Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Короткие истории из жизни Светочки Ромашкиной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

История двадцать первая,

Роман

Роман. Так его звали. Ромка Карташов. Ярко-синие глаза, вишневые губы и румянец во всю щеку на смуглом лице. Он был невысокого роста, но «ладно скроен, крепко сшит». Ромка учился в 10 «Б» и играл в школьном ВИА. Светка влюбилась в него в конце марта. Когда же еще влюбляться, как не весной, когда голова кружится от воздуха, остро пахнущего талым снегом, птицы щебечут, как оголтелые, и все чувства высвобождаются из кокона зимней спячки, расправляя смятые крылышки, как новорожденная бабочка-крапивница? Девочка усматривала добрый знак в имени своего кумира. Он – Рома, и она – «Рома».

Но напрасно Ромашкина искала тайные указания на взаимность. Влюбляться в мальчиков из школьного ВИА считалось хорошим тоном. И уж если не все, то, наверняка, половина девчонок школы, начиная с 5 классов, была влюблена в этих парней. Еще бы! Как было не влюбиться, когда на дискотеках мальчики из ИХ школы неокрепшими голосами начинали петь «Венера, ты меня очаровала»! Каждая девочка сразу же представляла себя Венерой в объятьях «звезды» школьной эстрады. Фанатки «Школьных дворов» были готовы визжать, рвать на себе волосы и терять сознание на дискотеках, как их западные ровесницы на концертах «Биттлз». Но их останавливала гордость советских девушек.

Ромке, Олегу и Сашке, впрочем, не нужны были эти издержки демократичного поведения поклонниц британского квартета. Нашим парням достаточно было видеть горящие девичьи глаза под челками ниже бровей, чтобы понять, насколько они популярны.

Олег Красильников, осознав свою власть над противоположным полом, думал даже, что теперь ему и учиться необязательно. Зачем? Ведь стоит ему обаятельно улыбнуться какой-нибудь важной тетке, и высокооплачиваемая необременительная работа у него в кармане! Какая? Олег еще не придумал. Учителя, правда, постоянно опровергали теорию Красильникова. Они упорно не хотели прощать парню невыученных теорем и ненаписанных сочинений. Но «учителя» – вообще, особая категория людей, думающая только о педагогических принципах. А эмоции и чувства мешают воспитательному процессу. Эти мысли каждый раз возникали в голове Олега после очередной «двойки» или «тройки».

Исключением в педагогическом коллективе была завуч по внеклассной работе. Стройная голубоглазая Лариса Васильевна таяла от белозубой улыбки Олега. Обнаружив пробел в его знаниях по английскому языку после побед ВИА в городских смотрах и конкурсах, молодая женщина ворковала:

– Придется, Красильников, позаниматься с тобой инди-ви-дуа-ально!

И всегда держала слово. Английский язык парень знал на твердую «четыре».

А после дополнительного занятия они с учительницей слушали любимые рок-группы Олега и вместе переводили тексты. Вернее, переводила Лариса Васильевна, а ученик поражался ее способностям. Напрягаться в стремлении достичь таких же результатов Красильников не собирался. Просто восхищался Ларисой.

Ромка не был столь романтично-наивным, как его товарищ. А, может, больше прислушивался к родителям. И хотя увлечение музыкой и девушками отнимало у него немало времени, юноша старался учиться. По крайней мере, не хуже, чем на «четверку» по основным предметам.

Отличница Ромашкина теперь тоже училась на «четыре». Чувства ее, конечно, были неразделенными. Но Светке казалось, что она живет в каком-то сне. Когда девочка видела объект своей нежной страсти, бабочка в ее груди ликующе взмахивала пестрыми крыльями. Пределом желаний было просто попасть в поле зрения Романа. Один только взгляд невозможно синих глаз – и можно провести весь вечер, упиваясь нектаром сладких мечтаний.

Наташка, которой Светка через месяц душевных смятений по секрету поведала о своей любви, предложила подкинуть Ромке письмо с признанием.

– Ты – дура? – испугалась влюбленная девочка. – А вдруг он смеяться будет?!

– А ты не подписывайся! – нелогично посоветовала подруга.

– Тогда писать зачем? – удивилась Ромашкина.

– Ну, пусть Карта сам догадается! А вдруг он тебя тоже любит?

– А если не любит?!

– Скажешь: «Ничего я не писала!» И все! А через два месяца у них выпускной, вы, может, и не увидитесь потом. Никаких последствий!

Посомневавшись, Ромашкина согласилась с Наташкиными доводами. Светкина бабочка трепетала, когда она писала: «Дорогой Ромочка! Я тебя очень-очень люблю!» Дальше шла книжная чушь. Причудливое сплетение любовных признаний разных литературных героинь. Заканчивалось сочинение пушкинскими стихами «Что в имени тебе моем?». В качестве оправдания анонимности. Девочка зачем-то изменяла почерк, записывая свое романтическое послание. Ознакомившись с письмом, Наташка сказала восхищенно:

– Здорово! Прочитает – точно влюбится! Я ему завтра записку подложу на большой перемене. Пацаны в это время в актовый зал репетнуть убегают!

