал прямо на пол, а руками угодил в огонь, костра, пылающего посреди жилища. Аргал (конский и верблюжий сухой навоз) был раскален добела. Тэмучжин получил ожог. А братья Бектер и Бельгутай разразились диким хохотом. Истукана Бельгутай быстро отбросил под полог юрты. Темуге, родная сестра Тэмучжина хотела сказать что-то в защиту брата, Бельгутай локтем двинул ее в лицо. У девочки из носа потекла кровь. Вернувшейся Оэлун, хозяйке улуса, никто пожаловаться не посмел.

Оэлун - женщина сильная, рассудительная, энергичная, а главное, практичная. Став после отравленного мужа главой подклана киятов, имея пять своих детей, двоих от первой жены мужа и одного усыновленного - держала девять лошадей, семь дойных кобылиц, мерина и жеребца. При случае набега каждый имел своего коня, чтобы скрыться от преследования. Кони, четыре спутанных и пять стреноженных, всегда паслись близ юрты. Красавца мерина серебристой масти Оэлун отрядила старшему сыну Тэмучжину, но именно на этого мерина имел виды и Бектер. Он считал такое распределение несправедливым. Как-то Бектер, ухватив Тэмучжина за руки, сказал сквозь зубы: «Он мой! При случае растреножишь коня каурого, и сядешь на него. Понял?! Сядешь на Цэцэ - убью».

Однажды в общую корчагу попала красивая серебристая, невиданная доселе, рыбка. Вынул ее Тэмучжин. А Бектер, подойдя, выхватил ее, сказав, что это он определил место для корчаги. Между братьями завязалась ссора. Победили Бектер с Бельгутаем. Тэмучжин пожаловался матери. На что она ответила:

- Вам не враждовать надо, а дружить. Вам известна истина: одну стрелу сломать легче, чем пучок стрел. Вам бы отомстить тайджиутам за нанесенный позор нам. Вам давно пора одуматься. Кругом вражда, тревожные времена. И вы, нет бы, сплотиться…

Тэмучжин резко откинул ковер-дверь, покинул юрту. В одни двери с ним вышел Хасар. Братья по высокой высохшей траве пошли в сторону вдали виднеющейся сопки. Вдруг Темучжин остановился, взял в руки лук:

- Все, Хасар!.. А ты? - Оба понимали друг друга с полуслова.

- Я - тоже. В прошлый раз они жаворонка у нас отняли, а теперь… Ага, - все!!!

Бектер сидел лицом к востоку и смотрел на красавца мерина Цэцэ серебристо-серой масти. Юноша понимал, что Тэмучжин ему так не уступит мерина. Бектер вспомнил горящие зеленые кошачьи глаза, сверкнувшие жестоким пламенем, когда тот держал своего сводного брата за обе руки, отнимая серебристую рыбку. Но Бектер чувствовал в себе возрастающую мужскую мощь. Он был уверен, что станет хозяином племени Мон-Гол, подклана киятов. Потому, что он самый старший из всех сыновей Есугая багатура. Он обратил внимание - зашевелилась трава. Перед его мечтательным взглядом возникло гневное лицо Хасара, полное петушиной бойцовской решимости. Сводный брат поднял лук и натянул тетиву. Бектер не вскочил, а по привычке припал к земле. Он обернулся: сзади него стоял Тэмучжин - колено на земле - также с натянутой тетивой. Бектер не на шутку перепугался, поняв серьезность намерения своих братьев. Перед ним пронеслись видения. Руки Темучжина, упавшие в костер, и серебристая рыбка, трепыхавшая в его, бектеровых, руках. Юноша почувствовал себя той самой, агонизирующей в холодных ладонях рыбкой, окруженной с двух сторон огнями ненависти…. Он хотел, было обратить все это в шутку, но тут же понял: расплата неотвратима. Стрелы в тело Бектера вошли почти одновременно.

Труп Бектера обнаружила Темулун, которая пришла сменить брата, на время пока он будет поедать бухулер. Вернувшись, Темулун сообщила матери. Оэлун узнала стрелы своих сыновей, вонзенные в тело их сводного брата. Оба они появились в юрте враз, несмущенные, но под строгим взором Оэлун они опустили свои взгляды.

- Звери вы, - сказала Оэлун. - Вы хуже зверей. Начинайте грызть один другого, а последнего доедят враги наши.

