Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Год восемьдесят шестой (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

4.

Тихий уголок этот, тропинку к нему сквозь тальниковые дебри они обнаружили случайно, в середине жаркого мая. У них тогда заглох мотор, Алёша стал копаться в нём, а Вика побрела вдоль придорожных кустов и, увидев просвет, отважно нырнула в него. Шагов через сто слабо натоптанная тропа вывела её на речной бережок с мелкой чистой галькой и узеньким барханчиком песка, намытым половодьем под самыми зарослями.

Сверху и снизу по берегу галечник ограничивали тальники, толпясь над самой водой по каменному обрывчику, а сзади пьяно дыбился перемятый весенним льдом черёмушник.

И никаких следов чужого пребывания; это был подарок судьбы.

Они протащили сюда мотороллер, а тропинку со стороны дороги эгоистично забросали ветками: ни в чьем обществе, они не нуждались.

Уезжая, вновь замаскировали тропку и с тех пор постоянно стремились сюда, радуясь, что есть у них местечко, дарящее им уединение.

Но сегодня с погодой не повезло. Когда они, проскакав на мотороллере уйму километров, свернули с проселочной дороги к Реке, грозовая туча уже тмила небо. Редкие капли стучали по плечам, по шлемам.

Натягивали они палатку впопыхах, в весёлой панике; палатка надувалась пузырём – рвалась из рук. По речному плёсу стелились волны. Редкие капли стремительно превратились в обвальный ливень. Вика первая с писком нырнула в палатку, Алёша следом.

Вытряхнув из рюкзака спальные мешки, они развернули их и легли поверх, прислушиваясь к голосам разбушевавшейся стихии. Вдруг стало совсем темно, тревожно, издалека нарастал гул. Вика перекатилась к Алёше, прижалась к нему. Он поцеловал её в волосы.

– Струсила?

– Молчи, – шепнула она, торопясь просунуть руку ему под олимпийку, чтобы скорее ощутить родное, успокаивающее тепло его тела.

Где-то с треском надломилось дерево. Вихревой порыв ударил в стену палатки, выдернул дюралевые хлипкие колья, и палатка повалилась, прихлопнув их мокрой, яростно трепыхающей тканью.

Алёша вскочил. Бодая головой сырую, тяжёлую ткань, стал нашаривать выход.

– Лежи, не высовывайся! – крикнул он и выполз под ливневое, всё в огненных искрах, грохочущее небо. Куцым туристским топориком стал заново вколачивать колья.

Скользкие шнуры рвало из рук, и он раза два больно заехал себя по пальцам, чертыхнулся.

Тогда Вика тоже храбро выскользнула наружу. Молнии вспыхивали в дождевой неистовой мгле, обгоняя катучие гулы грома. Алёша стоял на коленях, завязывая шнур, точно молился, спина его при этом дымилась от дождевых струй. Вика ухватила прыгающий угол палатки, изо всех сил потянула. Колья были наконец крепко вколочены. Но за эти несколько минут оба они промокли до нитки.

С трудом стащили с себя липнувшую, как пластырь, одежду, бросили у входа и, стуча зубами от охватившего вдруг озноба, полезли в палатку.

– Дураки мы! – засмеялся Алёша. – Надо было сразу раздеться!

Вика нашарила в рюкзачных карманах полотенце, вытерла лицо, волосы. Они сидели рядом, запыхавшиеся от борьбы с оголтелой стихией, тяжело дышали.

В блескучем свечении молний сквозь оранжевый полог палатки, нагие, они оба казались Вике первыми грешными людьми на земле, укрывшимися от гнева богов в пещере. И это ей тоже жутко нравилось.

– Знаешь, кто мы с тобой сейчас? Первобытные люди, когда они еще ни огня не знали, ни одежды, – зашептала она. – Представляешь теперь, как им жутко, как страшно было? Особенно в такие ночи. Собьются в кучку, бедняги, и дрожат, каждый в серёдку норовит, слабых выталкивают... – Она притиснулась к Алёше, зажмурила глаза, но вспышки неба проникали сквозь веки. – Интересно, была ли у них уже любовь?

Алёша привлёк её к себе, стал искать губами её губы.

– Вот уж не думаю... Вряд ли, зачем любовь, если нет одежды...

– Да ты что? – Вика даже слегка отстранилась. – Да если хочешь знать, древние были в сто раз эмоциональнее, чем мы. Чаще смеялись, чаще плакали. И вообще жили больше страстями, эмоциями. А ты…

– Ладно, была, была. Смотри, ты вся трясёшься. А ну марш в мешок! Нет, дай я тебя сперва разотру этим цивилизованным полотенцем.

– Что?.. Ты тоже трясёшься…
Ливень с оглушающим треском рушился на тугую, барабанную ткань палатки.

Шумела, вскипая, береговая зелень. Грома щедро рассыпали свою сверкающую медь по окраинам неба. Озоновый влажный воздух тёк по их горячим, пульсирующим жилам, сгорал на губах...

Вика уткнулась пылающим лицом в Алёшино плечо.

Гроза уплывала. Принесённый её освежающим дыханием сумрак не рассеивался, перетекал сразу в ночь. Великая первозданная тишина объяла землю. Вика, поцеловав уснувшего Алёшу, осторожно перебралась в свой нахолодавший спальник. Лежала, остывая, вытянув руки вдоль бёдер...

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.