Журнал Огни Кузбасса
 

Короткие истории из жизни Светочки Ромашкиной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

История четырнадцатая,

принципиальные разногласия

Начался новый учебный год. Дружить пионерским звеном никто не хотел. Девчонки на переменках сбивались в маленькие стайки и щебетали о своих маленьких секретиках. А мальчишки ходили одной ватагой и не обращали никакого внимания на противоположный пол. Потому что если дружишь с девчонкой, то «Тили-тили-тесто!.. » А подвергаться издевательствам со стороны одноклассников никому не хотелось.

И только Валерка был выше предрассудков. В середине октября выпал первый снег. И влюбчивый мальчишка вдруг понял, как хороша Оленька Орешкина! Кареглазая Оля, опасаясь оказаться в изоляции от подруг, как прежняя Валеркина любовь, в укромных уголках с Абалкиным не пряталась. (А может, мальчик не сумел заинтересовать несколько высокомерную девочку своими скромными подарками?) Валерка подбегал к Ольге сзади, хватал за руки и, быстро поворачивая к себе, целовал. Девочка сердито сдвигала брови, посылая вслед влюбленному тумака неумело сжатым кулачком. Потом, повернувшись к подругам, с довольным видом говорила про Валерку «Дурак!» и, смеясь, кокетливо поправляла челку и одергивала платье.

Светка, наблюдая эту картину, прикидывала: также она легкомысленна, как Оленька, или нет? Впрочем, возможность проверить это никак не представлялась…

В октябре, покончив со своими летнее-осенними хозяйственными заботами, приехала баба Маруся. И все несказанно обрадовались этому обстоятельству. Специально для бабушки купили еще одну кровать с панцирной сеткой и поставили ее в Светкину комнату. С собой баба Маруся привезла кроме не ношеной, но пахнущей сундуком и корвалолом одежды, иконку. Верующая бабушка поставила ее на письменный стол внучки.

В деревне Света не видела изображение Господа. Бабушка молилась, когда дети и внуки уже спали.

Девочку бабушкина набожность удивила. И даже возмутила. Света Ромашкина была председателем совета пионерского отряда. И смотрела прямо в души плохо успевающих учеников со школьной Доски почета. И потом, пионеры-активисты просто обязаны были работать с полуграмотным населением в виде дореволюционных дедушек и бабушек. А тут иконка. На Светином столе!

– Баба, Бога нет! – приступила пионерка к разъяснительной работе.

– Как это нет, Светочка?! – переполошилась баба Маруся. – Что ты говоришь?! Грех это, Света, грех!

– Ну так! Нет! – строго подтвердила внучка. – Он где, Бог твой? Ты его

видела?

– Простому грешному не дано увидеть Господа!

– Ну, бабушка! Так ведь, никто его не видел! Попы, что ли, Бога видели?

– Может, и батюшка не видел! Так ведь, Боженька на небе живет!

– Ну, ты даешь, баба! Советские космонавты ведь в космос летали! И никакого Бога они там не встретили! – веско заявила воинствующая атеистка.

Не найдя контраргументов, бабушка тихо заплакала. Она встала на колени и стала молиться. У Светки на душе заскребли кошки. Девочка тихо вышла из комнаты, не понимая, почему ей так плохо от «победы» над бабушкиной религиозностью.

Пионерка-активистка пошла на кухню. Там, над тарелкой тушеной капусты сидел Павлик и вживался в роль барашка. Он смотрел бессмысленными глазами на побеленную стену перед столом и грустно взблеивал. Может, мальчик думал, что, представив себя ягненком, легче будет покончить с ненавистной капустой? А, может, он взывал к жалости бабы Маруси… Пашка, повернув голову к вошедшей сестре, посмотрел на нее бараньими глазами и опечаленно сказал: «Бэ-э». Светке почему-то стало еще хуже.

– Дурак! – обругала она ни в чем неповинного брата и, надев синюю болоньевую куртку, вышла из дома.

– Шапку, Света, шапку забыла! – кричала вдогонку бабушка.

Девочка вышла на улицу. Моросил холодный осенний дождь. Холодные дождинки стекали по щекам, смешиваясь со Светкиными горячими слезами. Без зонта и шапки было мокро и холодно. За воротник и в рукава куртки пытался влезть осенний ветер. Отвратительный, как Светкина тоска. Девочка забрела в подъезд своего бывшего дома. Она, шмыгая носом, дышала на холодное стекло и пальцем рисовала рожицу, приговаривая про себя: «Точка, точка, запятая, минус, рожица кривая…». Света чувствовала себя виноватой, но не понимала, что она сделала не так.

– Чего, Светка, папка пьяный дерется? – не без любопытства посочувствовала, проходя мимо, бывшая соседка, тетя Зоя.

– Он не пьет, – угрюмо ответила девочка.

– Ой-ой-ой! – не поверила жена алкоголика.

– По себе не судите! – огрызнулась Светка и пошла домой.

– По себе?! И кто тебя только воспитывал?! – обиделась тетя Зоя.

Дверь домой девочка открыла своим ключом.

Павлик, сидя на диване, смотрел мультфильм «Аленький цветочек». Сказочная Настенька плакала над чудищем, которое умирало из-за жестокости ее сестер.

Девочка заглянула в свою комнату. Бабушка лежала на кровати. В серых сумерках белел ее платочек, прикрывающий реденькие волосы.

– Света! – ласково позвала баба Маруся.

Внучка, не зажигая света, прошла и села на край ее кровати. Девочка была рада, что не видно лиц. Прощения просить она не умела. Да и не знала, за что. А полумгла как бы смягчала разногласия между внучкой и бабушкой.

– Дитенок ты, бедный! – обняв Свету, пожалела баба Маруся. – Задурили вам в школе головы!

«Ничего не задурили!» – хотела принципиально возразить внучка, но подумала, что тогда они с бабушкой опять поссорятся.

– Светочка, ты же крещеная! А в церкву не ходишь! – упрекнула верующая женщина.

– Баба, я же пионерка!

– Ладно, ладно! – сдалась бабушка. – А Павлика покрестить надо! Может, болеть меньше будет… Светка, я ж так тебя люблю! Больше всех на свете, – сказала она и поцеловала внучку.

– И я тебя люблю! – с жаром откликнулась, обнимая бабушку, Света.

И они потом вместе жарили пирожки с картошкой и пели песни про «Галю молодую». Бабушка убрала иконку в чемодан, бережно завернув ее в белую салфетку. И рассказывала внучке, как все было до революции. И баба Маруся со Светкой любили друг друга больше всех на свете.

…Весна погнала бабушку домой. Ромашкиным не хотелось ее отпускать.

– Мама, ну поживи до отпуска Сергея, – обижалась Светкина мать. – Ну что, тебе у нас плохо?

– Валька, ну я ж тебе и так подмогнула! – отвечала баба Маруся. – Ну, хозяйство ж у меня – огород. И с поросями некому!

– Тебе поросята дороже родных внуков!

– Так, а Пашка с Сашкой, кто? – удивилась бабушка.

Светка тоже ужасно не хотела, чтобы уезжал любимый человек. Но ей не нравилось, что мама, пытаясь удержать бабушку, обижает ее.

– Ну, пусть едет, мам! – заступилась внучка. – Как-нибудь управимся мы с нашим Павликом без бабушки!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.