Для похорон брата Тэмучжин привел не карего мерина, а своего серебристо-серого, из-за которого произошла ссора с Бектером. Тэмучжин знал, что он обрекает Цэцэ. Либо тот, унеся покойника в степь, уйдет навсегда, либо, потеряв где-то, возвратится в свой табун, где он вожак, и тогда его надо будет убить и съесть. Но Тэмучжин этого не позволит. На две длинных жерди, на привязанную между ними циновку, они положили труп Бектера. Оэлун вынула из его тела стрелы и, переломив их, бросила рядом с покойником. С двух сторон братья Хачиун и Темуге скрепя сердце кнутами стали бить Цэцэ и побежали за ним. А вся остальная семья стояла и ухала и гнала Цэцэ как можно дальше от их улуса с сожалением и в надежде, что Цэцэ больше никогда не вернется к стойбищу. Лишь Тэмучжин думал иначе. Назавтра Цэцэ был в своем табуне. Он за собой таскал постромки. Цэцэ по обычаю киятов и джалаиров должен был быть убит и съеден. Но его участи подвергся другой - тот, что был отряжен Бектеру.

Цогту женился на красивой девушке из племен Джалаиров и Тангутов. У них родилась девочка Эржэна, судьба которой свела ее с Покорителем Вселенной джихангиром Чингисханом. Джихангир так и не узнал, что она племянница Оюн Сесег. Ее, самую красивую девушку, как наложницу привезли в его лагерь, в Северный Китай. Эржену «очистили», проведя между двух огней и представили Чингисхану. Склонившись долу, поцеловав ковер, красавица, не поднимая головы, с вырывающимся испуганным сердцем сказала: «Могучий, непобедимый, светлый, да будут твои годы усеяны победами, большая честь для меня быть тобой замеченной. Но я должна спросить разрешения Сульдэ*, которому я принадлежу велением Бурхана. Не хочу подвергнуть тебя опасности. В твоей высшей власти, Каан, поставить мне юрту, окруженную охраной на семнадцать дней без пищи, без допуска ко мне живой души. Я буду молиться и ждать милости Сульдэ, который благосклонен к тебе. Уверена, что он разрешит мне прикоснуться к твоему священному величию, к твоему златотканому дэли и стать твоей, одной из многих, которые достойны возвышения твоего сердца».

По велению богопокорного Чингисхана, была поставлена юрта с крепко зашнурованным входом. Вокруг юрты постоянно тлели девять костров, отгоняя злых духов и насекомых кровососов. В юрте были ковер да тюфяк, набитый верблюжьей шерстью, и бурдюк из козлиной кожи с водой. Эржена целыми днями спала, перед закатом солнца молилась на непонятном языке и пела, так, что ее заслушивались охранники «Диких» из тумена полководца Субетая. В юрте девушка пережила страшную ветряную бурю, и чуть было не сгорела. Ветром швырнуло костер прямо на юрту. Войлок загорелся, и ей пришлось из бурдюка вылить всю воду, чтобы потушить пламя. Так как велением джихангира, под страхом смерти было запрещено прикасаться к этой юрте, и двое суток она провела без воды. На вторые сутки ей пришлось утолить жажду своей мочой.

Когда через семнадцать дней Эржена предстала перед Чингисханом, она не только сколько-нибудь подурнела, напротив, сделалась еще прелестней. Кожа на щеках стала шелковистей, глаза блестели небесным светом. Хан Чигнис послал ее с донесением на Онон к матери Оэлун. Эржена обладала феноменальной памятью и на удивление джихангира из донесения сложила удивительную песню. Хан приказал ей пропеть это донесение дважды. С непроницаемым выражением лица он слушал ее с удовольствием, вперив мимо нее, куда-то в пространство недвижный горящий взгляд зеленых глаз.

В сопровождении тумена всадников она появилась в Верховьях Онона, откуда пришлось двинуться к Керулену. Потому, что его мать и братья поменяли стоянку.

Блестяще справившись с первым заданием, она получила второе и одна отправилась в стан враждебного племени. Эржене была вручена Золотая пайза (пластинка) с изображением льва, которая беспрепятственно открывала ей любые двери и стелила перед ней скатертью дороги. Эржена на долгие годы стала связной Чингисхана. Донесения она без труда перекладывала в стихи и пела их превосходно. Она легко владела своим подвижным телом и умела преображаться в отвратительную грязную горбунью нищенку, от которой шли неприятные запахи, они отталкивали любителей случайного флирта. Она научилась ходить мужской походкой, скрывать свое лицо. Женская монгольская одежда не отличалась от мужской. Но однажды все-таки бродяга посягнул на ее честь. Эржена пустила в ход свои ногти и зубы. Искусанному и исцарапанному горе посягателю пришлось удирать от нее после того, как она извлекла, спрятанный под одеждами длинный нож. Имущество Эржены всегда было спрятано под одеждой. Имела она щипчики для выдергивания заноз, огниво, чашку для питья трубку- носогрейку.

Странствуя по восточным просторам, девушка набиралась народной мудрости, присовокупив знания семьи: матери Оюн-Сесег и дяди Цогту, стала предтечей клана шаманок. Шаманки впоследствии превратятся в магинь.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.