Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Колдунья Азея (роман) ч.2

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Венцов ночевал в доме фокусника Никиты Голованова на огромной деревянной скрипучей кровати. Утром поднялся рано. Сегодня на родном пороге должен появиться «гастрион» Никита, вчера отработав концерт в соседнем совхозе. Мать Никиты напоила Андрея чаем с пенками. Он решил пройтись по селу. Улица была устлана дымами из труб домов и хибар. Вкусно пахло горящей берестой. Он подошел к сельсовету, но, увидев замок, проследовал дальше. За околицей села на берегу реки он встретил двух рыбаков. Оба были в брезентовых дождевиках. Венцов поздоровался. Один кивнул головой, другой, сидевший в метрах десяти, приложил руку к кепчонке, а потом палец к губам, дав понять, что разговоры здесь нежелательны. Андрей увидел корчагу у сидевшего ближе рыбака с хорошим уловом. Он постоял, мужики не обращали внимания. Был хороший утренний клев - жор. Ближний рыбак выловил несколько рыб средней величины. И на удочку ему попался огромный сом. Сняв его с крючка, мужик молча потянулся, сняв с головы собачий треух, вынул из него кисет, закурил.

- Терентий, кончай ночевать, пойдем бражку починять. - Он протянул Венцову кисет. Андрей ответил:

- Спасибо, не курю.

Шаркая по хрустящей траве, подошел второй, в его корчаге было гораздо меньше рыбы, чем у первого.

- Здорово, - приветствовал он. - Не нашенской? Чьих будешь?

- Да приехал навестить свою родню. Азею Стародубову знаете? А она, оказывается, куда-то уехала.

- Азея? Знаю, - лениво прохрипел мужик. - Она красноту мне свела на руке. Привязала кумачовый лоскут, что-то пошептала, дунула, плюнула, и все зажило как на собаке. Знатная у тебя тетка али кто она тебе?

- Да так - седьмая вода на киселе.

- Уехала?.. - усмехнулся рыбак в собачьем треухе. - Увезли ее в тюрьму, добро людям творила да чего-то натворила. У нас так, пока делаешь добро - Иван Петрович, перестал - паршива сволочь. Гладь всех по головке, а одному по носу щелчком - и ты нехорош.

- Не говори… - обронил второй рыбак.

- Терентий, што-то у тя сёдни невезуха? И сам ты какой-то квелый. А ну айда, пора завтрикать. - засуетился рыбак, затянулся самокруткой, бросил ее в траву и затоптал сыромятным ичигом.

Венцов распрощался с новыми знакомыми у сельсовета и вошел в дверь. Пахло березовыми дровами. Печка голландка, обитая черным железом, издавала веселые звуки. В сельсовете было холоднее, чем на улице.

Одетая в плюшевую дошку, Елизавета Георгиевна Балябина, председатель Осиновского Сельского Совета, встав из-за стола, поздоровалась и, указав рукой на стул, предложила Венцову сесть. Она подошла к голландке, руки за спину, прислонилась к печке:

- Мы нашли интересующие вас документы, Андрей Леонидыч. В августе сорок первого года Стародубова была назначена на должность заведующей родильным отделением. Медицинского образования у нее нет, видимо, были вынуждены принять. По каким-то причинам райбольница оказалась без акушеров, а Стародубову знали как повитуху. Через ее руки в родильном отделении прошло двадцать семь родов. Два ребенка были мертвые.

- По чьей вине? - спросил следователь и посмотрел в сторону старушки, сидевшей за соседним столом. Фëкла подобострастно улыбнулась, почти беззубым ртом. Венцову она увиделась смешной. В кошачьей минингитке** на дынеобразной голове, не то с рожками, не то с бантом на макушке. Глаза раскосые, на левом глазу бельмо. Средний палец правой руки был в чернилах, она, облизнув его языком, терла какой-то тряпицей. Чернила на руках в селе обозначали грамотность.

- Вина не ее, - пояснила Бояркина. - У одной роды начались в дороге. Фëкла, - обратилась она к секретарше, - ты-то в курсе дела.

- Но, дак у курсе. Мать блаженная везла ее на телеге. Зачались роды, она с воем давай понужать коня, нет бы, чо-то доспеть, помочь дочери, а она во так вот. И Азея приняла готового мертвеца. Во так вот.

- А второй? - спросил Венцов.

- А другая брюхатая баба дроболызнулась с возу сена, с телеги дроболызнулась, - сказала Фëкла. И прокашлявшись, заключила, - во так вот.

- Это получилось быстро, - махнув на секретаршу рукой, пояснила Елизавета Георгиевна, - Махоркину припëрло, она - в больницу, а на улице худо ей стало. Ехала доярка, сено везла. Махоркину три бабы затолкали на фуру, на возишко. До больницы по всей улице та ревела и уросила. Стали снимать Махоркину аккурат возле больницы. Бастрыг, за который она ухватилась, вырвался у нее из рук, и она - шлеп на каменья. Ну и мертвеца принесла. А одной… моей сестреннице делали кесерево сечение.