На следующий день на большой перемене подруги с сильно бьющимися сердцами направились к кабинету математики, чтобы осуществить задуманное. Почти весь 10 «Б» покинул душный кабинет. Кто «морил червячка» в столовой, кто дышал свежестью весеннего дня на школьном крыльце, а кто тайком дышал сигаретным дымом за углом школы. В кабинете оставались две Ленки: Васильева и Кольцова. Наташка со Светкой, посовещавшись, разделились. Малинина спряталась за дверью, а Ромашкина, волнуясь, позвала старшеклассниц:

– Девочки! Можно вас на минутку! По срочному делу!

Те с неохотой подошли к Светке:

– Ну, чего? Говори быстрей! Мы к контрольной готовимся!

– Понимаете, вы учитесь последний год. Мы проводим опрос десятиклассников для школьной стенгазеты. Может, к окну отойдем? Скажите, жалеете ли вы о том, что приходится расставаться со школой?

Лица Леночек погрустнели. Стоя в коридоре у окна, они подбирали слова, выражающие их чувства по отношению к педагогам и одноклассникам. Светка видела, как Наташка прошмыгнула в класс и сунула ее письмо под Ромкин дневник. Ромашкиной было стыдно обманывать девчонок. Она мысленно поклялась стенгазету выпустить.

– Спасибо! Извините, что помешала! – смущенно сказала девочка и побежала за подружкой.

Через пять шагов сердце ее замерло. Светка увидела неразлучную троицу, возвращающуюся в свой класс. Ромашкина с пылающими щеками бросилась к лестничному пролету…

Последним контрольную по алгебре сдал Олег. Он обаятельно улыбался, заглядывая зелеными глазами в черные глаза хорошенькой Наталье Ивановне.

– И не пытайся меня очаровать, Красильников! – едва сдерживая улыбку, кокетливо повела узким плечиком математичка. – Что заработал, то и получишь!

– Ну, Натали!.. – сладко прошептал юноша, прижимая к груди руку молодой учительницы.

Ромка хмыкнул.

– Ивановна, – прозаично закончил Олег, почувствовав холод во взгляде обольщаемой женщины.

– Свободен, Красильников! – строго сказала Наталья Ивановна и вышла из кабинета с пачкой контрольных работ 10 «Б».

Ребята стали собирать школьные принадлежности. У Романа из-под дневника выпал свернутый вчетверо листок.

– Ого! Опять записка от девчонки? И почему они тебе все время пишут? Я тоже красивый! И в отличие от некоторых ростом вышел, – высказался Красильников.

– Может, я не такой наглый? – предположил Ромка. – Сашка еще больше ростом вышел, а не завидует друзьям!

Сашка Лапин смущенно провел пятерней по светлым кудрявым волосам и улыбнулся. На румяных щеках появились ямочки. У здоровяка Лапина была кличка «Муромец» из-за сходства с былинным героем.

– Чего завидовать? У меня Светка есть! – добродушно произнес он.

– Ах, я – наглый?! Ну-ка, почитаем! – Олег развернул послание, вырванное из Ромкиных рук. – Клево! Такого тебе еще точно никто не писал! Классно кто-то прибалдел!

– Чего ржешь, как жеребец деревенский?! – разозлился Карташов, читая письмо. – Надо подумать, кто написал! Узнаю – большую обижелку устрою!

– Чего думать! Это Генка Кузнецов из 9 «А»! – включился в разговор Сашка. – Ты у него Ленку отбил? Он тебе отомстить обещал…

– Кузнецов до такого не додумается! Он же тупой! – не поверил Роман. – Ему бы кулаками помахать!

– Я ему помашу! – угрожающе пообещал Муромец и сжал свой кулак. Лапин вполне мог называться «ударником», имея такой кулак. Даже не входя в состав ВИА.

– Да точно Кузнец! – подтвердил Олег. – Сам он такое вряд ли бы состряпал – сестру попросил! Кстати, одноклассница ее возле нашего кабинета крутилась, а нас увидела, понеслась, как угорелая! С Алкой вместе сочинили по Генкиной просьбе, а потом эта белобрысая подкинула! Точно!

– Ну, парни, молчок пока! Генку не трогать! – скомандовал Ромка. – С мелкотой я сам разберусь. Красный, ты мне ее покажи.

На следующий день Карташов с Красильниковым на перемене нашли 6 «А» в кабинете географии.

– Ой, девочки, «Школьные дворы»! На кого это они смотрят? – шушукались шестиклассницы.

– Ну, уж точно не на тебя! – фыркнула Орешкина в адрес не отличавшейся красотой Надьки Кацубы. Ольга, глядя на парней, поправила черные локоны и выставила стройную ножку в лакированной туфельке.

Светка была уверена, что Ромка с Олегом смотрят на нее. Может, Роман привел друга, чтобы ему показать свою возлюбленную? Девчонка вперила взгляд в учебник географии, не узнавая даже буквы в тексте.

