Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Рассказы и рассказочки

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Зелёный виноград

Наяву есть виноград мне не приходится, равно как ж прочие фрукты, разве что в день рождения угощусь от Майи Борисовны.

А тут родители покойные угостили, во сне. От каждого по грозди, с той лишь разницей, что мамин виноград кислее, а па­пин слаще.

Сонники не под руками, заглядываю в них редко, памятуя об индивидуальности характеров сновидцев, а стало быть, и толкований их снов.

- Впрочем, на общих архетипических основах.

С родителями во сне вижусь постоянно, так что эмоционально вроде как и не разлучались, не одинёшенькой живу.

Но сны так же информативны, а я не разогналась полюбо­пытствовать насчёт винограда. А полюбопытствовав наконец, по­думала:

- Мама, папа, вам бы открытым текстом предупредить меня, припугнуть бы!

Они предостерегали, образно и красиво, а прямой текст в эзотерическом соннике Елены Аноповой. С восклицательным зна­ком!

- Поздно уже...

А пораньше бы если, то что? И сама напоминаю своему ок­ружению о том, что я уже «в Канаде», то бишь отсутствую для мира, вне доступа, канула во лесах - вдребезги расхи­щенная, надорванная в перегрузках и неимоверных усилиях, а надо ведь бытовать как-то, обслуживать своё едва шевелящее­ся тело, никого ведь рядом в помощь. И есть дела духовные, есть дела письменные, куда только и рвусь, без чего нечем дышать мне.

- Я в Канаде!

А мне отвечают:

- Но телефон-то и в Канаде работает.

- Телефона в лесу нет! - возражаю я. Но и мне возражают:

- Обычного телефона нет, зато сотовый есть.

- Нет у меня сотового, нет!

В общем, тоже «виноградом» угощаю. А думаю, что изъяс­няюсь текстом самым что ни на есть прямым.

Периодически переприспосабливаясь в очередных бытовых невозможностях, телефонный аппарат переместила наконец побли­же и пониже - с холодильника у изголовья кровати на постельный, в изножье, столик.

Самой мне звонить надобиться изредка-редко, основная функция телефона в моём доме дозорная - на случай ЧП, для двузначных номеров.

Есть такой вопрос в некоторых анкетах:

- В трудную минуту кому позвоните?

- Никому, - ответила бы я.

А то звонить бы непрерывно!

В обетованной же стране Канаде окажусь, наверное, лишь когда совсем не смогу пошевелиться, ни пальцем...

В тот день, 22-го ноября, прикорнув на полчаса, из дре­моты вернулась в ущербе страшном.

- Наверное, микроинсульт.

Перед тем голова болела и подташнивало. Потому и соснуть потянуло. Сидя, потому что десятый год даже полежать не могу, кроме как у себя же на коленях, сложенная пополам. Так и сплю-ночую, а также - прислонясь к стене, либо в боковом ук­лоне вправо, головой в стопу книг, либо лбом в черезкроватный столик.

Спать скособоченной неудобно и опасно, немеют руки и но­ги, и надо бессчётно раз просыпаться - откачивать руки, менять положение. И столько же раз за ночь усомниться в своих спасательных усилиях.

Но днём прикорнула головой на книги, руки оставались на свободе, вытянутыми поверх одеяла, отдыхали они. Однако ж пра­вая «отвалилась».

- Вот и всё.

Растирала её как могла левой, почти такой же, растряса­ла, гладила, уговаривала...

- Вот и всё. Очувствовалась, но совсем вялая.

- Смогу ли писать?!

- А брать что-либо?!

- Как обслуживаться?!

И без того неподнимающиеся и подволокушные, теперь-то какие приспособительные приёмы изыщут они для себя?!

И без того почти ни на чём державшийся быт рушится враз,

- Вот и всё.

Наутро попробовала писать. Абы как, но смоглось-таки.

- Пока.

Чайную кружку и вообще что-либо брать по-прежнему уже не могу, а то, то и то - не могу никак.

Сразу вспомнилось и соотнеслось с этой бедой недавнее пятно света на кисти правой руки.

- Ниоткуда, потому что было темно, никаких световых источ­ников.

Смотрела я и думала, что опять не знаю, к чему сей знак.

Ну, и в сонник заглянула.

По винограду.

Оказалось - предостережение! От вампиризма! Угрожающий перерасход жизненных сил!

- Что уже факт сбывшийся.

Затем руки, не дождавшиеся ни помощи, ни пощады от меня, вновь и вновь вызываемой из «Канады» к телефону, прямо на тру­бке изнемогли, и я не знала, как вернуть её на место.

Затем старый телефонный аппарат заменила наконец кнопоч­ным, с громкой, главное, связью, когда трубку можно бы не сни­мать, но приходится, так как плохо слышусь.

- Зато вы хорошо.

Да, плохо слышусь. На другом конце провода, на письме ли, в своей комнате.

Поэтому же и в то роковое утро на предупреждение телефон­ным звонком о визите. По делу официальному, которое бы мною осуществлялось позже и с другими людьми.

Кроме того что в моём состоянии внезапные визиты, чьи бы то ни было, равнозначны стихийному бедствию физически и наси­лию психологически, пришельцам тоже долгонько ждать за дверью моего отзыва.

- Кто? - спрошу наконец в домофон, а там уже никого. Всё, невмоготу, на неусловленные дверные звонки больше не трепыхаюсь.

И не трепыхалась.

Но этот звонок был сам по себе условным, я знала, чей, и знала, что там будут ждать терпеливо, а если дверь не от­крою - предпримут меры.

А я в завале пребывала, левом низовом. Не удавалось вышевелиться в сидячее положение.

Ситуация дистрессовая, но, что называется, штатная.

Кабы не дистресс вдвойне.

Застигнутая непредвиденным дверным звонком в завале, из которого не в силах вышевелиться, я ужаснулась.

Неизвестно бы чей звонок меня в такую вибрацию на вверг, позвонят и уйдут, а я неспешно и осторожно продолжу вышевеливаться из опасного положения. На этот же я рванулась, потому что не уйдут.

Я-то рвусь, да не могу - это не могу. И света не вижу: платок на лицо сполз, волосы повыбились...

Вот уже и повторно трезвон.

Я бьюсь. В ужасе. Потому что сейчас и по телефону позво­нят, проверочно, а я и от телефона далеко, то есть в полумет­ре, да не отзовусь. А тогда...

Слава Богу, вырвалась я из той ловушки. Но и надорвалась. Всеми своими клеточками...

- А ведь к этому трагическому рывку уже знала о зелёном винограде. Вновь ведь получила его во сна, загодя. Три вели­колепные грозди, подвешанные в моём холодильнике.

- В холодильнике. Впрок, стало быть. В количестве трой­ном. Этот ужас бессилия?!

А между тем вспоминаются наконец и другие источники зна­ния, древние, но тоже проигнорированные мной, будто бы и не штудировавшей ту же, например, «Энциклопедию символов» Купера.

- Виноград - это же символ мудрости! Гроздь его - атрибут божества плодородия! И великолепнейшее, «небесное» число «три»! Троица. Это и человек (тело + душа + дух), и приро­да мира (небо + земля + вода). Символ души, творческой силы, роста, движения вперёд, синтеза - слова «в с ё»!.. И живу-то я в квартире под номером «три».

А над Канадой небо синее.

Подготовлено к печати
Маей Борисовной Тураленой,
г. Юрга

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.