Журнал Огни Кузбасса
 

Валентинов день (повесть)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Чуть не добавив – и тебя бы там с удовольствием вздернула!

В трубке вздохнули. Я покосилась – Денис не очень успешно делал вид, что смотрит телевизор. Мой бывший, видимо, вспомнил, что он – интеллигентный человек, и сказал тоном ниже:

– Звонил тебе на работу. У тебя что, дела пошли? Опять, наверное, без таблеток загибаешься? Ты же безалаберная, даже о себе позаботиться не в состоянии…

Я прервала очередную его лекцию о моей жизненной несостоятельности:

– Мне Денис принес.

– Та-ак, – сказал он через паузу – с удовлетворением. – А ты всегда уверяла, что он только твой друг. И что, все твои друзья знают, когда у тебя начинается менструация? Он сейчас у тебя? Поди, еще и животик гладит?

Я отвела трубку от уха, взглянула на нее, как на ядовитую гадину, и от полноты чувств так шарахнула ею по бедному телефону, что тот только жалобно вякнул. Денис перестал притворяться мебелью.

– Мне он никогда не нравился! – заявил агрессивно.

Я злобно глянула на него: этот еще!..

– Ты что, знал, что мы разбежались?

– На этой неделе сказали. И скатертью дорога.

– И тебе тоже! – огрызнулась я.

– И мне, – мирно согласился Денис.

Я подумала, озадачилась и спросила:

– А, правда, откуда ты… – я помотала в воздухе рукой, не в силах закончить, но Денис понял без перевода.

– Если девушка, которую я много лет знаю, регулярно, из месяца в месяц сваливается «с головной болью»… Ну очень трудно догадаться!

– Ладно-ладно, заткнись! – пробормотала я.

Денис поглядел в телевизор, спросил отвлеченно:

– А ты заметила, что мы с тобой впервые одновременно остались без партнеров?

– И что? – без интереса осведомилась я.

Денис поднял рюмку. Сказал торжественно:

– Это судьба!

– Сейчас эта судьба отдерет свою задницу от моего кресла и…

– Понял-понял! Посуду можно помыть, нет? Расслабься. Вон телик посмотри.

С нашим телевидением расслабишься. В новостях только и узнаешь, где что взрывают, где кого убили, где что прорвалось и замерзло. Я переключила канал. "Труп, расчлененный на несколько частей и завернутый в клеенку…" Щелк. "Жертвы недавнего землетрясения остались без крова и пищи…" Щелк. "Однажды я убил маленькую девочку и носил ее голову, как шляпу…" Аут. Я сдалась и выключила телевизор. Денис мурлыкал на кухне – довольно музыкально. Я закрыла глаза…

…М-м-м, каждое утро бы такие запахи – и я бы терпимее относилась к жизни. Я открыла глаза и сонно улыбнулась стоящему рядом мужчине.

– Привет, соня! – сказал он негромко. – Кофе будешь?

Я зажмурилась и вновь распахнула глаза. Денис никуда не делся – стоял передо мной в спортивной майке и широких мягких штанах – и, улыбаясь, разглядывал мою недоуменную физиономию.

– Дин? – я резко села, оглядываясь. Ну, конечно, как я вчера уснула на диване…

– Не стал тебя будить, – закончил мою мысль Денис и показал пальцем за спину. – Ночевал, сирота-сиротой, в спальне. Уже двенадцать. Я честно порхал на цыпочках. Тебе кофе в постель?

– В чашку! – буркнула я, все еще пытаясь проснуться. Обвинила спину уходящего Дениса. – Ты меня споил! Подсыпал снотворное!

– Скажи спасибо, что не мышьяка! – отозвался тот с кухни.

– Спасибо, – пробормотала я, спуская ноги с дивана. – Хотя тогда бы уже все было кончено…

Я долго мокла под душем, внушая организму, что он вполне отдохнул и выспался после суматошной рабочей недели. Организм верил слабо. Зевая, я прибрела на кухню. Бодрый до отвращения Денис поставил передо мной тарелку с горкой золотистых гренок. Налил громадную чашку крепчайшего кофе. Я с неприязнью посмотрела, как он с аппетитом расправляется со своим завтраком и, глотнув кофе, закрыла глаза. "Подымите мне веки…" Денис что-то сказал. Я посмотрела на него сквозь ресницы.

