Журнал Огни Кузбасса
 

Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ОАО "Кемсоцинбанк"
и издательства «Кузбассвузиздат»
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Короткие истории из жизни Светочки Ромашкиной (повесть)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

История двадцать третья,

танцы и новые симпатии

Наташка со Светкой продолжали заниматься в кружке народных танцев в местном клубе. А Ленку тетя Рая два раза в неделю возила с пересадкой на двух автобусах в городской ансамбль народных танцев. Тете Рае было не жалко своего свободного времени для Ленкиных перспектив. Ансамбль назывался «Калинка». По аналогии с всемирно известной «Березкой». «Калинка» участвовала в областных и республиканских смотрах и конкурсах детских танцевальных коллективов. И даже занимала призовые места.

Сестры Овечкины вытянулись и, не прекращая, обижались на Галину Николаевну за отсутствие сольных номеров для них. Пока не бросили танцы.

Наташка и Светка тоже сольно не выступали. Но как-то мирились с этим обстоятельством. На концерте, посвященном 8 Марта, подруги должны были танцевать гопака вместе с другими девчонками. Движения были отработанными на многочисленных репетициях и выступлениях на сцене школы и клуба. Ромашкина с Малининой озорно летали по танцклассу, вытягивая ножку и красиво открывая и закрывая руки. Руководительница кружка бросала в их сторону одобрительные взгляды. Вдруг Светка, не успев ничего сообразить, во весь рост растянулась на полу. Наташка помогла ей встать. Оказалось, сломался каблук у правой туфли. Прихрамывающую девочку Галина Николаевна отпустила домой, наказав к завтрашнему дню подлечить ногу и починить обувь. Дома мама туго перебинтовала Светке голеностопный сустав, и та отправилась в пункт ремонта обуви.

Обувь на поселке чинил молодой армянин, осевший в Сибири по семейным обстоятельствам. Он женился на русской. Девушка Вера отказалась поехать с любимым в Армению. Солнцу, пирамидальным тополям и цитрусовым она предпочла ежедневное общение с однокурсницами и сестрой. Невзирая на сорокаградусные морозы зимой и вероятность остаться вдовой из-за неприспособленности мужа к этим морозам. Такую вероятность, впрочем, она не учитывала. Армен тоже был оптимистом. Пессимисткой была его мама. Но молодожены маму Армена тоже не учитывали. Как раз в силу их молодости.

У мужчины сейчас был медовый месяц. Никто и ничто в жизни не могло омрачить его солнечно-весеннего настроения.

– Здравствуйте! – вежливо обратилась Светка сквозь закрытое окошко к обувщику.

– Привет! Как деля? – обрадовался худощавый низкорослый Армен, не открывая окошка.

– Я обувь принесла, – немного помолчав, продолжила девочка.

– Малядец! – со счастливой улыбкой, не отрываясь от работы, одобрил

молодожен.

Ромашкина недоуменно посмотрела на закрытое окошко и уточнила:

– У вас заказов много?

– Хватит! – весело сверкая черными глазами, сообщил мужчина.

–Значит, туфли мои не возьмете, – сделала вывод Светка.

– Пачему, миляя? – жизнерадостно удивился Армен.

– Так вы окошко откройте! – предложила заказчица.

– А-а! – вспомнил обувщик. – Через дверь заходи!

Он, наконец, поднял нос, похожий на клюв хищной птицы, от починяемой обуви. «Орель, – вспомнила Ромашкина анекдот. – Только много болель».

– Завтра будет готово? – поинтересовалась Светка, отдавая туфли.

– Будет, будет! – с готовностью пообещал мастер.

На следующий день девочка пришла в пункт ремонта обуви. У Армена на стульях, ссутулившись, сидели носатые родственники в черных пальто. Хищными взглядами исподлобья они наблюдали за белокурой полненькой женщиной, пришедшей забрать демисезонные сапоги. Они напомнили Светке грифов из московского зоопарка. Вдохновленная вниманием мужчин блондинка удалилась, гордо прижав к груди отремонтированную обувь. Как будто это были не сапоги, а статуэтка Оскара. Светка попросила мастера выдать ее обувь. Армен со счастливым лицом предлагал девочке на выбор черные туфли разных моделей и размеров. Ромашкина привередничала и не соглашалась ни на какую обувь кроме своей. Светкины туфли отремонтированы не были.

– Вы же обещали! – пристыдила девочка.

– Извини, миляя! Заказов много! – не пристыдился обувщик.

– Завтра приходи! – радостно предложил он.

Но и назавтра туфли не были готовы. Танцевать Светке было не в чем. Поскольку у Ромашкиной еще болела нога, то обстоятельство это не очень ее расстроило. Расстроило это Галину Николаевну, которой срочно пришлось искать Светке замену.

