Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Год восемьдесят шестой (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

12.

 Далеко обогнав выброс, винтокрылая машина делала над тайгой широкий вираж, снова выходила на реку и шла уже навстречу ядовитому потоку.

Туман, сгущаясь с восходом солнца, то уползал на прибрежные склоны, и тогда Река открывалась вся, с лодочками островов и желтизной отмелей, с белыми пирамидками навигационных знаков, то молочной пеленой заволакивал пойму. И тогда Печорин, ругнувшись, начинал потягивать ручку на себя. Стрелка высотомера ползла вверх – триста, четыреста...

Горная цепь на востоке темнела в контражуре солнца зубчатыми изломами. С северо-востока, еще дальше горной цепи, километрах в сорока, густо вспухали гейзеры облаков, наливаясь понизу тяжёлой чернотой. Изредка в этой черноте вспыхивали искры: там, без сомнения, формировался новый грозовой фронт.

Река на верхних километрах, где выброс проходил в самые ранние часы, оказалась к удивлению малолюдной. Это было в какой-то мере объяснимо. Горная тайга здесь, распластавшись по крутым, обрубистым берегам не давала подхода к воде автотранспорту. По самой Реке передвижение тоже практически замерло; даже у маломерных лодок на обмелевших перекатах «летели» винты. Пилоты успели заметить два-три туристских бревенчатых плота, застрявших в камнях и брошенных экипажами.

Когда случался разрыв в тумане-ползуне, летчики снижались и тщательно просматривали берега.

На полянке, среди прибрежных пихт, заметили лагерь из пяти палаток, довольно обжитой, с натоптанными тропами. Дымилась печь, кто-то копошился рядом. Предположили – изыскатели. Возможно, радиосвязи не имеют. Бросили им вымпел: чурбачок с длинным хвостом ленты и привязанной к нему предупредительной запиской.

Увидели одинокую палатку, две резиновые лодки. Никто не высунулся – спалось, должно быть, крепко. Пошли дальше. На перекате по колено в воде стоял рыбак с удочкой, на косе рядом дымился костерок. Полетел вниз, на косу, вымпел.

– Проследи, – сказал Печорин второму пилоту.

Тот откинул дверцу и, круто вывернул шею:

– Порядок, бредёт к косе.

В узкой, укрытой зарослями и затуманенной заводи двое, призрачные, как лешие, тащили бредень, третий шёл с ведёрком по берегу. Услышав низко летящий прямо на них вертолёт, все трое замерли, раскорячившись.

– Хоть и браконьеры, но в принципе люди, – усмехнулся Печорин. – Кидай!

Снова закувыркался самодельный вымпел, трепеща красным хвостиком.

– Эх, по башке бы одному, – мечтательно произнес второй пилот, задвигая дверцу.

– Почему одному? – серьезно спросил Печорин.

– Так один же чурбак!

– Понятно.

Целый рюкзак этих чурбачков и кусок полотнища от старого лозунга неожиданно притащил им к машине перед самым взлетом командир авиаотряда. Где они ему подвернулись, такие круглые да гладкие, – разбираться было некогда. Зато бортмеханику теперь было занятие: рвать полотнище на ленты и приматывать шпагатом к чурбачкам. А то летает почти что пассажиром – непорядок...

– Сейчас за поворотом Ивановка, – сказал второй пилот, взглянув на раскрытый на коленях планшет.

– Интересно, есть ли Бог? – спросил Печорин.

– По-моему, нету. – Второй покосился на стрелку высотомера: высота была на нижнем пределе.

– Ты думаешь? А вот проверим.
Туман по створу полёта почти исчез, отдельные клочья уползали в распадковые заросли. Тайга по берегу поредела, потом и вовсе сошла на нет. Зачернели домики посёлка – без дворов, без зелени под окнами, – разбрелись по разъезженному вдоль и поперек тракторными гусеницами косогору.

Только перескочили Ивановку, почти сразу на широкой, веселой от простора луговине лагерь: побелённые павильончики, спортивные площадки, мачта без флага, сгрудившиеся ближе к берегу хозяйственные постройки.

Тумана не было ни над луговиной, ни дальше, где на таёжных прогалинах яркой зеленью цвели травы.

– Ну вот, Саша, – подытожил укоризненно Печорин, – а ты утверждал: Бога нет. – Он до последней минуты боялся, что лагерь будет закрыт туманом, а они в отношении его имели категорический приказ: оповестить!

Лагерь дружно спал, ни одна труба над хозпостройками не дымилась.

И тут пискнула радиостанция, на связь вышел диспетчер авиаотряда, передал: будет говорить секретарь горкома.

– Где находитесь? – спросил Каржавин.

– Как раз над Ивановкой.

– Видимость?

– Сейчас терпимая.

– Оповестили?

– Нацеливаемся вот, грохочем во все лопатки. Спят ещё, как сурки.

– Как ведёт себя выброс?

– Держится в основном левого берега, будто намагниченный. Над горами с востока – грозовой фронт, как бы сюда не двинулся.

– Именно по левому начнутся турбазы, будьте внимательны.

– Есть, учтем! Юрий Иванович!.. – Не договорив, потому что разворот кончился, Печорин выровнял машину и повёл её совсем низко, над самыми крышами белых павильончиков.

– Командир, плохо вас слышу... – Голос секретаря горкома в наушниках истончился и пропал.

– Бросай! – скомандовал второму пилоту Печорин, краем глаза увидев, как от грохота вертолета из дверей и даже кое-где из окон стали выбегать, выпрыгивать ребятишки. Показались и взрослые. Крикнул – и тут же взял ручку на себя, набирая резко высоту. Скоро голос Каржавина снова стал слышен.

– Юрий Иванович, – повторил Печорин, – нужно бы на борт громкоговоритель. А то никаких чурбачков не хватит.

– Не понял.

– Простите, это я так. Мегафон, говорю, нужен, а то чёрт знает, что получается.

– В авиаотряде есть?

– Нету. Но я вам подскажу, где есть наверняка. Вертолёт областной ГАИ этим матюгальником оборудован.

– Добро, командир. Ухожу со связи.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.