Журнал Огни Кузбасса
 

Год восемьдесят шестой (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

24.

Каржавин посидел, откинувшись на спинку кресла, закрыв глаза. Потом встал, прошел в комнату, где на кушетке полулежала, поджав ноги, Зоя. Одним ухом в подушку. Другое ухо зажимала крепко ладонью.

Он присел к ней на край кушетки, она повернулась к нему с гримасой на лице, убрала от уха ладонь. Тотчас же комната тихо наполнилась беспокоящей Зою загадочной мелодией. Звучала она из самых стен, из мебели, из свисающей с потолка стеклянной люстры.

Каржавин сказал хмуро, но с явным облегчением:

– Нашли твоего химика-изобретателя. Живой, живой... Воды нахлебался. Летчики передали в больницу гидростроителей.

Зоя торопливо села, прислонила голову к отцову плечу.

– Папа, дай машину!

– К нему всё равно не пустят.

– Значит, все-таки серьезно?

– Он в изоляторе, – пояснил Каржавин. – На карантине теперь посидит.

– На чем? Какой ужас. Опасность заражения?

Каржавин приобнял дочь одной рукой:

– Сейчас меня соединят с больницей, и всё выясним. Потерпи.

Возникшая пауза снова наполнилась мелодией, мягкой, синкопической. И это уже было свыше сил. Зоины губы жалобно искривились.

– От одной музыки спятишь. Дураки какие-то! Остолопы!..

– Музыка? – удивился Каржавин. – Откуда?

– Да вот же! Через улицу. Из кафе. – Она капризно передёрнулась. – Позвони им, козлам, пусть заткнутся... Два часа пилят одно и то же, кретины.

Каржавин, недоумевая, подошел к столику с телефоном, взял трубку, но тут же положил:

– Но я не слышу никакой музыки.

Зоя вскочила на ноги. Откинув с окна тяжёлую штору, захлопнула форточку. Вернулась. Однако мелодия продолжала звучать с той же силой.

Каржавин спросил:

– Он у нас хоть дома-то бывал?

– Нет, – сказала Зоя. – Ни разу.

– Что, тоже гордость мешает? Обмануть тебя – не помешала... Узнаю молодых да хватких.

– Папа, не впадай в занудство.

– Как ты всё-таки огрубела.

– Не обижайся. Я просто, наверное, изменилась. А ты проглядел...

Зоя положила ладонь на руку отца:

– Только честно. Есть в твоей работе место, ну... вдохновению? Скажем так. Испытываешь ты хоть иногда душевное удовлетворение? Какое испытывает, скажем, художник, изобретатель?

– Я удовлетворение своё, дочь, испытываю в другом. Я радуюсь, когда удаётся снести барак, а людей переселить в новый район...

Ответ Зою не удовлетворил, но всплывшая пауза чем-то счастливо сблизила обоих.

– Я знаешь, чего боюсь? – сказала она. – Остаться на всю жизнь серой. Одеваться, как все. Думать, как все. Выйти замуж, а потом сидеть на лавочке и нянчить детей... Боюсь страшно равнодушия, недоброты. Рыбьих глаз из-за прилавка... С кем бы я могла делиться всем этим? С мамой? С тобой?.. А он меня понимает. Что я хочу многое увидеть, прочитать, сделать открытие...

– У тебя ребёнок будет, а ты – увидеть, сделать открытие. Дорожку между детской кухней и консультацией скоро открывать будешь... Идеалистка.

– Папа, да обманула я тебя. Не будет у меня никакого ребёнка. Не беременна я...

Каржавин от этого её признания оторопел. Совсем сблажала девка. И посмотрел на нее таким взглядом, что она поспешила объяснить:

– А чем я еще могла тебя пробить?.. Скажи!..

– Пробить, – буркнул он. – Словечко откопала. Я что же – крепостная стена?.. – Он вздохнул, убрал руку из-под её руки. – Ну ты и артистка! Выходит, всё остальное – тоже обман?

Возникшая после этих слов пауза теперь уже чем-то опять их отдалила. Сидя рядом с отцом на краешке кушетки, Зоя обхватила себя за плечи, сжалась.

– Всё остальное?.. – сказала она. – Я люблю Андрея. Не было в моей жизни ничего счастливее и больнее его. И если с ним что-то... я не переживу... Поверь, это самое серьёзное из всего, что я тут нагородила. – Она провела по горлу ладонью, призналась: – Мне как-то неспокойно сейчас, нехорошо. И ещё идиотская музыка эта. Знаешь, я, пожалуй, пойду. Ты мне позвонишь домой? Только сразу-сразу, ладно?

– Погоди, вызову машину.

– Нет, хочу пройтись, подышать воздухом.

Он проводил её до дверей кабинета.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.