В день выступления Ромашкина с Долговой заняли хорошие места в зале родного клуба.

– Света, привет! У вас тут не занято? – услышала девочка рядом голос Толика.

– Не занято. Тоже концерт пришел посмотреть? – обрадовано спросила Света.

– Надька с Ленкой Петровой пригласили, – небрежно отозвался мальчик.

– Не знала, Толя, что ты тоже танцами интересуешься! А Ваську пригласили? – на всякий случай поинтересовалась Ромашкина.

– Пригласили, – откликнулся Толик. – Но ему, как всегда, некогда. Слышала, Свет, дядя Володя Прошин на Севера уехал, деньгу зашибать.

– Да, мама говорила.

Ирка, не вступая в разговор, угостила одноклассников шоколадными конфетами. Те хором поблагодарили и засмеялись.

– А знаешь, что Алешка с Нинкой Парамоновой дружит? – шурша фольгой от «Красной шапочки», спросил мальчик.

– Да ну?! Алешка такой красивый, а Нинка – серая мышка, к тому же зануда редкая. Вся в мать!

– Ну, зануда не зануда, а в Лешку втюрилась, будь здоров!

– Ты откуда знаешь?

Толик глазами показал на пробирающуюся к их ряду парочку. Нинкины серые невыразительные глазки, чуть подкрашенные черной тушью, сияли. Алексей покровительственно держал руку на ее плече. Светка поразилась Нинкиному преображению. На Парамоновой были цветастое крепдешиновое платье, цепочка, сережки, кудряшки и косметика Веры Степановны. А главное, девчонка светилась изнутри волшебным светом. Светом ее любви к Алешке. Нинка, как будто была елкой, которую перед праздником «Взяли из лесу домой». Ее украсили и зажгли гирлянду. Только гирлянду протянули не на елочных ветвях, а внутри ствола.

– У вас не занято? – пропела Парамонова счастливым голосом.

– Нет, не занято, садитесь! – пригласил Толик.

Алешка левой рукой пожал руку другу детства, тепло улыбнулся бывшей подруге, поинтересовавшись ее делами. Светка ответила, что нормально. Ирка Долгова передала Алешке с Нинкой две конфеты «Мишка косолапый». Нинка кивнула одноклассникам и забыла об их существовании. Она разговаривала только с Алексеем и смотрела только на него. Кажется, девочка не понимала даже, где она и кто сидит по левую руку от нее. И чем ее угостили. Начался концерт. На сцене клуба жители поселка поздравляли женщин, пели, читали стихи, в гопаке проскакали девчонки из танцевального кружка, Лидия Михайловна запела про «Оренбургский пуховый платок»… А Нинка смотрела только на любимого. Алешка показал рукой на выступающих.

В это время на сцену опять вышли танцовщицы с номером «Морячка». Солировала Надька Кацуба. На заднем плане Наташка Малинина старательно вскидывала ноги и встряхивала челкой, как норовистая лошадка. Светка подумала, что она, наверное, тоже излишне обнаруживает свое старание в танце. Надькины же движения отличались плавностью и законченностью. Ее белая рубашка с матросским воротником самостоятельно расстегивалась на вспухшей за последние полгода девичьей груди. Надькины щеки розовели из-за этого обстоятельства. И еще оттого, что девчонка стеснялась солировать. Она опускала глаза со светлыми ресницами долу. И от этого сочетания женственности и детской стеснительности веяло таким очарованием, что все в зале невольно залюбовались Надюшкой. Светка повернула голову к Толику. Тот сидел, открыв рот, не узнавая одноклассницу. Он даже моргать забывал.

Надевая верхнюю одежду после концерта, Светка с Наташкой видели, как заботливо поправляет Алешке кроличью ушанку Нинка. У Парамоновой на ее пепельные кудряшки была натянута новая шапка с отворотом из белого мохера, связанная английской резинкой. Толик подавал Надьке малиновое пальто, глядя на нее восхищенными глазами. Петрова ревниво смотрела в их сторону.

– Пошли? – сказала Ирка Долгова, засовывая в карманы пальто Светке и Наташке по конфете.

Они втроем шли по мягкому снегу. В лица дул влажный ветер, пригоняющий летящую на плотных облаках весну. Светка вспомнила про Ромку. «Как он там, интересно, в своем летном училище?» – подумала она.

– Весной пахнет! – вслух сказала Ромашкина.

– После праздника придешь на занятие? Нога не болит? – спросила Наташка.

– Болит немножко. Приду, Армен туфли починил, – ответила подруга. – Будем танцевать!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.