– У?

Денис глядел с интересом.

– Если не будить, можешь и сутки проспать?

– И двое.

– Классно выглядишь.

– Ага…

Я вздохнула – женщина должна выходить к завтраку накрашенной, ухоженной, уложенной, свеженькой и бодренькой, как бывшая "Пионерская зорька"…

Зазвенел дверной звонок. Мы оба подпрыгнули. Денис прекратил жевать и стал похож на хомяка с одной набитой щекой. Все мои родственники, друзья и знакомые твердо знают, что не стоит приходить ко мне в выходной раньше двух часов дня. Если ты не самоубийца, конечно. Мы подумали об одном и том же, потому что Денис, вновь энергично заработав челюстями, объяснил:

– За галстуком.

Я сорвалась с места:

– Если это он – убью. Его убью и тебя убью. И себя убью!

Я гремела замками. Значит, пришел убедиться, да? Ну, я тебе сейчас все доказательства представлю… Я распахнула дверь и с разбегу рявкнула:

– Что?!

Прямо в лицо своей подружке Соньке.

Та от неожиданности отпрыгнула.

– Ой! Привет, Оль!

– Привет! – в той же тональности машинально продолжила я, окидывая подозрительным взглядом лестничную площадку – не притаился ли где в засаде мой бывший.

– Я тебя, наверное, разбудила? – осторожно предположила Соня. – Я думала, уже первый час…

– Ладно, – сказала я, успокаиваясь. – Заходи.

– Я звонила, но у тебя все время занято…

Я покосилась на валявшийся у дивана телефон.

– Похоже, он после вчерашнего немного… не работает. Поди, уговаривать пришла? – подозрительно спросила я, видя, как подруга мнется. – Даже не вздумай!

– У Алены все-таки юбилей, – осторожно начала Сонька, – она же расстроится…

Она глянула за мое плечо и замерла. Ее глаза и рот изобразили три вопросительных "о?" Нет, скорее даже: "О?!"

– Малыш, а где у нас… – услышала я. И, обернувшись, тоже уронила челюсть. За считанные секунды этот подлец успел скинуть с себя одежду и теперь стоял в одном полотенце, обмотанном вокруг бедер – волосы влажные, в руках бритва…

– О! – сказал и он, увидев перед собой Соню вместо предполагаемого Валеры. Я захлопнула челюсть, оглядела его с ног до головы зловещейшим взглядом. Это привело его в чувство – как бы слегка смутившись, Денис затянул полотенце потуже и послал Соньке свою знаменитую улыбочку, которая всегда меня бесила, но действовала убийственно на других дам самого разного возраста.

– Ох, простите, я и не слышал, что кто-то пришел, – сказал он, окидывая мою подругу томным длинным взглядом.

– Это вы меня извините, – пробормотала Соня, не сводя с него зачарованных глаз. – Я не хотела… я хотела…

Я решительно прервала классическую сцену "удав-кролик".

– Мне, правда, жалко, но я никуда не пойду, Сонь. Ты ж сама понимаешь…

Прихожая у меня маленькая, и Денису не было даже нужды шагать – он просто переменил положение – и по-хозяйски обнял меня за плечи. Проворковал мне в ухо:

– И куда это мы не идем?

Так как он по-прежнему смотрел на Соню, та послушно выпалила:

– У наших друзей сегодня юбилей, и Олю и Валеру… их обоих давно пригласили, а теперь… ну вы понимаете… а Валера там будет с Лариской, и Оля… нет, Олечка, я тебя понимаю, я бы тоже… но может, все-таки… А?

Все это она выдала, не сводя глаз с голого Дениса. Денис великодушно кивнул ей, словно что-то понял, и заглянул мне в глаза своим "удавьим" взглядом.

– Значит, все там будут?

– Все! – пискнула Сонька.

– А почему МЫ тогда там не будем? – осведомился Денис.

Я потеряла дар речи.

– Ой, как хорошо! – захлопала Сонька в ладоши. – Так я скажу Алене…

– Со-ня, – слабо позвала я. Не оборачиваясь, подружка махнула рукой:

– Я сама-сама открою! Ну, мы ждем вас в четыре, да?

– Обязательно будем! – заверил Денис. Сонька блеснула черными глазами, явно предвкушая цирк-алле в ресторане. Только афиши не хватает…

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.