Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Год восемьдесят шестой (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

19.

 Куклин припарковал свой старенький «Жигуль» на площадке позади горкома, рядом с чёрной «Волгой». Ни машины Ротова, ни машины Анохина ещё не было. Не торопясь прошёл к главному входу.

В лепных извилинах фронтона стрижи ухитрились налепить гнёзд и теперь в паническом писке носились над входом, диссонируя со строгим ликом этого дома. Куклин с минуту понаблюдал за суматошными птицами. Усмехнулся: ведут себя, будто у них тоже прорвало Дамбу…

Постовой отыскал в списке его фамилию, кивнул. По ступеням, покрытым мраморной плиткой, Куклин поднялся на третий этаж.

В приёмной никого из приглашенных не было. Секретарша узнала его, предложила сесть, подождать – еще рано. Куклин ответил: погуляю в коридоре.

Густой ворс дорожки мягко глотал шаги. Во внешности Куклина и в его поведении была разительная перемена. Строг, подтянут. Отличный с зеленоватой искрой костюм. Однако сидел он на нем мешковато, «провинциально». Что делать – нестандартная фигура, всю жизнь приносящая ему мелкие неудобства.

Появился главный инженер Ротов, в руке чёрная изящная папочка. Увидев Куклина, направился к нему. И – с ходу:

– Слушай, что там за лаборатория у тебя плавала?

– Да ну! – Куклин махнул рукой. – Анохин из меня душу вынул. А я, убей, не соображу, о чём речь. Ну не врубаюсь. Туалет на два очка, а в нём гидролизная установка. «Лабллатория»!

– Слышал, брат, слышал, ты тут с дачкой лажанулся. Или языки приукрасили?

Куклин ироническим жестом поправил Ротову галстук:

– Слушай, Глебушка. Не забывай, мы же с тобой из одного студенческого котла кашу скребли. Где-нибудь уж я тебя знаю. В этой папочке – что?

Ротов не спеша убрал папку за спину.

– Твое «знаю», Паша, звучит так сакраментально, будто ты только что вылез из-под моей кровати.

– Полегче! He погляжу, что начальство, – врежу... Под все твои кровати лазить – коленки сотрёшь.

Главный инженер засмеялся:

– Остёр как всегда. Но нервишки у тебя, Паша, ни к чёрту стали. Когда ещё тебе говорил – не связывайся с этой дачной заразой.

– Говорил, говорил, – фыркнул Куклин. – А хочешь знать, почему ты сам не связался, когда все тут повально с ума сходили, детей-жен закладывали, чтобы участок отхватить?

– Ну-ну?

Куклин поискал глазами урну, бросил окурок, вернулся.

– Не намерен здесь якорь бросать. А не потому, что дачная суетня отвлекла бы тебя от государственных дел, как ты тонко любишь подчеркивать.

Куклин наклонил голову, как бы желая заглянуть Ротову за спину. – Все-таки, что тама? Голову на отруб – компромат на меня.

– Ну, Паша, да ты чистый экстрасенс!

– Ты мне мозги своими импортными словечками не пудри. – Паша был в своей истинной форме. – Знаешь, как одна потерпевшая давала показания? «И никакого насилования, гражданин следователь, промеж нами не было. Только он говорит, что это было в экстазе, а я точно помню, что в сарае...»

Ротов сдержанно засмеялся, но тут же нахмурился:

– Ты, друже, выходит, в местные патриоты вступил.

– Я родился здесь,– сказал Куклин хмуро,– здесь и подыхать буду. Во всяком случае, не на Ваганьковском.

– Что же ты тогда, патриот, Дамбу прокакал?

– А то, что ты мне продыху не давал!.. Как на уборочную – так моих людей. Разгрузку вагонов – тоже Куклин изворачивайся. А потом чуть в водосистеме сбой – кого на ковёр?.. Я тебе что, в затылок дышу? Да на кой ляд ты мне сдался! – Сказав это, Куклин стал не торопясь вынимать из карманов какие-то мятые, затёртые листки, расправлять, пробегать глазами.

– Но учти, однокашничек, если решил на мне тут отоспаться – просчитаешься. Мне терять вроде уже нечего. – Он снова бегло перебрал сложенные в пачку листки, вполголоса:

– Так... Копия докладной о состоянии Дамбы главному инженеру... Еще аналогичная бумага... Протокол комиссии... Хватает – Как видишь, твой покорный слуга – он тоже не в дровах найден.

– Паша, да с чего ты разбухтелся, бумажками затряс? Ты ли это?

– Я, я, можешь пощупать... В нашей жизни как? Одни служат делу, а другие –начальству. Так вот ты, Ротов, – из других.

– Да утихни ты, неврастеник! Вон на нас уже косятся.

Из приёмной выглянула секретарша, увидела их, позвала: «Входите!»

Они пошли бесшумной мягкой дорожкой в приёмную. Ротов шутливо и примирённо положил на плечо Куклина руку.

– Но ты же согласен, что предшественник твой был специалист с куриными мозгами?

– С этим-то согласен.

– А взлетел! И куда! – воскликнул Ротов. – Вопреки твоей любимой присказке, что труднее всего взлететь с куриными мозгами...

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.