После уроков Ромашкина задержалась по просьбе классного руководителя Семена Григорьевича, чтобы ознакомиться с успеваемостью класса. Ромка ждал ее возле школьного крыльца. Бабочка-крапивница отчаянно забилась в Светкиной груди, когда девчонка увидела предмет своих воздыханий сквозь стеклянную дверь. Ромашкина замерла и отдышалась. «Да, может, он Олега с Сашкой ждет», – пришла в голову успокоительная мысль.

Но когда Светка вышла на крыльцо, Роман направился прямо к ней. «Бежать! Куда?!» – заметалась в голове паническая мысль. «Скажу, что ничего не писала!» – вспомнила Ромашкина и шагнула навстречу судьбе.

– Ты – Света Ромашкина? – строго поинтересовался Карташов.

– Да, – сказала девочка, понимая, что ответных признаний в любви не последует.

– Алка Кузнецова – твоя подружка? – продолжил допрос Ромка.

– Нет! – удивилась Светка.

– Как «нет»? – возбужденно спрашивал парень. – А это кто написал? С Алкой вместе сочиняли? А Генка помогал?

Он тряс Светкиным письмом перед ее лицом.

– Почему Алка? Какой Генка? – испуганно моргала, ничего не понимая, Ромашкина.

– Сейчас поймешь! – разозлился Карташов. Он схватил девчонку за шиворот.

И Светка поняла, что сейчас Роман поколотит ее, и она возненавидит его на всю оставшуюся жизнь. Девочке стало невыносимо жалко своей любви с прекрасными хрупкими крылышками. «И зачем я только эту дуру Наташку послушалась? Любила бы его себе потихоньку», – думала несчастная Ромашкина, обливаясь потоками слез.

Обескураженный парень отпустил Светку.

– Ты что? – спрашивал он, заглядывая ей в глаза. – Я же тебе ничего не сделал! Ну, прости! Ты испугалась?

Девочка затрясла головой.

– Ты что, правда, влюбилась?! – осенило Ромку.

Светка перестала плакать и молча стояла, глядя себе под ноги. Лицо влюбленной распухло от слез.

– Ну, дела! Пойдем-ка, умоемся! – Юноша обнял ее за плечи и повел в школьный туалет.

– Что стряслось-то? – переполошилась техничка тетя Маша, заметив парочку в дверях.

– Поскользнулась, упала! – пояснил Карташов.

«Очнулась, гипс!» – мысленно продолжила Ромашкина.

– Вот Ромка – молодец! – похвалила тетя Маша. – Заботливый муж кому-то достанется!

Тот, чувствуя себя виноватым, фальшиво улыбнулся.

– Давай до дома тебя провожу! – предложил Светкин любимый, когда она умылась холодной водой.

Девочка без лишних слов пошла рядом.

– Ты, наверно, много читаешь? – с любопытством глядя на маленькую Светку, спросил Роман.

Та кивнула, не поднимая головы.

– И сочинения хорошо пишешь?

– «Пять-пять»! – гордо ответила бывшая отличница.

– Здорово! – похвалил Карташов. – Свет, а ты не знала, что у меня девчонка есть?

Ромашкина опять обреченно опустила взгляд.

– Лену Васильеву знаешь из нашего класса? Ну, она волосы всегда в косу заплетает, – напомнил Ромка.

Светка вспомнила фигуристую Ленку, мягкие черты ее лица, задумчивость серых глаз во время «опроса» и еще ниже опустила голову.

– Да ты не переживай! Я никому не расскажу про твою записку, – успокоил девочку юноша и пальцем поднял ее нос кверху. – Пока!

Светка верила, что теперь будет любить Ромку вечно. Потому что он не только красивый и талантливый, но и благородный. Как Д Артаньян. Она проводила любимого восхищенным взглядом и поднялась к себе домой.

Что говорил Карташов друзьям, неизвестно, но негативных последствий для Светки не было. Напротив, с этого дня Роман со своей девушкой стали здороваться с шестиклассницей Ромашкиной. Сочувственно, как с тяжелобольной.

Первая ученица 6 «А» осталась первой. За год у нее по всем предметам вышли «пятерки».

В конце июня был выпускной у десятых классов. Поздно вечером Светка с Наташкой, пользуясь тем, что родители отмечают дяди Петино повышение по службе, сбежали взглянуть одним глазком на предмет Светкиного обожания. В темном коридоре у открытой двери актового зала торчала Алка Кузнецова. В качестве тайного агента. Девчонки затаились рядом. Гремела музыка. Пьяный Ромка в белой рубашке по-модному ритмично раздвигал и сдвигал стопы, невпопад взмахивая левой рукой. Справа под руку его держала смеющаяся Лариса Васильевна.

– На кого ты все смотришь? – заинтересовалась Алка.

– На Карту? – догадалась она, перехватив Светкин взгляд. – Да, красавчик! Ленку Васильеву отбил у нашего Генки, знаешь?

Светка кивнула.

– В летное собирается поступать. Поступит! Он – упорный!

Ромашкина представила своего «красавчика» в форме летчика и вообще чуть не умерла от любви.

А впереди было лето и вся жизнь без ежедневных Ромкиных «Здрасьте», без его синих немного печальных взглядов и песен под гитару на дискотеках.

Бабочка сникла и обреченно опустила крылья.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.