- Стародубова делала кесарево сечение?

- Нет, кесерево делал военврач с кордону. Вызвали его, к кому вызвали? - обратилась она к Фëкле.

- Ак к Митрошихе Пузановой. У ей эту вырезали… глухую, ой! сляпую кишку. Пендицит вырезали. Аккурат у твоей сестренницы, Лиза, и доспелось - Петька-то поперек пошел. От того у те племяш, Лизавета, всю жизнь поперечный, во так вот. В школе-то вон чо выкамаривал. - Словоохотливая, картавая Фëкла намерилась рассказать проделки Петьки, но наткнувшись на колючий взгляд «председательши», вздохнув, затворила свой беззубый рот.

Балябина рассказала, как Стародубова просилась уволить ее из больницы. Из областного центра прислали молодую специалистку, только что окончившую фельдшерско-акушерскую школу, и у них что-то не заладилось. И Стародубова ушла в пожарники.

- Ну, и?..

- Пожары были, - ответила Балябина Венцову, - тушила. Бабы, конечно помогали. Она насос да бочку с водой, с ведрами на телеге подвозила, да в колокол звонила, пока его не украли. Потом железяку приспособила. Жила здесь у брата Антона. У бабы его, сам Антон был на фронте. А Броня, баба его, была настоящей броней для Азеи. Конь всегда стоял в ограде возле навильника сенца. Пожары в те годы были частые пошто-то. Беда с бедой в обнимку ходят.

Андрей с Никитой встретились так, словно были знакомы всегда. Встретились два по сути дела одиноких человека, хоть и постоянно были на людях. Оба жертвы несчастливой любви. Никита, войдя в родной дом, не находил себе места. Его Дашу, любимую девушку, можно сказать, увели из-под носа. Уехала в Иркутск, поступила в институт и вышла замуж. Даша решила, что артисту Никите Голованову она не пара. Хотя они дружили со школьной скамьи, признались в любви. Никита первый дал повод для вечной разлуки. Его пригласили в областную филармонию. Там он стал работать фокусником. Этим искусством он увлекся в шестом классе. А на областном смотре самодеятельных коллективов его заметили и подставили под его стопы ковер заманчивых дорог. Сначала влюбленные переписывались часто, потом переписка стала все реже и реже, пока не прекратилась. Даша уехала из дома и вынуждена была скоро выйти замуж.

Для Никиты Осиновка опустела, друзей не осталось, поэтому Венцов для него стал нечаянной радостью. Товарищи находили много общего в жизни.

Шли они по улице, приближаясь к мосту, за которым таинственное «имение» Азеи Стародубовой. Никита в страхе содрогнулся: ему на память навернулся случай из детства: он услышал доносящийся из леса, раздирающий душу чей-то плач. Андрей продолжал начатый Никитой разговор: «Я понимаю, властям сейчас не до этого. Искусство всегда было уделом одержимых, в основном бессребреников». - «Советской власти не нужны граждане удивляющиеся. - Никита, как всегда, по привычке крутил в руке старинную монету. Упала, зазвенела, поднял. - Властям нужны послушные, подчиняющиеся их воле «прихожане». А до власти не доходит, что она сирота - в безотцовщине, в безматеринстве. Не имеющая ни друга, ни товарища, который бы указал ей на ее ошибки.

- Что ты думаешь, Никита, о колдунье Азее Стародубовой?

- Мне с ней общаться не доводилось. Видел, так со стороны. Но ведь говорят, она не колдунья, а магиня.

- А что, это ни одно и то же?

- Как я понимаю, - нет. Колдунья не знает, что у нее получится, а магиня - знает.

- Но она откликается на колдунью.

- Значит, не искренняя. Значит, есть чего скрывать.

- Знахарка, думаешь?

- Тут такое дело… тонкое…. Почему-то народная молва знахарство всегда сравнивает с колдовством, с шаманством. Ведуны и ведьмы из одной с ними компании. Насколько мне известно, костры инквизиции они принимали, как благо: вознесение на небо. А Магия, в добром смысле слова, особая статья, как говорится, другой коленкор. Это наука близка к астрологии, астрометрии, астрогнозии, пожалуй, кума алхимии. Химия-то детище алхимии. Нас, фокусников, во всем мире называют магиками, только в Советском Союзе мы иллюзионисты, то есть обманщики. Мы не пользуемся сверхъестественной силой. Но секреты свои не открываем на благо населения - заставляем удивляться. А вот он, дом с деревянной птицей, которая сейчас спит. - Парни остановились, послушали тишину. Никита добавил, - ветра нет.


Сульдэ* - бог, покровитель воинов.

Менингитка** - узкая шапочка, прикрывающая макушку и уши.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.